Кюменлааксо-2015. I. Побережье Доброго Ветра

муниципалитеты Виролахти и Хамина, регион Кюменлааксо, Финляндия

Назад: Озерная Финляндия: Коттеджи, скульптуры и шхеры

Далее: Кюменлааксо-2015. II. Музей линии Салпа


Крайний юго-восточный регион Финляндии называется Кюменлааксо (Kymenlaakso), что по-фински значит «Долина Кюми». Это не самый большой регион страны, да и не самый важный; он даже не соответствует какой-либо исторической провинции — его территория была распределена между Уусимаа, Карелией и Тавастией. Современное население региона — 180 тыс., что тоже не слишком-то много.

И тем не менее, у Кюменлааксо, как я считаю, есть свой особенный и весьма обаятельный характер. За последний год я побывал довольно много где в Финляндии; до сих пор я не видел городов и других мест, которые мне бы совсем уж не понравились, но не могу отрицать, что здесь хватает скучноватых местечек (например, Миккели или Йоэнсуу). А вот в Кюменлааксо хочется возвращаться и возвращаться. И что самое лучшее — этот регион расположен у самой российской границы, так что сюда можно съездить и успеть довольно много увидеть за одни выходные.

Кюменлааксо состоит из трех городов (Котка, Хамина и Коувола) и нескольких сельских муниципалитетов. География — типичная для Южной Финляндии: изрезанный скалистый берег с многочисленными шхерными архипелагами, а дальше от берега — светлые сосновые леса. Кюменлааксо лежит совсем близко к Озерному краю Финляндии, но все же находится за его пределами, и в регионе нет крупных озер и лишь одна крупная река — собственно, Кюми, или Кюмийоки (Kymijoki). Кюми — одна из всего нескольких рек, текущих насквозь через гряду Салпаусселькя (Salpausselkä, фин. Гряда-засов), низкую, но сплошную гряду, отмечающую южную границу распространения ледника в ледниковом периоде; иными словами, эта гряда — конечная морена. Озеро Пяйянне (Päijänne), вторая крупнейшая озерная система Финляндии после Саймы, стекает через Кюми в Финский залив; однако само Пяйянне находится за пределами Кюменлааксо.

Кюменлааксо естественным образом делится на два субрегиона: Котка-Хамина — та часть, что тянется вдоль Финского залива, и Коувола — удаленная от берега. Субрегион Котка-Хамина, в частности, последнее время активно продвигает себя как «Побережье Доброго Ветра», под брэндом «Взморье 135°»; см. их русскоязычный туристический сайт. И хотя «Побережье Доброго Ветра» — не особо изобретательный слоган, он и правда очень идет этим местам, как я выяснил в ходе своей небольшой одиночной поездки в сентябре 2015, о которой я сейчас и поведаю.

Я поехал на выходные и посетил музей линии Салпа и город Хамина в первый день, затем переночевал в домике в кемпинге Питкятхиекат под Хаминой, и на второй день посмотрел Котку и ее морской музей «Велламо». Однако эта серия постов будет не совсем в хронологическом порядке — начну с тех моментов, которые не входят в остальные посты.

1. Если вы внимательно смотрели по сторонам на въезде в Финляндию через крупнейший погранпереход, Торфяновка/Ваалимаа (на Европейском маршруте E18, СПб — Хельсинки[ — Турку — Стокгольм — Осло]), вы могли обратить внимание на пару табличек с надписями Kymenlaakso и Virolahti. Муниципалитет Виролахти — первый муниципалитет Финляндии, который вы проезжаете по дороге в Хельсинки.

Виролахти — сельский муниципалитет, населением около 3.5 тыс. Название означает «эстонский залив»; Viro по-фински значит «Эстония». Деревни Виролахти выросли здесь, вдоль Королевского тракта, в Средние века, и кроме рыболовства и сельского хозяйства, традицинным занятием у местных была торговля с Эстонией через Финский залив. В шведском языке есть труднопереводимое слово bondeseglationen; оно более или менее означает морскую торговлю, которую вели в частном кустарном порядке обычные крестьяне, не купцы и т. п.; и этим самым «бундесэглатионен» (или как там правильно) виролахтинские крестьяне и занимались. Ширина Финского залива здесь составляет 120 км (по сути это самое широкое его место); по другую сторону напротив Виролахти находятся эстонские города Нарва и Силламяэ. Сам небольшой залив Виролахти, размерами порядка 10×3 км, хорошо виден на карте на фото. Восточный берег залива уже частично относится к российской территории.

Муниципалитеты Финляндии делятся на города (kaupunki, каупунки) и сельские муниципалитеты (kunta, кунта). Как правило, в сельских муниципалитетах выделяют центральную деревню (keskustaajama, кескустааяма) и церковную деревню (kirkonkylä, кирконкюля); на практике часто обе роли выполняет одна и та же деревня. Исторически церковные деревни играли большее значение; там располагалась главная приходская церковь. В Виролахти центральная деревня — это Виройоки (Virojoki), а церковная — так и называется Виролахден-Кирконкюля (Virolahden Kirkonkylä).

Деревню Виройоки мельком можно увидеть, проезжая по главной Национальной дороге 7 от российской границы к Хельсинки, хотя через несколько лет это изменится; к 2018 году достроят последнюю автомагистральную секцию Дороги 7, от Хамины до границы (32 км). В самой Виройоки я не останавливался, а сразу проехал до Виролахден-Кирконкюля, в нескольких километрах к югу.

2. А вот и Виролахтинская церковь. Деревянная, с большой деревянной же колокольней, построена в 1768 г. Когда я подъехал, заканчивалась какая-то служба — похоронная, наверное — много людей в черном выходили, грустного вида (хотя они ж финны, тут не поймешь). В саму церковь я не заходил (до сих пор часто стесняюсь), и по деревне тоже не гулял, а жаль — за церковью можно было найти самое старое здание Виролахти, маленькую каменную ризницу, построенную в 16 веке.

Дальше к юго-востоку от Виролахден-Кирконкюля располагается деревня Хурппу (Hurppu), где имел удовольствие отдыхать летом царь и государь Всея Россиюшки Николай II. Российские императоры вообще ценили Финляндию за тишину и спокойствие (которыми она собственно до сих пор и выделяется). Александр III, например, любил рыбачить в Котке, тоже в Кюменлааксо, и его рыбацкий домик до сих пор остается известной достопримечательностью. Ну а его сын, Николай II, предпочитал Виролахти, но он большую часть времени здесь проводил на своей паровой яхте «Штандартъ», и физических следов пребывания последнего российского императора здесь особых не осталось. Возможно, именно в честь Николая II в Хурппу собираются строить какой-то супер-роскошный отель. Инвестор-то, похоже, русский.

Еще одно место, связывающее Виролахти с российской историей — гранитные каменоломни в деревне Пютерлахти (Pyterlahti, также Пютерлакс, Pyterlax), между Виройоки и Виролахден-Кирконкюля. В этих каменоломнях добывали гранит для колонн величественного Исаакиевского собора, для Троицкого моста, для Александровской колонны, и для многих других достопримечательностей и рядовых зданий Санкт-Петербурга. Местный характерный зернистый сорт гранита зовут «рапакиви» (rapakivi, фин. рассыпчатый камень). Старые заросшие каменоломни до сих пор можно найти в лесах под Пютерлахти, а рядом с ними — современные карьеры.

3. Современная Национальная дорога 7 соединяет Виролахти и Хамину. Дорога идет в объезд большинства местных деревень (кроме Виройоки), и, хотя пока что это обыкновенная двухполосная дорога, она достаточно прямая, чтобы обгон и т. п. не составлял труда. Эта дорога, однако, была построена лишь в 1960-х, а до того единственной дорогой с запада на восток в этих местах был древний Королевский тракт.

Королевский тракт, или Kuninkaantie по-фински — одна из самых старых дорог Финляндии, известная со Средних веков. Изначально она соединяла Турку (Або) с Выборгом, проходя по пути через множество городков и деревень, в число которых со временем вошел Хельсинки — он моложе этой дороги (основан в 1550). Тракт продолжался за морем на запад — через Аландские о-ва в Стокгольм и Берген; а на востоке доходил до шведских крепостей Кексгольм и Ниеншанц, пока последнюю не разрушил и не заменил своим Петербургом Петр I.

Древний тракт можно очень приблизительно соотнести с современным маршрутом E18, на территории Финляндии включающим в себя Дороги 7 и 1, и Третье кольцо Хельсинки, но, конечно, за века траектория дороги изменялась много раз. Современный автомобильный маршрут почти на всем своем протяжении — автомагистраль; старые дороги 7 и 1 почти целиком сохранились под номерам 170 и 110, и так и идут параллельно автомагистралям. Но даже эти более старые дороги построены лишь в 1960-х, в годы массового строительства финской автодорожной сети. Дорога 170/7 в Хамине и Виролахти, в частности, построена в 1966 году; а до этого все ездили по Королевскому тракту, куда более узкому и извилистому. Участок Королевского тракта в Виролахти с тех пор переименован в Юхдюстие 3513 (Yhdystie, фин. Соединительная дорога). Это и есть дорога, которую вы видите на фото.

Длина Дороги 3513 — 35 км; это одна из самых длинных из финских музейных дорог (Museotie). Музейные дороги не всегда совпадают с туристическими маршрутами — это просто очень старые дороги, хорошо сохранившие свою историческую трассу. Музейность дороги не означает, что вдоль нее есть что посмотреть; вот и Дорога 3513, если не считать старых каменных верстовых столбов (начало 20 века вроде бы), выглядит довольно обыденно. В частности, она полностью асфальтирована — если вы ожидали увидеть какую-нибудь древнюю брусчатку, то вам не сюда. Единственное, что еще напоминает о древности дороги — ее узость и кривизна; ограничение скорости на ней 60 км/ч, и даже на такой скорости некоторые виражи малоприятны. Но движение, конечно, крайне низкое.

Современный туристический маршрут «Королевский тракт» продолжается за Дорогой 3513 дальше на запад, по отрезкам различных дорог различных эпох. Это, наверное, самый известный автомобильный туристический маршрут Финляндии. Карты всех туристических маршрутов можно посмотреть здесь, хотя я и не уверен, насколько этот источник официален.

4. Самая большая деревня вдоль музейной дороги называется Кламила (Klamila). Она находится на берегу моря, у небольшого залива, и ее гавань, хоть и небольшая, все же побольше, чем можно было бы ожидать. Это самый восточный финский порт, принимающий иностранные суда (не контейнеровозы конечно в смысле, а яхты там например какие-нибудь).

5. Столб с указателями в Кламиле показывает не на Москву/Токио/Париж/Лондон и другие мировые столицы, как обычно бывает у таких столбов, а на соседние деревни и другие примечательные места в окрестностях.

Säkkijärvi, Viipuri, Koivisto и Terijoki, например, — города, ныне принадлежащие России, и называющиеся сейчас Кондратьево (поселок, в честь полковника Петра Кондратьева, командира истребительного авиаполка, сражавшегося над Карельским перешейком в Зимнюю войну и Войну-Продолжение, и сбитого над ним в 1943 г.), Выборг, Приморск и Зеленогорск. В финском языке для всех этих мест продолжают использоваться старые названия. Venäjän Raja же значит — российская граница.

Из других упоминаемых мест стоит отметить Seiskari, Narvi (не путать с Нарвой-эстонским городом), Lavansaari, Tytärsaari, Suursaari и несколько других. Все это — довольно изолированные острова, разбросанные посредине Финского залива, вдалеке от берегов. Когда-то на них были финские деревни, но все эти острова после войны отошли Советскому Союзу (даже располагающеся значительно западнее сухопутной границы), и сейчас необитаемы, не считая погранзастав, маяков и военных объектов.

Лавансаари, в частности (сейчас называется Мощный) — место, где на протяжении большей части Великой Отечественной войны располагалась самая западная база Балтийского флота. Я хорошо это помню из романа «Секретный фарватер», одной из лучших, на мой взгляд, книг о той войне. Книга рассказывает об истории (вымышленного) современного «Летучего голландца», секретной немецкой подлодки, вполне обыкновенной самой по себе, но выполняющей задания особой важности и щекотливости — связанные с торговлей между нацистской Германией, и нейтральными и даже союзными нациями. В 1944 году командир советского торпедного катера, базирующегося на Лавансаари, и регулярно отправляемого на миссии, связанные с разведкой и постановкой мин в шхерных лабиринтах между Выборгским заливом и Виролахти, случайно натыкается на необычно хорошо защищенную и спрятанную гавань в этих шхерах; в книге упоминается остров Долгий Камень (Питкяпааси), что позволяет определить местонахождение этой гавани как архипелаг совсем близко на восток от залива Виролахти. Эта гавань и служит одной из баз подлодки-«Летучего голландца», и отсюда начинает распутываться ее след.

6. Так уж совпало, что финский дивизион торпедных катеров в войну базировался как раз именно здесь, в Кламиле. Об этом нам напоминает вот эта вот торпеда. Интересно, кстати, что в том же «Секретном фарватере» всех врагов зовут одним общим словом «фашисты», хотя, не считая команды «Летучего голландца», главный герой и его товарищи воевать-то, по сути, должны были как раз с финнами. Не считая эпизода со сбитым над морем финским истребителем (там как раз национальность пилота оказывается важна), даже сами слова «Финляндия» и «финны» практически нигде и никак не упоминаются.

7. Наряду с торпедой, здесь установлены две мины.

8. Небольшой залив к западу от гавани.

9. К юго-востоку от Хамины, недалеко от конца музейной дороги, есть вот такая вот вышка для наблюдения для птицами. Такие вышки, по-моему, в Финляндии встречаются довольно нередко. Как-то даже странно звучит, что кто-то (правительство, надо полагать) тратится на строительство деревянной вышки и довольно большой парковки рядом (парковка, думаю, по факту куда дороже обходится), просто чтобы могли какие-нибудь финны приехать и посмотреть на птичек.

Эта конкретная вышка находится уже в муниципалитете Хамина, но вообще-то наблюдениями за птицами славится именно Виролахти. Как я понял, в районе Виролахти останавливается необычно много перелетных птиц на пути с севера на юг, во второй половине мая. Там даже ежегодно проводят какие-то Дни Арктики, чтобы отметить это дело.

10. Кроме птиц, информационные щиты у вышки советуют обратить внимание на стрекоз. Я и правда увидел нескольких стрекозок, греющихся на солнце на деревянных перилах.

11. Вышка расположена у залива, отделяющего Хамину от Вилниеми, деревни, где, в частности, располагается кемпинг Питкятхиекат. Самая узкая часть залива называется Лауттасалми (Lauttasalmi, фин. Паромный пролив). По-видимому, на месте этого моста раньше была паромная переправа.

12. Вид с вышки. Я осмотрел окрестности в бинокль (который все время с собой в машине вожу, но очень редко вспоминаю им воспользоваться), и действительно увидел какую-то крупную хищного вида птицу на камне примерно в середине фото. Орел может какой, не знаю, в орнитологии я полный дуб. На фото, правда, птица не попала.

13. Я забронировал маленький домик в кемпинге Питкятхиекат (Pitkäthiekat), что обошлось мне в €40 за ночь. Это не самый маленький домик, где мне доводилось ночевать — внутри было четыре кровати, окно, микроволновка и маленький холодильник; в кемпинге Раухалахти в Куопио, например, всего этого не было. Хотя с туалетом и душем на улице жить, конечно, неудобно, я все равно люблю такие маленькие домики.

14. Кроме сидра, который я всегда обычно покупаю и пью в Финляндии (почему-то у них куда больше выбор сидра, чем в наших супермаркетах), я заметил какие-то «виролахтинские баранки» в супермакеркете Хамины, и, конечно, не мог не купить. Их действительно пекут в Виройоки. Обыкновенные баранки, без начинки, вкус — ОК.

15. Pitkäthiekat означает «Длинные пески», и кемпинг и впрямь вытянулся вдоль длинного песчаного пляжа на берегу Финского залива.

16. Виды на берегу в сумерках.

17.

18.

19.

20. Мои попытки ночной фотографии со штатива вышли неудачными. Ручной фокус на дешевом объективе Nikon 18-55 толком не работает.

21. Те же места наутро. Благодаря близости границы, на вид этак половина гостей была из России (судя по номерам машин). Но ближе к полуночи все, что я слышал — звуки финского караоке, доносящиеся из ресторана (здание справа), который был довольно близко от моего домика. Хорошо, что для меня не особо критичен шум, когда я сплю.

22.

23. Виден один из архипелагов близ берега Хамины.

24.

25. Караоке-ресторан утром. Засим я отбыл из этого кемпинга в Котку. А в следующем посте мы вернемся на день раньше, к моему посещению Музея линии Салпа в Миехиккяля.

Опубликовано: