Шесть горностаев

Интересные места о факты о Скандинавских странах, особенно Финляндии; изначально больше о ее регионе Остроботния (на гербе которого нарисовано шесть горностаев), сейчас уже не особо.

Сто лет назад, 26 февраля 1918 года, на центральной площади города Вааса в провинции Остроботния, Западная Финляндия, генерал–лейтенант Маннергейм принимал парад вернувшегося в страну батальона егерей.

Короткая, но жестокая Гражданская война в Финляндии началась в Остроботнии. 15 января Сенат назначил Маннергейма главнокомандующим Белой гвардии, 18 января он прибыл в Ваасу. К этому времени уже сформировались «красная» часть страны — весь развитый юг с крупными промышленными городами — и «белая» — аграрный запад и север. Окруженная бесконечными остроботнийскими полями Вааса была крупнейшим из белых городов (если не сказать вообще почти единственным крупным).

Хельсинки же был фактически в руках красных. 26.1 Красная гвардия под командованием социалиста Алекси Аалтонена, бывшего журналиста, зажгла красный фонарь на башне Пааситорни в Хельсинки, как сигнал к началу штурма Сената. Попытка арестовать Сенат оказалось неудачной — часть его членов спаслась в Ваасу сразу же, часть прибыла туда потом кружным путем через Германию — но Хельсинки на какое–то время стал столицей красных. Аалтонен даже назвал свою штаб–квартиру в бывшем доме генерал–губернатора «Смолна» — в честь петроградского Смольного.

На несколько месяцев Вааса стала фактической столицей Финляндии; Сенат заседал в здании местной ратуши. 27 января считается официальной датой начала Гражданской войны — отдельные стычки были до этого, но первый официальный приказ применить оружие, исходивший от Маннергейма, был отдан 27.1; война началась с разоружения до сих остававшихся в Остроботнии русских гарнизонов, и первые ее выстрелы прогремели на хуторе Хулми прихода Лайхия, ныне пригород Ваасы. Сейчас на этом месте стоит памятник, зовущий войну «Освободительной» — «Вапауссота».

И Белая, и Красная гвардии имели к началу войны сравнимые силы, и представляли собой ополчения без какого–либо серьезного боевого опыта. Исход войны было бы намного труднее предсказать, если бы не помощь егерей. С 1915 года Германия тайно начала вербовать антироссийски настроенную финскую молодежь — в основном студентов и дворян, преимущественно в Западной Финляндии. Их переправляли через Швецию в Германию, где из них в 1916 году был сформирован 27–й Прусский Королевский егерский батальон. (Нескольких добровольцев в 1916 России удалось арестовать — эти «шпалерновцы», как их прозвали в честь Дома предварительного заключения на Шпалерной улице Петрограда, где они содержались, были освобождены после Февральской революции.)

Обученный в Германии егерский батальон (1895 человек), разумеется, сражался на стороне Германии, в Прибалтике. После провозглашения независимости Финляндии егери принесли ей присягу в церкви в Лиепае. Германия, с точки зрения которой все, что ослабляло Россию, было хорошо, дала добро на возвращение егерей в Финляндию, и 2/3 из них приняли участие в Гражданской войне — из них 950 человек прибыли в Ваасу 25 февраля, на пароходе «Арктур», вошедшем в ваасанскую гавань Васкилуото за ледоколом «Сампо».

После парада на следующий день егери отправились на фронт, где стали командовать частями Белой гвардии. Для Красной гвардии началась череда неудач, а в апреле ее судьба стала окончательно предрешена; в Финляндию прибыл и германский экспедиционный корпус под командованием генерала Рюдигера фон дер Гольца.

Уже 15 мая война завершилась победой белых. Обе стороны отличились необычайной жестокостью (и белые, пожалуй, большей); для страны война стала катастрофой — за несколько месяцев было убито 1.2% населения. Финляндия едва не стала протекторатом Германии — уже начали было делать корону для принца Фридриха Карла Гессен–Кассельского, которого собирались назвать Каарле I, Королем Финляндии и Карелии, Герцогом Аландским, Великим Герцогом Лапландским, Владетелем Калевы и Похьолы, и лишь после поражения Германии в Первой Мировой в Финляндии был избрал первый собственный президент. А раскол в обществе остался на долгие годы; окончательно сплотила нацию лишь защита отечества в Зимней войне. Следы этого раскола не исчезли и до сих пор. В Остроботнии войну часто зовут Освободительной и поныне. Но все же даже в Ваасе со временем появился и памятник Красной гвардии, к которому тоже приносят венки в День Независимости.

А егерей в Финляндии, несмотря на неоднозначность их роли в Гражданской войне, все же уважают, как фактических создателей армии независимой Финляндии. Значительная часть их воевала впоследствии и в Зимней войне и Войне–Продолжении. И завтра в Ваасе в их честь должен будет пройти парад, с участием министра обороны, оркестра бундесвера, и даже с пролетом F/A–18 финских ВВС.


e-pages.dk

80 лет назад, 22.1.1938, на финско–советской границе на Карельском перешейке, под Раасули (совр. Орехово), советским пограничным отрядом был застрелен финский пограничник Юсси Хухтамяки. Хухтамяки совершал обход границы на лыжах и чуть заехал на советскую сторону границы, объезжая упавшую ель.

Хухтамяки похоронили с почестями в его родном городе Лапуа в регионе Южная Остроботния; на похороны пришло 2500 человек. В Раасули ему поставили небольшой памятник, но он не пережил Зимнюю войну.

Расследование показало, что Хухтамяки совершенно точно заехал на советскую сторону границы, а также, что советская сторона до этого уже дважды указывала финской на эту несчастную ель. Тем не менее, вопрос, стоило ли из–за этого открывать огонь на поражение, остается открытым. Во всяком случае, потомки Хухтамяки никого в произошедшем не винят.

Предположительно, в сентябре 1941 финны отомстили за Юсси — четыре пулеметчика под покровом ночи сумели организовать засаду на железнодорожной станции в Раасули, и наутро сумели уничтожить целый советский взвод. Но сейчас трудно судить, насколько эта история — правда, а насколько — пропаганда.

Этот инцидент сегодня вспоминала региональная газета Остроботнии «Похьялайнен».


Лофотены, остров Москенес, горный приют Мункебу, ~470 м над уровнем моря. 30 мая.