Шесть горностаев

Интересные места о факты о Скандинавских странах, особенно Финляндии; изначально больше о ее регионе Остроботния (на гербе которого нарисовано шесть горностаев), сейчас уже не особо.

В Финляндии редко что–то происходит — что, возможно, и к лучшему. Крупнейшая авиакатастрофа в истории Финляндии произошла в 1961 году, и до сих пор не была превзойдена по количеству жертв, составившему 25 человек.

3 января 1961 года, в 7 часов утра пассажирский самолёт Douglas DC–3C компании Aero Oy (будущая современная авиакомпания Finnair) выполнял короткий рейс Крунубю–Вааса (аэропорт Крунубю ныне переименован в аэропорт Коккола–Якобстад, ибо рядом с обоими городами и находится). Рейс должен был продолжаться всего полчаса. Но в 7:40 самолет потерпел крушение в лесу под селом Квевлакс, в 10.5 км от аэродрома назначения. Пожарным машинам удалось добраться к месту крушения лишь в 8:15; к этому времени самолет сгорел, и все находившиеся на борту погибли.

Расследование показало, что самолет был полностью исправен, а погодные условия были в пределах нормы (хотя ближе к Ваасе видимость и ухудшилась). Разгадка оказалась довольно проста — экипаж, включая командира Ларса Хаттинена, ветерана советско–финских войн, до этого квасил всю ночь. Командир, второй пилот Пааво Хальме, и их товарищ Йорма Каакколахти ночью выпили на троих 16 бутылок пива, 7 порций по 40 мл джина с содовой и 900 граммов коньяка; патологоанатомическая экспертиза показала, что у командира уровень алкоголя в крови был не менее 2‰, а у второго пилота — не менее 1,56‰. Судя по всему, экипаж принял село Квевлакс за город Вааса, преждевременно снизился, и, готовясь к посадке, неожиданно увидел перед собой стену деревьев; резко дернули штурвал на себя, самолет свалился в штопор на минимальной высоте и разбился. О происшествии есть весьма подробная статья в русской википедии.

Из катастрофы были сделаны соответствующие выводы, и больше фатальных инцидентов с пьяными пилотами с тех пор не повторялось.

Памятник авиакатастрофе до сих пор стоит в лесу под Квевлаксом. Сейчас уже трудно понять по виду окружающей местности, как именно упал самолет, тем более что примыкающий участок леса недавно был вырублен. Обросший мхом памятник с парой стихотворений–эпитафий на шведском языке (Квевлакс — шведскоязычное село) посещают редко, но добраться до него несложно — на машине 17 км от Ваасы — по трассе 8 до Квевлакса, направо на дорогу 7174 Квевлакс–Вейкарс в деревню Стурэнген, по указателю направо, оставить машину на обозначенной стоянке и километр пешком через местные поля и леса по белым указателям.


Финские лизинговые машины разворачивают на российской границе – причина в новом законе

В РФ вступил в силу Федеральный закон № 289–ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Звучит довольно скучно, но одно из положений этого закона обернулось головной болью для финских и других иностранных автомобилистов: в Россию теперь де–факто нельзя въехать на кредитной или лизинговой машине, а также на нескольких машинах, зарегистрированных на одного человека.

Как разъясняет Северо–Западное Таможенное Управление, временный ввоз более чем одного транспортного средства, зарегистрированного за рубежом на одного и того же собственника, возможен только при уплате суммы обеспечения в размере таможенной пошлины, которая может составлять порядка десяти тысяч евро за один автомобиль. Сумма должна возвращаться при выезде из страны, но, разумеется, далеко не все имеют возможность просто так оставить залог в 10 тыс. евро.

Жертвой новых правил (вероятно даже, неумышленной) стали владельцы как лизинговых, так и кредитных автомобилей — по крайней мере, в Финляндии при выдаче автокредита собственником (omistaja) автомобиля становится кредитное учреждение, а покупатель — ответственный держатель (haltija). Хозяин такой машины при въезде в Россию почти наверняка столкнется с тем, что какой–то другой автомобиль этого же банка в Россию уже кем–то ввезен.

Новые правила стали полнейшей неожиданностью не только для эстонских и финских автолюбителей, но и для пограничных служб этих стран. Никакой попытки как–либо заранее ознакомить всех с новым законом сделано не было. Финский министр внешней торговли и экономического развития заявила, что такие правила крайне отрицательно сказываются на туризме и торговле между странами, и надеется на их скорейшую корректировку.


mediadelivery.fi

Из–за встречи Трампа и Путина жители Хельсинки в понедельник познакомились с таким непривычным для себя явлением, как президентские кортежи и перекрытия дорог. Таблоид Илта–Саномат решил сравнить, у кого же кортеж длиннее. Оказалось, что все–таки у Трампа, аж вполовину больше.

Газета Хельсингин–Саномат тем временем опубликовала чье–то фото президента Финляндии, Саули Нийнистё. Проводив шумных гостей, президент пошел с коллегами выпить пивка в кафе на набережной Катайянокки, через дорогу от Президентского дворца.

К встрече Трампа и Путина были предприняты беспрецедентные меры безопасности — например, по пути следования кортежей были временно заварены канализационные люки, а полицейских для организации кордонов пришлось свозить даже из Лапландии. Сам президент Финляндии передвигается достаточно свободно, хотя живет в хорошо охраняемой резиденции Мянтюниеми, и при выходах в свет, подобных заснятому выше, находится под постоянным присмотром агентов спецслужб в штатском.


mediadelivery.fi

В Финляндии вышли мемуары бывшего главного бухгалтера государственного парламента Пертти Росила, проработавшего в этой должности тридцать лет. В них он рассказывает о вопросах, волнующих каждого — кто же из народных избранников тратил больше всего налоговых денежек. Пресса уже ознакомилась с книгой «Казначей с Аркадианмяки» (Arkadianmäen kirstunvartija; Аркадианмяки — холм, на котором стоит здание парламента) и пишет про самые интересные моменты.

Как с удовольствием сообщает таблоид Илта–Саномат, расходами, например, отличился Пааво Липпонен, председатель Социал–демократической партии в 1993–2005, премьер–министр в 1995–2003 и спикер парламента в 2003–2007. Помимо дополнительных расходов на охрану, перелеты и пользования рабочей машиной в личных целях, при нем в 2004 году для парламента решили купить бронированную машину для перевозки важных особ, в частности, иностранных гостей.

В итоге парламент закупил сей агрегат в 2005 году за 550 тыс. евро. Примерно таким же пользуется финский президент. Но если покупку такой машины для президента все же более–менее можно понять, у этого Мердесеса судьба вышла незавидная. Никто толком не знал, что с ним делать. Машина оказалась крайне неудобной для повседневного использования — тесная, с настолько тяжелыми бронированными дверями, что, если припарковаться на уклоне, не каждый взрослый мужик смог бы их открыть. Эксплуатация ее тоже стоила очень дорого — по городу жрала до 43 л/100 км, а пуленепробиваемые шины, стоящие 10 тыс. евро за комплект, необходимо было менять каждые 23 тыс. км. Ни сам Липпонен, ни кто–либо другой из парламента или партии так ею никогда и не пользовался. А для гостей держать такую — слишком расточительно.

В итоге через три года машину без лишнего шума сплавили в СУПО (местное ФСБ), те тоже не придумали, что с ней делать, и отдали в местное ГАИ. В 2014 году ГАИ как отдельное подразделение полиции было расформировано, и что сталось с машиной дальше, Росила не знает.

Из спикеров — и тоже из СДП — впоследствии отличился в 2014 году Ээро Пайулуома, пожелавший себе Ауди A8 вместо стандартных для спикеров парламента и министров A6 — у него, видите ли, ноги в A6 не влезают. Парламент выделил на это 90 тыс. евро. Но покататься Пайулуома на А8 не довелось — машину должны были закупить через шесть месяцев, а через четыре месяца его партия проиграла выборы.

Обычным депутатам, насколько мне известно, служебная машина не полагается. Служебные машины мэров крупных городов — Ауди A4, A6, A8, Вольво S80. У мэра Эспоо, кроме A8, есть еще модный электрический Ниссан Лиф. В средних и мелких городах служебная машина мэру обычно не полагается. В целом в Финляндии служебная машина — не слишком популярный бенефит, так как он облагается налогом.


Сто лет назад, 26 февраля 1918 года, на центральной площади города Вааса в провинции Остроботния, Западная Финляндия, генерал–лейтенант Маннергейм принимал парад вернувшегося в страну батальона егерей.

Короткая, но жестокая Гражданская война в Финляндии началась в Остроботнии. 15 января Сенат назначил Маннергейма главнокомандующим Белой гвардии, 18 января он прибыл в Ваасу. К этому времени уже сформировались «красная» часть страны — весь развитый юг с крупными промышленными городами — и «белая» — аграрный запад и север. Окруженная бесконечными остроботнийскими полями Вааса была крупнейшим из белых городов (если не сказать вообще почти единственным крупным).

Хельсинки же был фактически в руках красных. 26.1 Красная гвардия под командованием социалиста Алекси Аалтонена, бывшего журналиста, зажгла красный фонарь на башне Пааситорни в Хельсинки, как сигнал к началу штурма Сената. Попытка арестовать Сенат оказалось неудачной — часть его членов спаслась в Ваасу сразу же, часть прибыла туда потом кружным путем через Германию — но Хельсинки на какое–то время стал столицей красных. Аалтонен даже назвал свою штаб–квартиру в бывшем доме генерал–губернатора «Смолна» — в честь петроградского Смольного.

На несколько месяцев Вааса стала фактической столицей Финляндии; Сенат заседал в здании местной ратуши. 27 января считается официальной датой начала Гражданской войны — отдельные стычки были до этого, но первый официальный приказ применить оружие, исходивший от Маннергейма, был отдан 27.1; война началась с разоружения до сих остававшихся в Остроботнии русских гарнизонов, и первые ее выстрелы прогремели на хуторе Хулми прихода Лайхия, ныне пригород Ваасы. Сейчас на этом месте стоит памятник, зовущий войну «Освободительной» — «Вапауссота».

И Белая, и Красная гвардии имели к началу войны сравнимые силы, и представляли собой ополчения без какого–либо серьезного боевого опыта. Исход войны было бы намного труднее предсказать, если бы не помощь егерей. С 1915 года Германия тайно начала вербовать антироссийски настроенную финскую молодежь — в основном студентов и дворян, преимущественно в Западной Финляндии. Их переправляли через Швецию в Германию, где из них в 1916 году был сформирован 27–й Прусский Королевский егерский батальон. (Нескольких добровольцев в 1916 России удалось арестовать — эти «шпалерновцы», как их прозвали в честь Дома предварительного заключения на Шпалерной улице Петрограда, где они содержались, были освобождены после Февральской революции.)

Обученный в Германии егерский батальон (1895 человек), разумеется, сражался на стороне Германии, в Прибалтике. После провозглашения независимости Финляндии егери принесли ей присягу в церкви в Лиепае. Германия, с точки зрения которой все, что ослабляло Россию, было хорошо, дала добро на возвращение егерей в Финляндию, и 2/3 из них приняли участие в Гражданской войне — из них 950 человек прибыли в Ваасу 25 февраля, на пароходе «Арктур», вошедшем в ваасанскую гавань Васкилуото за ледоколом «Сампо».

После парада на следующий день егери отправились на фронт, где стали командовать частями Белой гвардии. Для Красной гвардии началась череда неудач, а в апреле ее судьба стала окончательно предрешена; в Финляндию прибыл и германский экспедиционный корпус под командованием генерала Рюдигера фон дер Гольца.

Уже 15 мая война завершилась победой белых. Обе стороны отличились необычайной жестокостью (и белые, пожалуй, большей); для страны война стала катастрофой — за несколько месяцев было убито 1.2% населения. Финляндия едва не стала протекторатом Германии — уже начали было делать корону для принца Фридриха Карла Гессен–Кассельского, которого собирались назвать Каарле I, Королем Финляндии и Карелии, Герцогом Аландским, Великим Герцогом Лапландским, Владетелем Калевы и Похьолы, и лишь после поражения Германии в Первой Мировой в Финляндии был избрал первый собственный президент. А раскол в обществе остался на долгие годы; окончательно сплотила нацию лишь защита отечества в Зимней войне. Следы этого раскола не исчезли и до сих пор. В Остроботнии войну часто зовут Освободительной и поныне. Но все же даже в Ваасе со временем появился и памятник Красной гвардии, к которому тоже приносят венки в День Независимости.

А егерей в Финляндии, несмотря на неоднозначность их роли в Гражданской войне, все же уважают, как фактических создателей армии независимой Финляндии. Значительная часть их воевала впоследствии и в Зимней войне и Войне–Продолжении. И завтра в Ваасе в их честь должен будет пройти парад, с участием министра обороны, оркестра бундесвера, и даже с пролетом F/A–18 финских ВВС.


e-pages.dk

80 лет назад, 22.1.1938, на финско–советской границе на Карельском перешейке, под Раасули (совр. Орехово), советским пограничным отрядом был застрелен финский пограничник Юсси Хухтамяки. Хухтамяки совершал обход границы на лыжах и чуть заехал на советскую сторону границы, объезжая упавшую ель.

Хухтамяки похоронили с почестями в его родном городе Лапуа в регионе Южная Остроботния; на похороны пришло 2500 человек. В Раасули ему поставили небольшой памятник, но он не пережил Зимнюю войну.

Расследование показало, что Хухтамяки совершенно точно заехал на советскую сторону границы, а также, что советская сторона до этого уже дважды указывала финской на эту несчастную ель. Тем не менее, вопрос, стоило ли из–за этого открывать огонь на поражение, остается открытым. Во всяком случае, потомки Хухтамяки никого в произошедшем не винят.

Предположительно, в сентябре 1941 финны отомстили за Юсси — четыре пулеметчика под покровом ночи сумели организовать засаду на железнодорожной станции в Раасули, и наутро сумели уничтожить целый советский взвод. Но сейчас трудно судить, насколько эта история — правда, а насколько — пропаганда.

Этот инцидент сегодня вспоминала региональная газета Остроботнии «Похьялайнен».


Лофотены, остров Москенес, горный приют Мункебу, ~470 м над уровнем моря. 30 мая.