II. Обзор поездки

Северная Норвегия (губернии Финнмарк и Тромс). Немного России и Финляндии

Назад: I. Что такое Северная Норвегия

Далее: III: Трасса "Кола"


Вообще говоря, доехать до Северной Норвегии из Питера можно двумя основными способами. Во-первых, можно ехать через Финляндию. Спокойный и удобный вариант — дороги очень хорошие, движение от небольшого до сильно умеренного, и вариантов маршрута на самом деле есть довольного много. Погранпереходов между Финляндией и Норвегией целых шесть. Единственный минус — через большую часть Финляндии ехать, все же, несколько скучновато. Не считая отдельных мест в Лапландии и, пожалуй, Финской Карелии, пейзажи по пути сильно однообразные. Ну, если вы, конечно, обожаете деревья, то другое дело.

Второй вариант — это, конечно же, ехать через Россиюшку-матушку! Я водительские права получил в январе 2013, к июлю 2016 накатал где-то этак 70 тыс. км, но до сих пор ездить на большие расстояния по России побаивался (и побаиваюсь). Узкие и иногда разбитые дороги, толпы водителей-самоубийц, и зачастую весьма значительное движение с кучей перегруженных фур — удовольствие ниже среднего, как по мне. Тем не менее, дорога СПб — Петрозаводск — Мурманск — граница с Норвегией, она же трасса «Кола» (под номером М-18, или, точнее, Р-21), насколько я слышал, все же по российским меркам вполне даже себе ничего так. Ну и мы посмотрели бы по пути два больших российских города, где иначе не факт что побывали бы когда-нибудь: Петрозаводск и Мурманск!

В итоге порешили ехать туда — через Россию, а обратно — через Финляндию. Общий маршрут поездки выглядел так:

Буковки ничего не означают, сорри. В гуглокартах на удивление непросто нарисовать приличную карту!

После продолжительного гугленья мы решили, что в Северной Норвегии хотим посетить следующие места, с востока на запад: Варангер-фьорд и полуостров Варангер (особенно городок Вардё), мыс Нордкапп, горы Люнгенские Альпы, город Тромсё, и остров Сенья. На самом деле это более или менее и есть список основных туристических мест Северной Норвегии — за исключением только Лофотенских островов, которые, вероятно, сами по себе стоят целого отпуcка. На каждое из этих мест мы отвели по 2-3 дня, что позволило нам везде посетить по несколько достопримечательностей в расслабленном темпе. С другой стороны, переезды были довольно протяженные, вплоть до >500 км за день (участок Вардё-Хоннингсвог), что на норвежских дорогах на самом деле весьма выматывающе.

Финляндия, хоть она мне мила и особенно сильно, в этот раз сама по себе практически не попала в маршрут осмотра. Единственное место, которые мы там хотели посетить — пограничный камень трех государств Трериксрёсет, да, снова. Хотелось посмотреть, как те места выглядят летом, и подруге показать, и попробовать переночевать в домике-варауступе на природе. После Трериксрёсета же предстояла почти непрерывная дорога через всю Финляндию до дома, с единственной ночевкой по пути в Южной Лапландии.

Теперь поподробнее об этом плане.

День 1: выезд из Санкт-Петебурга. Начало трассы «Кола». Петрозаводск


Начало трассы «Кола» (Российская федеральная автодорога Р-21) у развязки с Санкт-Петербургской Кольцевой автодорогой (КАД)

1. Я встал утром пораньше, запихал свои вещи в машину, подобрал ОП, и мы позавтракали в кафе в центре Питера. А потом выехали в 420-километровую дорогу до Петрозаводска, на трассу «Кола».

Трасса «Кола» (название — от Кольского полуострова, разумеется; Федеральная автодорога Р-21, чаще известна под старым номером М-18, а в Питере также зовется Мурманским шоссе) — главная дорога, ведущая в российскую Карелию и на Кольский полуостров. По сути даже, единственная дорога (если не в объезд через Финляндию). Она начинается на юго-востоке Петербурга, и сначала идет строго на восток, а потом вокруг Ладожского озера закругляется на север. Дорога очень хорошая по российским меркам, и за поворотом на Вологду движение становится не особо плотным. Выглядит трасса не очень интересно, просто дорога через унылые леса, да и все; чуть поинтереснее становится в Карелии — леса погуще, болота появляются, изредка даже скалы. Хотя скал тут почему-то все равно намного меньше, чем в Финской Карелии.

На примыкающем к Петербургу участке летними субботними утрами всегда скапливаются огромные пробки из дачников, и мы были морально готовы провести в них несколько часов. Как ни странно, никаких пробок не оказалось, так, плотненькое движение, да и все. По-видимому мы сумели выехать достаточно рано, чтобы избежать их. Так что к обеду были уже в Петрозаводске.


Статуя рыбаков на набережной Онежского озера в Петрозаводске

2. Так что большую часть первого дня мы изучали Петрозаводск. Население города — около 300 тыс.; название говорит само за себя — основан Петром I как город-завод. Я толком не понял, почему именно этот город в итоге и стал столицей всей обширной Русской Карелии (Республики Карелия по-нынешнему). В самом городе вообще ничего особенно карельского нет, разве что много улиц, названных в честь карельских или финских коммунистов.

Петрозавод расположен в достаточно живописном месте, на берегу Онежского озера, второго крупнейшего озера Северо-Запада России, после Ладожского. Набережную, по-видимо, построили/реконструировали недавно, и, похоже, позаимствовали некоторые идеи от финских городов.


Район Зарека в Петрозаводске

3. Весь остальной город по большому счету выглядит сильно запущенным и бедным. Конечно, для российского города такого размера это более или менее ожидаемо. Несмотря на это, Петрозаводск мне неожиданно понравился. У него есть какая-то своя атмосфера (пусть и не карельская), и она не сказать чтоб особо депрессивная. Особенно как-то люди на улицах понравились. Трудно даже описать, но я когда в родной Екатеринбург приезжаю в гости, мне каждый раз кажется, что на улицах одни алкаши и гопота ходят; а вот в Петрозаводске все просветленные и интеллигентные, аки в Питере.

В Петрозаводск (ну, конечно и в большинство других не очень больших российских городов) еще можно приезжать, чтоб почувствовать себя богатым — тут все заметно дешевле чем в Питере — гостиницы, кафе, все такое. А если уж вы привыкли к финским ценам, и как раз стараетесь внутренне приготовиться к норвежским ценам, в Петрозаводске-то уж все кажется совсем копеечным. Мы, наверное, в лучшей гостинице города жили, и при этом она вообще не дорогая ни разу была.

День 2: из Петрозаводска в Мурманск. Кандалакша. Вечерний Мурманск


Стела «Полярный круг» на трассе «Кола», где-то у границы Республики Карелия и Мурманской области

4. Расстояние между Петрозаводском и Мурманском — около 930 км, и мы намеревались проехать его за один день. Так что выехали пораньше, и ничего по дороге не смотрели.

Во всей Карелии севернее Медвежьегорска (не слишком далеко за Петрозаводском) особо ничего и нет. Ну есть, конечно, всякие города типа Костомукши (не путать с Кандалакшей), но все они довольно далеко в стороне от трассы «Кола». Из-за длины перегона Петрозаводск — Мурманск, и недостатка заправок, да и вообще цивилизации, на этой дороге топливо нужно планировать заранее. Это единственный раз за поездку, да и вообще у меня пока единственный раз, когда в этом была реальная необходимость. В частности, на участке Пушной — Зеленогорский (более 300 км) нет вообще ни одной даже плохой заправки, так что у поселка Пушной нам пришлось заправиться, постояв в довольно длинной очереди.

Движение все так же не особо сильное, но на дороге очень много фур, обгонять приходить часто. Дорога тут, конечно, обыкновенная двухполосная, но очень прямая, так что ничего особо опасного нет. Хотя дважды мы внезапно въезжали в сильнейший ливень, и оба раза как-то так получалось, что в этот момент ехали между фур — страшновато было.

Примерно там же, где Карелия переходит в Мурманскую область, стоит знак «Полярный круг». Следующие две недели мы находились за Полярным кругом, в зоне полярного дня. Так что после Петрозаводска еще долго ночь настоящую не видели (ну или хотя бы белые ночи — в Петрозаводске были белые ночи как раз).


Рыбацкие сараи у Белого моря в Кандалакше, Мурманская область

5. Мурманская область кажется населенной значительно плотнее, чем Республика Карелия — по крайней мере, если сравнивать места вдоль трассы «Кола». (Так-то почти весь Кольский полуостров практически необитаем; Мурманск и трасса «Кола» находятся западнее, чем собственно полуостров.)

Из лежавших у нас по пути городов (Полярные Зори, Кандалакша, Мончегорск) мы решили завернуть в Кандалакшу, чтоб вторично заправиться, и еще перекусить что-нибудь. Кандалакша — старый город, населением 33 тыс., не так чтоб очень хороший, но и не совсем уж дыра какая. В каком-то местном кафе мы благополучно пообедали едой из микроволновки, а потом заправились на заправке «Статойл». В Мурманской области с ними проблем не наблюдается, вероятно, из-за близости к Норвегии («Статойл» — это и есть норвежская государственная нефтяная компания).

Кандалакша — это также порт на Белом море, и, конечно, мы не могли не попробовать посмотреть на море, которое никто из нас не видел раньше, и вряд ли еще увидит в обозримом будущем. Это оказалось непросто — весь город практически отрезан от моря железными дорогами, территорией порта и прочими промзонами. В конце концов мы нашли разбитую грунтовую дорожку, где народ шел на местный пляж, и, проехав по ней, сумели-таки полюбоваться маленьким заливчиком Белого моря.


Трасса «Кола» в Мурманской области

6. Трасса «Кола» в Мурманской области становится намного живописнее, настолько, что я даже объявил ее самой красивой дорогой, по которой я когда-либо ездил (позже, конечно, пришлось отдать этот титул нескольким норвежским дорогам). В географическом плане Мурманская область и Кольский полуостров — более или менее продолжение Лапландии, и они так же покрыты красивыми пологими безлесными сопками — даже в среднем и повыше, чем в Финской Лапландии, по-моему. В их число входят знаменитые Хибины, куда ходят в походы, и с которых катаются на лыжах. На дороге же появляются довольно крутые уклоны, но она остается очень прямой и с отличной видимостью, и практически на всех участках в горку есть дополнительная полоса для грузовиков. В целом очень приятно тут ехать.


Полуночное солнце (точнее, в районе 23 ч) в Мурманске

7. В Мурманск мы приехали в районе девяти вечера и, заселившись в гостиницу (небольшую, на первом этаже жилого дома на окраине), решили прогуляться, в процессе чего узрели наше первое полуночное солнце.

Мурманск (от слова «мурман» = «норман» = «норвежец») — самый большой в мире город за Полярным кругом, населением порядка 300 тыс. Он построен у огромного порта на Баренцевом море (точнее, на Кольском заливе — фьорд длиной 57 км, хотя фьордом как таковым его как-то не принято звать). Город довольно молодой, основан перед самой революцией, и достопримечательностей тут не особенно много. Он, однако, выглядит на удивление неплохо для своих размеров; явно в куда лучшей форме содержится, чем сходных размеров Петрозаводск. Может, потому, что в его пригородах (закрытые города) находятся базы Северного флота — а Северный флот у нас самый главный, потому что большинство атомных подлодок именно в нем.

День 3: Мурманск. Печенга и Заполярный. Норвежская граница. Пасвикдален


Кольский залив и мурманские многоэтажки, вид от памятника «Алеша»

8. Примерно половину следующего дня мы гуляли по Мурманску. Вроде и понравилось, а показать особо и нечего. Я съел чизбургер в самом северном в мире «Макдональдсе» — совершенно случайно зашли; ОП с некоторым трудом поменяла рубли на кроны (и напрасно, в Норвегии карточки принимали вообще везде); и мы заехали в гипермаркет «Окей», который выглядел точь-в-точь так же, как «Океи» у нас в Питере. Там мы закупились едой перед норвежской границей.


Трасса «Кола» между Мурманском и Печенгой

9. За Мурманском трасса «Кола» поворачивает на запад, параллельно морю, и до границы остается около 200 км. Здесь она наконец-то начинает петлять, но зато и движение тут почти отсутствует, включая фуры. Пейзаж становится более плоским, но зато и более похожим на тундру, хотя пока еще и не совсем безлесную.

Между Мурманском и норвежской границей есть еще несколько мелких городков: Печенга, Спутник, Никель да Заполярный. Мы совсем чуть-чуть посмотрели на Печенгу — древний город, сейчас по сути превратившийся в военный городок при какой-то воинской части. Выглядит ужасно депрессивно.

По настоянию ОП мы заехали в Заполярный, и мне там ужасно не понравилось. Заполярный и соседний Никель построены, собственно, у никелевых разработок. Заполярный (нас. 15 тыс.) представляет собой тупо кварталы мрачных квадратно-гнездовых обшарпанных хрущевок, и народ там стремный. Мне реально страшно было, что нас побьют/ограбят, или машину взломают. Наверняка я преувеличиваю, но впечатление у меня почему-то именно такое было.

Так или иначе, в каком-то кафе мы последний раз поели в России, и выехали на последние километры трассы «Кола». Которая за Заполярным сначала делается снова прямой и идеального качества, а затем превращается в стройплощадку, где много километров едешь просто по щебенке. Видимо, реконструируют, и пока что в процессе.

Единственный погранпереход между Россией и Норвегией называется Борисоглебск с российской стороны, и Стурскуг (Storskog, норв. Большой лес) с норвежской. Очень тихое и милое место, и персонал что у нас, что у норвежцев крайне милый и дружелюбный, хотя досматривают строго — ну, на малодеятельных погранпереходах всегда так. На обоих переходах в течение нашего пересечения границы никаких машин, кроме нашей, не было.


Лонг-фьорд в регионе Пасвикдален

10. Значительная часть норвежско-российской границы проходит по реке Паз — Пасвикэльва (Pasvikelva) по-норвежски. Новежская сторона долины Пасвикэльвы (Пасвикдален, Pasvikdalen) образует 150-километровый клин между финской и российской территориями. Пейзажи здесь больше напоминают равнины Финской Лапландии (тупо бескрайние сосновые и еловые леса грубо говоря), по норвежским меркам — виды довольно скромные. Но так уж получилось, что наше первое место ночевки в Норвегии было именно в Пасвикдалене, в деревне Мелькефосс (Melkefoss, норв. Молочный водопад) у одноименной ГЭС, в приятном маленьком коттеджике. До него нам нужно было еще 60 км проехать по Пасвикдалену, но по крайней мере один (крошечный) фьордик по дороге уже увидели.


В кемпинге в Мелькефоссе

11. Место это вообще говоря называет себя B&B (можете поискать их, Birk Husky — они собственно на поездках на собаках еще специализируюся), но по факту выглядело как обыкновенный финский кемпинг, и ночевали мы в таком же домике, как бывают в кемпингах, с электричеством и маленькой кухонькой, но без ванной/туалета. Совсем рядом была пограничная река Пасвикэльва.

Замечательный был бы это коттеджик, если б не комары! Мы знали, конечно, что на севере летом с комарами полный ад, и даже везли с собой штуку от комаров, которая в розетку включается — она нам позволила поспать спокойно. Но нам пришлось спать с почти полностью закрытыми окнами, и с утра встали оба с больной головой

День 4: Гренсе-Якобсэльв. Нейден и Няятямё. Варангер-фьорд. Вадсё


На горном плато у озера Винтерволльватнет, у дороги на деревню Гренсе-Якобсэльв

12. Это был очень насыщенный день. После прерванной (из-за сильного дождя) попытки пешком из кемпинга дойти до Мелькефосской ГЭС, мы поехали обратно той же дорогой до самого погранперехода, и перед самым погранпереходом свернули на узкую дорожку, ведущую через невысокое горное плато к деревне Гренсе-Якобсэльв. На этом плато мы впервые и увидели арктические пейзажи, а также оленей (спойлер: не на этом фото, не ищите).


Часовня Короля Оскара II в Гренсе-Якобсэльв

13. Гренсе-Якобсэльв (Grense Jakobselv) означает «граница у [реки] Якобсэльвы» — так называется деревня в самом конце норвежско-российской границы, там где та уходит в Баренцево море и Северный Ледовитый океан. Именно тут мы впервые и увидели открытый океан. Самая деревня совсем крошечная, но в ней есть просто офигеннейшая достопримечательность — неземной красоты каменная часовня, построенная в этой заднице мира по сути просто чтобы отмечать границу. В жизни не видел ни одной постройки, которая так сильно бы выглядела вышедшей прямиком из какого-нибудь фэнтези-фильма.


Машина после поездки по дороге в Гренсе-Якобсэльв в сырую погоду, на трассе E6 близ Киркенеса

14. Вернувшись из Гренсе-Якобсэльв, мы не стали заезжать в Киркенес, главный пограничный городок, а вместо этого поехали прямиком по трассе E6, главной дороге всей Норвегии. Удивительно, какой грязной может стать машина всего за 20 км езды по гравийной дороге в дождь (большая часть дороги на Гренсе-Якобсэльв асфальтирована, кроме последнего куска).


Отрог Варангер-фьорда за островом Скугерёйя

15. Вскоре мы наконец увидели первый большой фьорд Норвегии (если считать с северного конца), Варангер-фьорд (Varangerfjorden). Он очень обширный, 100 км длиной, и 50 км шириной у устья, но берега его не слишком высокие или крутые. Варангер-фьорд отделяет от большой земли полуостров Варангер. На фото лишь маленький отрог фьорда, запертый большим необитаемым островом Скугерёйя, но дальше будет больше.


Водопад Скольтефоссен в деревне Нейден

16. Нейден (Neiden) — единственная в Норвегии деревня, где живут саамы-скольты, и мы посмотрели на несколько сохраненных здесь музейных домиков и православную часовню. Прямо в самой деревне также есть живописный водопад, вполне уместно называющийся Скольтефоссен (Skoltefossen).


Северный олень бежит вдоль норвежско-финской границы в Нейдене

17. От Нейдена совсем недалеко до территории Финляндии; фактически, деревня по ту сторону границы, Няятямё (Näätämö) считается продолжением Нейдена. Мы решили заскочить в Няятямё за более дешевой едой (из России все-таки не любую еду можно было через границу провезти) и бензином.


У стоянки Горнитак у поселка Варангерботн

18. В поселке Варангерботн (Varangerbotn) мы повернули на восток, на полуостров Варангер (Varanger). Дорога на Варангер (последний участок трассы E75) считается национальной туристической трассой, и поэтому на ней построено несколько красивых стоянок в живописных местах, например в этом, под названием Горнитак (Gornitak, а правильнее Gorgŋetak — это северо-саамское название).


Гавань в городе Вадсё

19. Вадсё (Vadsø), столица губернии Финнмарк (Finnmark) — на самом деле довольно мелкий городок. Это первый город, который мы увидели в Норвегии, и мы по нему неплохо прогулялись. Возможно, это из-за погоды, которая к этому моменту совсем прояснилась, но город выглядел прямо-таки идиллически.


Пейзаж Варангера ближе к устью Варангер-фьорда

20. За Вадсё полуостров Варангер превращается в тундру — деревья полностью перестают появляться. Выглядело поначалу все еще идиллически, но вскоре погода снова испортилась, и последние километры мы ехали в густом тумане. Нашей целью был Вардё, крошечный городок на острове в самом конце Варангера (соединенный с большой землей туннелем). Там у нас на две ночи была забронирована комната в AirBnB. К этому моменты мы уже порядочно устали, и исследования Вардё отложили до следующего дня.

День 5: Вардё. Хамнингберг


Вид на город Вардё

21. На самом деле Вардё (Vardø) выглядел абсолютно непохожим на Вадсё. Крошечный (2 тыс.) городок на крошечном арктическом острове, абсолютно лишенном деревьев, населенный, похоже, чуть менее чем одними рыбаками. Крайне атмосферное место. На улицах почти никого, пару или тройку туристов с фотоаппаратами еще видели, и у них был несчастный и замерзший вид. Мы погуляли по городу, включая утесы у моря и супермаркет сети «Рема-1000»; в процессе возвращались в комнату отпиваться горячим чаем.


Памятник сожженным ведьмам в Вардё

22. Достопримечательность в Вардё не особо много (из-за размера), но они весьма запоминаются. Например, памятник сожженным ведьмам. Почему-то в 16 веке или около того добрые жители Вардё как-то необычно сильно упарывались по сожжению ведьм на костре (да, Вардё весьма старый город — самый старый город Северной Норвегии на самом деле). Внутри сооружения на заднем плане — темный коридор, каждый участок которого посвящен одной из казненных женщин — там кратко излагается суть обвинения, и горит маленький огонек, который видно через оконца снаружи.


Хамнингбергская дорога вдоль северного берега полуострова Варангер

23. После поворота на туннель в Вардё дорога по полуострову Варангер продолжается по его северному побережью, со стороны открытого моря. Пейзаж здесь исключительно дикий и суровый, бесконечные острые скалы, и небольшие снежники прямо на уровне моря — в июле месяце. Сама дорога (около 35 км длиной) очень узкая, шириной в одну полосу, и разъезд со встречными машинами — каждый раз небольшое приключение (хотя на самом деле в большинстве мест он не представляет большой сложности). Именно эту дорогу, заканчивающуюся в маленькой деревне Хамнингберг, я считаю самой красивой, по которой когда-либо ездил.


Разрушенные нацистские укрепления на вершине горы Хардбаккен в Хамнингберге

24. Хамнингберг (Hamningberg) — маленькая деревушка, в наши дни обитаемая только летом; это одно из очень немногих мест в Северной Норвегии, которое пережило Вторую Мировую войну без разрушений. Хотя по правде говоря тут и в Хамнингберге и до войны-то ничего особо выдающегося было. Мы забрались на небольшую гору над деревней под названием Хардбаккен (Hardbakken), и внезапно наткнулись на развалины бункеров, дотов и орудийных двориков. Оказывается, Хамнингберг и Хардбаккен над ним — одно из множества мест, где немцы в войну строили свои укрепления в горах, обращенные к морю. Я понятия об этом не имел даже.


Вардё и остров Вардёйя, вид с дороги на Хамнингберг

25. Возвращаемся обратно в Вардё из Хамнингберга. Хорошо видно главный ориентир Вардё — огромный белый шар, НАТОвский радар на холме.

День 6: Кибергнесет. Из Вардё в Хоннингсвог


Маленький автоматический маяк на мысе Кибергнесет

26. На этот день у нас был в планах 510-километровый переезд из Вардё в Хоннингсвог. 510 км вроде звучит не особенно экстремально, но 510 км по норвежским дорогам — не то же самое, что по финским или даже по хорошим российским, таким как трасса «Кола». Норвежские дороги, даже главные, часто имеют длинные медленные, кривые и/или узкие участки. Так что из достопримечательностей на этот день был только мыс Кибергнесет (Kibergneset), в нескольких километрах к югу от туннеля на Вардё. Кибергнесет — крайняя восточная точка континентальной Норвегии (крайняя восточная точка всей Норвегии вообще — островок рядом с Вардё).

Мы проехали с километр в гору от деревни Киберг, потом стало страшно пробить себе что-нибудь снизу о камень, и дальше пошли пешком, оставив машину в подходящем месте. Снова увидели множество нацистских укреплений, даже заглянули в одну из огромных построенных ими в склоне горы пещер. К сожалению, у нас не было подходящего источника света.

До мыса, также неофициально известного как Эсткапп (Østkapp, как Нордкапп, только Эсткапп), добраться легко, что пешком, что на машине, если не боитесь. На нем стоит типовой крошечный автоматический маяк. Мы такие и в других местах видели.


Мост Тана-Бру

27. После этого мы покинули полуостров Варангер, проехав обратно той же дорогой через Вадсё и Варангерботн, и достигли поселка Тана-Бру. Tana Bru означает «мост [на реке] Тана», и здесь и впрямь находится единственный в Норвегии мост через реку Тана. А так как река течет от финской границы в море, этот узкий мост, получается, и есть единственная связь с крайним северо-востоком страны, включая Варангер, Киркенес и Пасвикдален.

К этому моменту мы проголодались, и нам пришлось поесть хот-догов на заправке. Даже такая еда в Норвегии стоит ужасно дорого. Поэтому мы (ну точнее ОП) готовили самостоятельно в квартирах AirBnB и на кухнях хостелов, а также активно пользовались включенным в цену завтраком там, где он был. В супермаркетах все тоже дороговато, но не сильно дороже, чем в Финляндии, а финские цены для нас были еще приемлемыми.


Губернская дорога 98 Финнмарка в горах Ифьордфьеллет

28. Вместо того, чтоб ехать по трассе E6 через регион Внутреннего Финнмарка, мы выбрали Губернскую дорогу 98 Финнмарка, которая является альтернативой для E6 на участке Тана-Бру — Лаксэльв. Трасса 98 короче, но рельеф там намного более сложный — она идет по очереди по побережью фьордов и через горные перевалы между этими фьордами. Но поэтому она и куда живописнее, за что мы ее и выбрали. На дороге есть как отличные новые участки, как, например, этот, в горах Ифьордфьеллет, так и старые узкие и кривые; хотя некоторые старые сейчас реконструируют (с реверсивным движением и прочими радостями). Вдоль трассы 98 нам за день удалось посмотреть, по крайней мере мельком, три больших фьорда: Тана-фьорд, Лаксе-фьорд и Порсангер-фьорд.


Трасса E69 на острове Магерёйя вдоль Порсангер-фьорда, на подходе к Хоннингсвогу

29. В городке Лаксэльв (Lakselv) мы вернулись на трассу E6, и поехали по ней на север по западному берегу Порсангер-фьорда (Porsangerfjorden). Ехали мы в Хоннингсвог, город населением 2.5 тыс. — самый северный город Норвегии, и, что важнее, последний город перед Нордкаппом. Благодаря последнему обстоятельству он служит для множества туристов некоей базой для исследования Нордкаппа и окрестностей. Вот и мы там в хостеле комнату на пару ночей забронировали.

В деревне Оллерфьорд (Olderfjord) от E6 ответвляется трасса E69, идущая еще дальше на север, и вдоль E69 пейзаж быстро снова превращается в арктическую тундру — до этого по дороге с Варангера такой ландшафт потихоньку сошел на нет. Потом нужно проехать через почти семикилометровый подводный туннель на большой остров Магерёйя (Magerøya), где находятся Хоннингсвог и Нордкапп. Ну а дальше уже просто все.

День 7: Хоннингсвог. Нордкапп. Киркепортен


Гавань Хоннингсвога

30. Очередной день мы начали с прогулки по Хоннингсвогу (Honningsvåg). Это крошечный рыбацкий арктический городок, как и в Вардё, но на его облик сильно повлиял огромный поток туристов на Нордкапп — ведь Нордкапп-то по сути самая известная достопримечательность всей Северной Норвегии, а Вардё — по-настоящему богом забытое место. В Хоннингсвоге необычно много крупных гостиниц и магазинов (в Вардё всего одна гостиница, и выглядела она так себе). Это, конечно, не плохо, просто по-другому.


Памятник-глобус на Нордкаппе

31. Мыс Нордкапп (Nordkapp, от англ. North Cape — буквально Северный мыс) — самая северная точка Европы. Технически не совсем 100% самая северная, но она действительно выглядит как край света — огромный утес над Баренцевым морем. На Нордкапп можно заехать на машине — тут кончается трасса E69 — и здесь построены кафе и музей. Вход сюда платный, и не особо-то дешевый (хотя по норвежским меркам и приемлемо). Можно относиться к Нордкаппу, как к заезженному туристическому месту (я не знаю других мест в Норвегии, где берут деньги за то, чтоб полюбоваться видом), но все равно здесь стоит побывать хоть один раз. Мы еще сюда попали в интересную погоду — ветер, достаточно сильный, что припаркованная машина сильно качалась, и что дождь шел горизонтально.


Скала Киркепортен за деревней Скарсвог

32. Настоящая самая северная точка более-или-менее связанной Европы (без арктических архипелагов) — мыс Кнившелльудден, соседний с Нордкаппом, но выдающийся на 1.5 км дальше на север. Он выглядит менее эпично, и туда попасть можно только пешком по многокилометровой походной тропе. На Кнившелльуддене мы тоже очень хотели побывать, но решили, что погода слишком неподходящая, да и по времени поздновато. (Правильно решили.) В качестве компенсации сходили в куда более скромный походик из деревни Скарсвог (Skarsvåg; самое северное постоянное поселение в Норвегии, не считая опять же всяких Шпицбергенов) к скале Киркепортен (Kirkeporten, норв. Церковные ворота). Это большая скала у моря со сквозной дыркой, достаточно большой, что там можно встать в полный рост. С нее вдали видны утесы Нордкаппа. На этом этот день и завершили.

День 8: мыс Кнившелльудден


Тропа на Кнившелльудден

33. На следующий день мы должны были выехать в Альту, и по дороге, возможно, заехать на скалы Тролльхольмсунн. Но погода утром внезапно оказалась солнечной и идеально спокойной, и мы решили все-таки сходить на Кнившелльудден.

Тропа на мыс Кнившелльудден (Knivskjellodden) начинается от стоянки, не доезжая 5 км до Нордкаппа, и идет по покрытым тундрой плато, с редкими озерцами, ручьям, и бродящими вокруг оленям; а затем спускается с высоты 300 м почти до уровня моря, и последний ее участок идет вдоль мыса по находящейся под приличным углом поверхности скал. Тропа не самая простая — а для нас оказалась особенно непростой, потому что я почему-то был уверен, что она длиной 7 км в одну сторону, а оказалось, на самом деле 9 км — то есть всего 18 км по тундре. Путь туда и обратно занял у нас семь часов.


Обед лапшой на мысе Кнившелльудден, с видом на Нордкапп

34. На самом мысе стоит небольшой памятный знак «самая северная точка Европы» и ящик с гостевой книгой, а особо больше ничего и нет. Самая, пожалуй, красивая часть Кнившелльуддена — виды соседнего Нордкаппа. Мы попытались поесть лапши в самой северной точке Европы, но получилось не очень, вода на горелка толком не нагрелась, может, из-за ветра.

Когда мы вернулись с Кнившельуддена и закупили немножко еды в хоннингсвогском супермаркете, нас уже особо ни на что, кроме выезда прямиком в Альту, не хватало. Я даже толком ничего не помню с 210-километровой дороги. В Альте мы ночевали всего одну ночь, и там у нас вместо хостелов был номер в относительно дорогой гостинице.

День 9: Альта. Музей «Тирпица»


Собор Северных сияний в Альте

35. Альта (Alta) — самый большой город в губернии Финнмарк (нас. 20 тыс.), но смотреть там особенно нечего, кроме разве что современного Собора Северных сияний (не путать с Арктическим собором в Тромсё). В остальном она представляет собой просто несколько кварталов центра и обширные пригороды — малоотличимо от любого заштатного финского городишки. Даже до природы (берег Альта-фьорда и горы) как-то сложновато добраться из города.


Музей «Тирпица» в Кофьорде у Альты

36. Кофьорд (Kåfjorden) — небольшой отрог Альта-фьорда (Altafjorden), во Вторую Мировую довольно долго служивший гаванью для немецкого линкора «Тирпиц» (Tirpitz). Британцы неоднократно пытались потопить «Тирпиц»; самая смелая попытка была с помощью водолазов-диверсантов — их высадили с карликовых подлодок, и они прикрепили взрывчатку к днищу. В итоге потопить «Тирпиц» (с помощью бомбардировщиков) удалось уже в другом месте, у острова Хокёйя у Тромсё. Музей, посвященный «Тирпицу», тем не менее расположен именно в деревне Кофьорд у одноименного фьордоа. Он небольшой, но довольно интересный, если вы хотя бы немного интересуетесь подобной темпатикой. Там показывают короткий фильм на английском об атаках на «Тирпиц», и представлена довольно большая коллекция разных предметов, поднятых с затонувшего корабля. Мой папа, будучи фанатом истории морских сражений Второй Мировой, специально попросил меня сюда заехать.


Плато Квенанген над морем

37. После музея мы поехали в нашу следующую точку, полуостров Люнген (Lyngen) — 350-километровый переезд, в ходе которого мы въехали из Финнмарка в Тромс (Troms), вторую по счету губернию Норвегии с севера.


В пути вокруг Люнген-фьорда, с Люнгенскими Альпами на заднем плане

38. Люнген-фьорд, лежащий к востоку от одноименного полуострова — длинный и узкий, и ехать вокруг него довольно утомительно, так что мы думали воспользоваться существующим паромом через фьорд — он позволяет срезать аж 120 км дороги. Но мы не успели к его отправлению, а следующего отправления пришлось бы ждать достаточно долго, чтобы идея уже не имела особого смысла. Так что мы объехали таки весь фьорд; по крайней мере, пейзажи на нем очень красивые, и Люнгенские Альпы с ледниками между вершинами выглядят куда массивней и выше, чем все горы Северной Норвегии, встречавшиеся нам до сих пор.

Мы планировали погулять по Люнгенским Альпам, и для этого забронировали на две ночи номер в хостеле в самой большой деревне Люнгена под названием Люннсейет (Lyngseidet).

День 10: ледник Стейндальсбреен в Люнгенских Альпах


Долина Стейндален в Люнгенских Альпах

39. Люнгенские Альпы (так и называются — по-норвежски Люннсальпан, Lyngsalpan) имеют высоту до ~1800 м, и, конечно, на большинство, если не на все горы повыше можно залезть, только имея альпинистские навыки и экипировку. В то же время есть и много весьма доступных пеших троп. Мы решили выбрать ту, которая ведет вверх по долине Стейндален, вдоль молочно-голубой реки Стейндальсэльва, на высоту около 450 м к краю ледника Стейндальсбреен (Steindalsbreen, норв. Ледник каменной долины), одного из многочисленных люнгенских ледников.


Ледник Стейндальсбреен

40. Подъем и впрямь оказался не слишком тяжелым (по крайней мере по сравнению с той же тропой на Кнившельудден), но к тому времени, как мы добрались до ледника, уже шел сильный дождь, и мы начали промокать, несмотря на походные шмотки. Так что у ледника мы особенно задерживаться не стали (и не стали пытаться подойти еще ближе, чтоб его потрогать), а просто вернулись обратно и на этом и закончили. Все равно круто, никто из нас, конечно, настоящий ледник раньше вблизи не видел.

День 11: озеро Бловатнет в Люнгенских Альпах. Немного Тромсё


Начало тропы на озеро Бловатнет в Люнгенских Альпах

41. На второй день в Люнгене мы выбрали еще более простую тропу, по сути всего лишь очень ровный и пологий подъем через тундру и каменную россыпь к озеру Бловатнет (Blåvatnet, норв. Синее озеро), ледниковому озеру у подножия нескольких гор, известному своим насыщенно-синим цветом. В отличие от Люннсейета и долины Стейндален, озеро находится на западной стороне горной цепи, где климат значительно более суровый (восточная-то ближе к морю полна зелени).


Озеро Бловатнет в Люнгенских Альпах

42. Озеро, как оказалось, и впрямь весьма синее.

После этого похода мы отправились в Тромсё. До Тромсё ехать было не очень далеко, к тому же в этот раз мы сумели попасть на паром через следующий фьорд (Улльс-фьорд, Ullsfjorden). Так что часа в четыре дня уже были в квартирке с AirBnB в Тромсё, которую мы забронировали на последующие три ночи.


Центр Тромсё

43. Вечерком мы прогулялись по Тромсё. Тромсё (Tromsø, нас. 60 тыс.) — крупнейший город и столица губернии Тромс, да по сути и всей Северной Норвегии. Город достаточно старый и примечательный, расположен на острове в лабиринте фьордов и проливов, с уютного вида деревянным центром.

День 12: остров Сенья


Парк Сеньятроллет на острове Сенья

44. В этот день погода снова наладилась, и мы решили ловить момент и съездить на остров Сенья (Senja), считающийся одним из самых живописных мест Северной Норвегии, и несколько напоминающий знаменитые Лофотенские острова. Первой нашей ошибкой было то, что мы попытались доехать туда альтернативным маршрутом по второстепенным дорогам, на запад от Тромсё (через остров Квалёйя и у пролива Маланген). Дорога вышла длнной и утомительной, и, что хуже, по дороге смотреть было решительно не на что. И до острова Сенья доехали в итоге уже поздновато. Первое, что мы там увидели из интересного — парк Сеньятроллет (Senjatrollet), в котором находится вроде как самая большая в мире статуя тролля.


Вид со смотровой площадки Бергсботн на острове Сенья

45. Никаких особых планов, что же мы будем делать на Сенье, мы как-то не составили, и в итоге просто покатались вдоль побережья, постоянно останавливаясь пофотографировать. Так что фоточки с Сеньи вышли красивые, а по факту время провели не так уж увлекательно. Я еще хотел снова на какую-нибудь маленькую гору подняться, но на это тоже времени особо не было.


Смотровая площадка Тунгенесет на острове Сенья

46. Сенья — на самом деле весьма обширный остров (второй самый большой в Норвегии, и втрое больше, чем Магерёйя), и большая часть его площади тоже не столь уж интересна. На юго-западе острова есть маленький национальный парк, но больше всего известны и легче всего доступны маленькие фьорды на западном и северо-западном побережье. Дорога вдоль этого побережья, по которой мы проехали, также считается национальной туристической трассой.

В целом о Сенье у нас сложилось впечатление, что там, конечно, круто и красиво, но сюда надо приезжать побольше, чем на полдня. Это единственный эпизод нашей поездки, о котором можно сказать, что мы слишком торопились. Так или иначе, покатавшись по Сенье, мы вернулись в Тромсё по главным дорогам E6 и E8. Оказалось, такой маршрут не только короче и проще, но еще и красивее. Так что не по каждой второстепенной дороге в Норвегии имеет смысл ездить.

День 13: Тромсё. Арктический музей. Стурстейнен


Гавань Тромсё

47. Следующий день мы посвятили самому Тромсё, и он нам очень понравился (а теплая погода так весь остаток поездки и продолжалась). Прогулявшись по набережной и купив открыточки, мы решили посетить три музея Тромсё, которые можно обойти по одному билету: Арктический музей, музей Университета Тромсё, и музейное судно «Польшерна».


Арктический музей Тромсё

48. В этот день мы успели побывать только в Арктическом музее (они закрываются достаточно рано, а мы проснулись достаточно поздно), но он, пожалуй, оказался лучшим из трех. В нем представлена очень обстоятельная экспозиция в основном об исследованиях Арктики, особенно, конечно, про самых известных норвежских исследователей — Амундсена и Нансена; а еще про китовый и тюлений промысел и подобные темы. Я там купил в музейном магазинчике толстую книжку, копию старого английского перевода записок Амундсена о его путешествии на Южный полюс.


Арктический собор и долина Тромсдален

49. После музея мы пешком перешли через мост Тромсё — длинный, узкий и высокий мост, одна из трех связей Тромсё с большой землей. У съезда с моста на континентальной стороне стоит Арктический собор, большая церковь, посвященная вроде как Арктике. Внутри там на самом деле не особенно интересно, 40 крон за вход не стоит. Зато там есть Wi-Fi!

За собором видна долина Тромсдален (Tromsdalen), в которой расположился одноименный пригород Тромсё. Она заканчивается 1200-метровой горой с заметными снежниками, Тромсдальстинден (Tromsdalstinden). Туда мы, увы, не забрались, зато по крайней мере забрались на Стурстейнен (Storsteinen, норв. Большой камень), гору куда более скромных размеров, склон которой виден на фото справа.


Вид на Тромсё, мост Тромсё, и паром «Хуртигрутен» со склона Стурстейнена

50. Забраться на Стурстейнен в целом не особо тяжело, правда, в лесу на склоне очень много комаров (мы уж и забыли о них со времен Пасвикдалена), а мы были одеты для прогулок по городу, а не для походов (соотвествующая обувь реально много значит). На самом деле на вершину Стурстейнена обычно попадают в вагончике по канатной дороге, но нам не хотелось за него платить, да и вообще пешком-то же интереснее.


Смотровая площадка на Стурстейнена над Тромсё

51. Со Стурстейнена открываются шикарные виды, так что вполне очевидно, почему здесь решили построить канатную дорогу и ресторанчик на вершине. Спускались мы тоже не по канатной дороге, а по тропинке, оказавшейся очень крутой — без походных ботинок по вытоптанному склону особенно легко было бы подскользнуться. Так что, добравшись до тромсдаленских домиков, мы вздохнули с облегчением. И пошли обратно в Тромсё, где в каком-то баре скушали бургер и выпили пива. Это единственный раз за всю поездку, когда мы в Норвегии ходили в ресторан или что-то подобное.

День 14: музей Университета Тромсё и «Польшерна». Поход на Трериксрёсет


Экспозиция музея Университета Тромсё

52. Нам пора было покидать Тромсё — а с ним и всю Норвегию — но день мы все же начали с посещения двух оставшихся музеев. Я почему-то думал что в музее Университета Тромсё будет про сам Тромсё, а оказалось про арктическую природу и про саамов. Я, конечно, большой фанат саамов, так что это, можно сказать, ничем и не хуже!

Последний музей, судно «Польшерна» (Polstjerna) — это собственно просто музейное зверобойное судно, поставленное в сухой док под стеклянную крышу. Его можно осмотреть изнутри и посмотреть, где охотники за тюленями жили в походе, и где они держали всех мертвых тюленей.


Норвежско-финский погранпереход в Килписъярви

53. Нашей последей остановкой в Норвегии стал «Бургер-Кинг» рядом с аэропортом Тромсё, по идее — самый северный «Бургер-Кинг» в мире. Правда, никакой таблички по этому поводу в нем, в отличие от мурманского «Макдональдса», нет. (Тромсё находится севернее Мурманска, но «Макдональдсов» во всей северной половине Норвегии нет ни одного.)

Ну а затем мы поехали на юг, в Финляндю, по трассе E8, также называемой Дорога Северных сияний. До границы от Тромсё не особенно далеко, 160 км.


Вид на озеро Килписъярви с тропы на Трериксрёсет

54. Последней точкой, которой мы собирались посетить в путешествии, был пограничный камень Трериксрёсет, (Treriksröset) в месте, где сходятся границы Финляндии, Швеции и Норвегии. Я, собственно, там уже был прошлой осенью. В этот раз хотелось посмотреть, как там летом, а еще мы забронировали резервируемый туристический домик (варауступа, varaustupa) у самого Трериксрёсета, и собирались там переночевать. Это у нас был первый опыт с такими домиками.

Мы получили ключ на таможне в пограничной деревне Килписъярви (Kilpisjärvi), и отправились на Трериксрёсет. Длина тропы — 11-12 км, она ведет через заповедик Малла (Malla). Сначала забирается на склон горы Малла, но не до конца; дальше идет горизонтально поперек склона, и потом снова спускается к озерам Куохкимаярви (Kuohkimajärvi) и Голддаяври (Golddajávri). Я тащил нам постельное белье и большую часть еды в рюкзаке, и на первоначальном подъеме в гору от стоянки мне что-то прямо поплохело, до такой степени, что я подумал уже было вернуться, забить и переночевать в первой попавшейся гостинице. Тем не менее, делать этого я все-таки не стал, и вскоре стало полегче.


Тропа на Трериксрёсет

55. В этом регионе, достаточно далеко от моря и недостаточно высоко для настоящих гор, с комарами было хуже всего. Без средства от комаров пока идешь, еще более-менее, а как останавливаешься пусть даже хоть шнурок завязать — мгновенно облепляют. Средство (если его регулярно наносить) дает, скажем так, 90% сопротивляемость к комарам — комаров рядом с тобой остается ровно столько, самых настойчивых, чтоб сильно действовать на нервы.


Резервируемый туристический домик Куохкимаярви

56. Мы так устали (ну, я по крайней мере), что не стали ходить к самому пограничному камню, а сразу пошли в домик. В нем было десять спальных мест, но кроме нас, никто в эту ночь там не ночевал, хотя в соседнем, бесплатном незапирающемся (аутиотупа), кто-то был.

Домик хорошо обставлен (посуды особенно много всякой), и оборудован дровяной печкой и газовой плиткой, правда, заставить последнюю работать нам не удалось. Но, конечно, воды, туалета или электричества в нем не было. Воду можно взять из ручья рядом, туалет на дворе, ну а что до электричества, тут уж звиняйте, как говорится.

Спать в домике было трудно из-за все тех же комаров. Их, конечно, не так много, как на улице, но все же достаточно, чтобы спать можно было только, накрывшись одеялом с головой. И то все время где-то рядом гудели.

Дни 15 и 16: возвращение с Трериксрёсета. Обратно в Санкт-Петебург


Пограничный камень Трериксрёсет

57. Убив с утра штук тридцать комаров и кое-как позавтракав, мы пошли посмотреть-таки на Трериксрёсет, прежде чем отправиться в обратный поход. Вон он, бетонная глыба недалеко от берега озера Голддаяври. Отсюда можно дальше пойти в Швецию или в Норвегию, если у вас есть такое желание.


Северный олень на тропе на Трериксрёсет

58. Возвращаться в Килписъярви было чуть проще. Комаров как будто бы стало поменьше, зато днем было очень жарко, прямо даже и не скажешь, что это чуть ли не самое холодное место в Финляндии.


Финская Национальная дорога 21 (Дорога Северных сияний) где-то между Килписъярви и Палойоэнсуу

59. Мы поели в кафе в Килписъярви (наконец-то страна, где мы можем себе позволить есть в кафе!) и поехали на юг по Дороге Северных сияний. Дорога летом выглядела очень скучно, хотя и ехать куда проще, чем по норвежским дорогам.


Пересечение Полярного круга на Дороге Северных сияний, в муниципалитете Пелло

60. Мы немного пофотографировали финско-шведский пограничный мост в Каресуандо, и стелу «Полярный круг» под Пелло, а в остальном ехали без остановок до мотеля в городке Кеминмаа (Keminmaa) в Южной Лапландии. Офигенно было спать в комнате без комаров!

Про последний день рассказать и показать особенно нечего. Мы просто ехали через всю Финляндию обратно домой, по трассам 4, 22 и 6. Где-то под Мухосом сбили утку, но она вроде как улетела. Итого проехали 470 км за день 15, и около 900 км за день 16.

На этом с краткой версией отчета все, благодарю за внимание, дальше будут подробные посты обо всех этих местах.

Опубликовано: