Шесть горностаев

Интересные места о факты о Скандинавских странах, особенно Финляндии; изначально больше о ее регионе Остроботния (на гербе которого нарисовано шесть горностаев), сейчас уже не особо.

Для многих, возможно, будет сюрпризом, что в гуманной и либеральной и все такое Финляндии до сих пор разводят животных на мех. Однако не так уж и мало фермеров в глубинке до сих пор этим живут. Почти все (90%) зверофермы сконцентрированы в шведоязычной Остроботнии, но на эту я случайно набрел в финскоязычной Южной Остроботнии. В 2014 году в Финляндии было 985 звероферм. Их количество сильно упало с 20 века (в 1980–х было 5500) и продолжает падать. Старые фермеры отходят от дел, а новых желающих этим заниматься не очень–то много — и не в последнюю очередь потому, что такое занятие ну как бы уже считается не очень комильфо, лисичек–то (и остальных, кого там разводят, на этой были лисы и вроде енотовидные собаки) всем жалко. Закрывается примерно по 50 звероферм в год.

В 1980–х годах из Финляндии поставляли 60% лисьих шкурок и 20% норочьих шкурок всего мира, к 2006 году эти цифры сократились до 20% и 5% соответственно, сейчас, наверное, еще сильно меньше. Зверофермы существуют и во всех остальных скандинавских странах, хотя во многих странах остальной Европы они либо запрещены, либо к ним сейчас применяются такие регуляции (в плане, чтобы животным было где бегать и все такое), что заниматься этим просто невыгодно. В Финляндии (постепенный) запрет на зверофермы не раз обсуждался, даже подавали гражданскую петицию в парламент, но воз и ныне там. Впрочем, выглядит все так, будто скоро вопрос разрешится сам собой. Но пока что зверофермы составляют достаточно заметную долю финской экономики — их оборот в 2000–х оценивался в 200–300 млн. евро в год, и они дают 2000–4000 рабочих мест напрямую и в несколько раз больше — косвенно (поставщики, сбыт и т. п.).

Дом фермера находился метрах в ста от собственно зверофермы, которую я фотографировал на телефон, подойдя близко к забору, и я спалился — ко мне из дома направился не очень дружелюбного вида мужик, по–видимому хозяин зверофермы, и начал наезжать, что я тут снимаю. С некоторым трудом мне удалось объяснить на своем ужасном финском, что просто лисички красивые и я ничего плохого не хотел. (Сердитый фермер лет 50 из зажопной южноостроботнийской глубинки — это тот случай, когда пытаться что–то объяснять на английском смысла нет, 90% что он его не знает.)

Подозрительность фермера (а по–моему в моей практике никто никогда нигде в Финляндии ни разу не возражал против фото) можно понять — активисты иногда, натурально, устраивают атаки на зверофермы. Самый знаменитый случай был в 1995 году на звероферме в Эвиярви, где три девушки под покровом ночи выпустили 400 лис с двух звероферм. Им дали небольшие условные сроки и постановили возместить ущерб в 800 тыс. марок (135 тыс. евро — ой). С тех пор таких активистов зовут «кеттутюттё» — «лисьи девочки». В 1997 году фермер из Ориматтилы, видимо, под впечатлением от этого случая, обстрелял пятерых активистов из ружья. Нервная работа у людей, короче.


На сколько–нибудь популярных пеших тропах в Финляндии обычно прокладывают деревянные дорожки–гати на участках, проходящих по болотам и других сырым местам. Характерный вид финской гати, обычно делающейся из двух широких досок, знаком каждому, кто был в финских национальных парках. Иногда, однако, и гать не помогает пройти, не замочив ног. Фото сделано 5 мая у ручья Руухипуро в национальном парке Саламаярви в Центральной Финляндии.

Трудно сказать, сколько всего гатей в Финляндии, потому что тропы могут обслуживать разные организации — Метсяхаллитус (Государственное лесное управление), муниципалитеты, землевладельцы или группы энтузиастов. Но во всяком случае национальными парками, заповедниками и отдельными важными памятниками природы занимается именно Метсяхаллитус. В его ведении находится около 500 км гатей. Это довольно много, а бюджет у них не резиновый, так что в этом году начали говорите о снятии с баланса некоторых редко используемых троп. Гать строится из сосны, иногда из лиственницы, и служит 10–15 лет; до трех раз больше при специальной пропитке дерева. Строительство 1 км гати в Финляндии стоит 20–30 тыс. евро (материалы и работа — 50/50). Как вариант, местами можно вместо гатей отсыпать тропинки гравием (что вполовину дешевле), а еще последнее время местами стали отсыпать опилками.


Вааса, Западная Финляндия. У дома государственных учреждений в довольно плотно застроенном районе Палосаари.


Государственная дорожная сеть Финляндии включает в себя более 40 паромных переправ. Когда–то их было намного больше, но паромы постепенно заменяются мостами там, где это возможно, и сейчас они остались только на относительно малодеятельных переправах и на крупных морских проливах, где мост построить затруднительно. Длина переправ — от 169 м до 9.5 км. Все паромы эксплуатируются государственной компанией FinFerries (она же Suomen Lauttaliikenne Oy), и все бесплатны для использования, как и сами финские дороги. В год перевозится 5 млн. автомобилей и 10 млн. пассажиров. Паромы работают круглосуточно.

Одна из самых загруженных переправ — на остров Хайлуото недалеко от города Оулу. Хайлуото — единственный крупный населенный остров в северной части Ботнического залива. Население острова составляет около 1 тыс. человек, кроме того, летом он часто посещается туристами. На переправе длиной около 7 км работает два довольно больших парома, «Мерисилта» и «Мерилуото» (на фото). Переправа длится около 25 мин.

Эксплуатация паромов не очень дешева, а вскоре обоим судам уже потребуется капитальный ремонт, поэтому не так давно было принято решение построить на остров мост. Один большой мост длиной 7 км обошелся бы в астрономические деньги (самый длинный финский мост на данный момент, Реплотский, лишь чуть длиннее километра), но море между побережьем и островом, к счастью, очень мелкое, и можно будет обойтись в основном насыпной дамбой с двумя 750–метровыми мостами. Проект оценивается в 76 млн. евро. К строительству уже скоро приступят, и открыть мост должны в 2021 году.


Тропы здоровья у озера Пилвилампи (Облачный пруд), город Вааса, Западная Финляндия, январь 2018.


Представьте: едете вы мрачным февральским днем в крошечный (самый маленький в стране официально — население 1300) городок Каскинен в Западной Финляндии. Останавливаетесь по пути на дамбе, и видите такую табличку:

Сфотографировано в этом месте:

Читать далее «Финские вьетнамцы»


Финляндия не то чтобы очень славится водопадами (это все–таки не Норвегия, где они буквально на каждом шагу), но есть и в ней весьма живописные, если знать места. Самым красивым в стране обычно считают водопад Хепокёнгяс (Лошадиный водопад) в 15 км от поселка Пуоланка в малонаселенном регионе Кайнуу. Он получил свое название за форму скалы, справа от потока наверху — считается, что она слегка напоминает лошадиную голову. Высота водопада — 18 м. Объем воды на самом деле невелик (менее 1 куб. м/с в среднем), но водопад действительно весьма живописен и легкодоступен, если не считать того, что это северные ебеня (есть подъездная дорога, летнее кафе, место для костра с навесом и даже дорожка для инвалидных колясок, что необычно для места с существенным перепадом высот). Водопад образован речкой Хейнийоки, относящейся к бассейну Кийминкийоки, впадающей в Ботнический залив под Оулу.

Другие легкодоступные финские водопады — самый высокий, хотя не самый живописный Коркеакоски под Куопио, и могучие Юрявя и Киутакёнгяс в национальном парке Оуланка; 6 км пешком придется пройти до огромного каскада Китсипутоус, «слез горы Малла», в горах под Килписъярви. А вот, например, до «финской Ниагары», Пихтсускёнгяса, нужно идти 40 км по лапландской тундре и сопкам. И, конечно, раньше славился на всю Скандинавию Иматранский водопад, но он был уничтожен в 1920–х при строительстве ГЭС.