Саламаярви (Salamajärvi) по-фински означает «озеро Молний», и нужно признать, что это весьма красивое название. Так называется один из 40 финских национальных парков, располагающийся на границе регионов Центральная Финляндия и Центральная Остроботния. Саламаярви лежит на Суоменсельке (Suomenselkä, фин. Финская гряда), водоразделе Финского и Ботнического заливов, лесистой, холмистой, болотистой, редконаселенной местности, своей растительностью и климатом заметно отличающейся от своего окружения (страница финской Википедии утверждает, что Суоменселькя иногда зовется «пальцем Лапландии»). Национальный парк располагается относительно далеко от крупных городов (Ювяскюля и Сейняйоки, наверное, самые ближние), а от меня до него почти ровно 200 км по дороге. Я побывал там дважды, в мае 2018 и в январе 2019, и в этот раз буду показывать фото из обоих поездок вперемешку.

Саламаярви также известен, как одно из мест, где обитают финские лесные северные олени. Эти звери, по-фински именуемые metsäpeura, являются отдельным подвидом обычного северного оленя; они немного побольше размером, потемнее цветом, предпочитают леса тундрам и сопкам, и являются дикими животными. Все обычные северные олени, которых можно легко увидеть в Лапландии в большом количестве, одомашнены; в Скандинавии дикие тундровые северные олени сохранились лишь местами в горах Западной Норвегии. В России и Канаде намного больше необитаемых диких территорий, и там до сих пор сохраняются огромные стада диких тундровых оленей. В Финляндии же они были полностью истреблены охотой, и metsäpeuroja почти что тоже были. Маленькая популяция в регионе Кайнуу (и соседней российской Беломорской Карелии) все же сохранилась, и в последние десятилетия популяцию также восстанавливают в некоторых районах Западной Финляндии, в особенности в Суоменсельке и в особенности в Саламаярви. Меры по сохранению оленей были весьма успешны, и олени чувствуют себя в этих местах хорошо, но общее их количество все же остается относительно невелико, и, в отличие от одомашненных лапландских оленей, которым все пофиг, эти олени не стремятся показываться на глаза. Так что лично я их в природе пока что не видел. Но на логотипе национального парка, на фото выше, нарисован именно такой олень. Еще на них можно посмотреть на прямой видеотрансляции прямой онлайн-трансляции, организованной WWF! Там они тоже нечасто показываются, но иногда все же показываются. Эта трансляция, однако, ведется не из Саламаярви, а из другого национального парка, Лауханвуори.

Ну а в Саламаярви есть довольно много вариантов однодневных походов и мест для привала. Через него также проходит многодневный пеший маршрут, именуемый Peuran polku — «Оленья тропа». Длина этой тропы — 77 км, а ее кольцевого варианта (Hirvaan kierros, «Оленье кольцо») —  58 км. Эти маршруты тоже целиком проходят по лесам Суоменсельки. Я, конечно, их не испытывал.

Более подробно про национальный парк Саламаярви можно почитать (по-английски) на официальном сайте nationalparks.fi.

Так что давайте посмотрим на прекрасные финские леса и болота. В этом посте будет много фото.

1. По пути на Саламаярви зимой. Был красивый морозный солнечный день, и хотя у нас на побережье в Ваасе было -9º, в Саламаярви, в 200 км вглубь страны, машина показывала уже -18º снаружи.

2. Машине такая погода не слишком понравилась, точнее, машине-то нормально, а вот ключам от нее — нет. Крышка бензобака на моей машине открывается ключом, и зимой она имеет обыкновение слегка примерзать. Ну, а в этот раз она примерзла сильней обычного, и до меня это дошло, только когда ключ попросту сломался. (Я не очень быстро соображаю.) Дело было на заправке, куда я заехал заправиться перед поездкой. К счастью, у меня был с собой запасной ключ (я вожу его с собой в мелком рюкзаке для путешествий и однодневных походов — чтобы, если я основной потеряю где-нибудь в лесах-горах, был бы запасной под рукой — и в этот раз у меня был с собой именно этот рюкзак). Если бы он был у меня не с собой, было бы веселее, а если б все это произошло еще на заправке не в Ваасе, а просто где-нибудь вдалеке на трассе — намного веселее. В конце концов мне удалось заставить крышку отмерзнуть, поливая ее горячим кофе из термоса. Тоже вряд ли полезно для замка и кузова, но по крайней мере удалось заправиться и продолжить поездку. Крышка, конечно, примерзла обратно хуже прежнего; спустя несколько дней я заставил оттаять ее снова, загнав машину на подземную парковку в течение рабочего дня, и на будущее купил жидкость для размораживания замков. Ну, приключение приключением, главное, что я смог продолжить.

3. Финская Национальная трасса 16, где-то между поселками Алаярви и Кююярви.

4. С крупных национальных трасс нужно свернуть на эту местную дорогу в деревне Мёттёнен (Möttönen). Состоянии дороги, как видите, по финским меркам очень так себе, хотя, конечно, ехать все равно можно нормально, серьезных ям нет. 10 км по этой дороге и еще 10 км по гравийным лесным дорогам.

5. И наконец-то национальный парк.

6. Здание на заднем плане предыдущего фото — «природная хижина» (luontotupa) Койрасалми (Koirasalmi). Зимой она закрыта. В мае я туда зашел; это что-то наподобие визит-центра в крупных национальных парках типа Коли или Паллас-Юллястунтури, только маленького. Там можно купить карты и другие припасы, а я выпил кофе. В январе же пришлось обойтись без кофе — хижина закрыта, а собственные запасы в основном ушли на оттаивание крышки бензобака.

7. Койрасалми, как называется хижина и стоянка у начала троп, означает «собачий пролив», и находится этот пролив у красивого Койраярви (Koirajärvi) — Собачьего озера. Любопытно, что собственно озеро Саламаярви, в честь которого называется национальный парк, расположено в дальней его части, и я его само не видел. Возможно, при создании национального парка просто решили, что «озеро Молний» — более красивое название, чем «Собачье озеро».

8. Койраярви в мае, примерно тот же вид. Это было самое начало мая, и лед еще не до конца растаял.

9.

10.

11. Навес-лааву в начале кольцевых троп. В мае я прошел более длинную тропу, Vaatimen kierros — «Кольцо оленихи», 18 км длиной. В январе я надеялся сделать то же самое, но, хотя в Койрасалми было несколько других машин и людей рядом с ними и на озере, по самим тропам никто не ходил уже много дней, и их почти полностью занесло снегом! Они были еще хорошо видимы, но, чтобы идти по ним, приходилось брести по снегу глубиной 15-20 см, что сложнее, чем кажется. Так что я сократил полный маршрут до 12 км — к счастью, сеть троп это позволяет. Хорошая новости была в том, что идти было достаточно тяжело, чтобы я совершенно не чувствовал холода.

В самом начале тропы я встретил двух женщин на снегоступах. Снегоступы, наверное, хорошо бы пригодились в этот раз (еще тропу периодически пересекали или шли параллельно следы лыж, тоже занесенные снегом); я уже думал о том, чтобы купить себе, но так пока и не купил, и, видимо, в эту зиму не куплю. Но надо бы. Они не слишком дорогие, и для того, чтобы в них ходить, вроде бы не нужно никаких особых навыков. С лыжами-то у меня все плохо. Так или иначе, женщины тоже не пошли по тропе, а сошли с нее на лед озера через несколько сот метров, и дальше тропа была нетронута.

12. Без снега начало тропы выглядит так.

13. Вдоль берега Койраярви.

14.

15. Здесь нам налево, хотя мы не идем ни к Сюсилампи, ни к вышке для наблюдения за птицами (lintutorni).

16. Зимний лес.

17. Тропа проходит через несколько довольно крупных болот. В мороз и солнце они выглядят невероятно красиво — лучшая часть национального парка.

18.

19. Я все еще не купил фотоаппарат взамен утопленного (на следующей неделе должен наконец) и январские фото сняты с телефона — обычного шестого айфона. Но это был один из тех случаев, когда место и освещение были настолько хороши, что даже на телефон вышло замечательно.

20.

21. Тропа, которую я оставлял за собой.

22. Тропа до того, как я по ней шел.

23. Тропа пересекает болота по гатям. В бесснежный период без них, конечно, никуда, но зимой, когда они под снегом, из-за них идти еще сложнее — можно легко наступить мимо них и провалиться по колено в снег.

24.

25.

26. То же место, что на предыдущем фото.

27. В мае, к сожалению, погода выдалась не такая красивая, как в январе.

28. А еще в мае был подтоплен лес весенним паводком. Ручьи, обычно шириной в пару-тройку метров (с маленькими мостиками), поднялись достаточно высоко, чтобы выйти из берегов и затопить гати рядом. Так что в норме тривиальная тропа в этом месте оказалась внезапно проблематичной, и в конце концов пришлось просто идти вброд в воде по колено.

29.

30. Еще одна природная достопримечательность, которую можно увидеть на этой тропе — «чертовы поля» (pirunpelto) — россыпи валунов среднего размера. Pirunpeltoja не связаны с россыпями-курумниками на склонах северных сопок (по-фински rakka). Rakka получается, когда замерзающая в трещинах каменного горного склона воды раскалывает его на глыбы, а pirunpelto — это каменистый берег давно отступившего моря.

31.

32. Чертово поле без снега.

33. Добрался наконец до первого навеса-лааву, у озера Хейкинъярви. Выпил пиво по-быстрому, долго не задерживался, холод быстро начал пробирать.

34. Сам навес.

35. Я подумал, не повернуть ли мне обратно по протоптанной тропе, но решил все же продолжить.

36. Озеро Хейкинъярви.

37.

38. Мостик через один из тех ручьев.

39. В январе я повернул в сторону Койрасалми от второго лааву (Пююдюскоски); в мае продолжил идти дальше по Кольцу Оленихи.

40. Помимо лааву, на тропе есть одна хижина под названием Ахвенлампи. Ее можно арендовать летом, как обычный коттедж-мёкки (и довольно дорого, но это довольно большой дом на самом деле). До нее можно доехать на машине напрямую, не обязательно идти пешком.

41. В январе я не встретил никаких животных и даже почти никаких этих следов. В мае были по крайней мере эти ребята.

42. Вот уже и к закату близится.

43. Еще одно прекрасное болото.

44.

45. Обратно вдоль Койраярви.

46. На этом солнце зашло. Времени, конечно, был всего полчетвертого или около того — мне пришлось встать довольно рано утром, чтобы вообще успеть нормально застать свет.

47.

48. И наконец вернулся к машине. Белый хайр!

49. Закатное Койраярви в мае.

Опубликовано: