Лаппи-2015

Поселок Экясломполо, его окрестности и частично национальный парк Паллас-Юллястунтури
в Колари и Муонио, Тундровая Лапландия, Финляндия;
Заповедник Малла, Килписъярви, Тундровая Лапландия, Финляндия;
частично губерния Тромс, Северная Норвегия


В сентябре 2015 я собирался взять свою последнюю в 2015 году неделю отпуска. Девушка моя была на Кипре, больше со мной никто тоже не ехал, так что у меня более или менее впервые в жизни было время, возможность и деньги для одиночной поездки в абсолютно любом интересующем меня формате. (Ну, я не считаю некоторые отдельные поездки автостопом много лет назад.)

Я размышлял над разными вариантами путешествия. Какой-нибудь глухой уголок Норвегии, например — всегда уместная идея. Или финский остров. В Архипелаговом море? Или в Ботническом заливе где-нибудь? А может и не остров, а просто домик где-нибудь в финской заднице мире? Голова кругом идет просто.

В конце концов, я определился, когда нашел приятный и недорогой вариант проживания, и в дальнейшем танцевал от него. Им оказался один из коттеджей Lost in Lapland (прямая ссылка на сайт), в поселке под названием Экясломполо (Äkäslompolo), в финской Лапландии, у национального парка Паллас-Юллястунтури (Pallas-Yllästunturi). У них, в частности, был небольшой коттеджик «Келостар» по очень приятной цене. Я его забронировал (примечание для желающих: платить можно только прямым банковским переводом — пришлось узнавать, как вообще делается перевод из России в Финляндию), и начал читать про Лапландию.

Под Лапландией чаще всего понимают именно северную часть Финляндии. На самом деле так можно называть и весь север Скандинавии, а также Кольского полуострова в России. Лапландия в этом смысле — все земли, где традиционно жил народ, называемый саамы — они же лопари — отсюда и слово Лапландия. Саамов в Финляндии, Швеции, Норвегии и России сейчас живет около 100 тыс. У них есть свой флаг, упоротый национальный костюм, традиции оленеводства, и абсюлютно зубодробительный язык (немного похож на жутко изуродованный финский), но своего государства у них никогда не было. Сейчас саамы в Лапландии — национальное меньшинство; большую часть населения составляют обычные финны, шведы, норвежцы и русские (а также турнедальцы — грубо говоря, шведские финны, — и квены — грубо говоря, норвежские финны).

Финская Лапландия, «Лаппи» (Lappi), как ее зовут сами финны — это и правда самая северная часть Финляндии, и самый большой регион страны с большим отрывом, занимающий что-то около 40% всей территории. Финская Лапландия очень редконаселена; общее население всего 180 тыс. Единственный серьезный город — Рованиеми (Rovaniemi). Лапландские города и деревни аккуратные и чистенькие, как и в остальной Финляндии, но довольно скучные и однообразные. Эта часть страны была практически полностью уничтожена в ходе малоизвестной Лапландской войны. Лапландская война шла в 1944-1945 годах, когда Финляндия заключила мир с Советским Союзом, и стала прогонять со своей территории немцев, которые, собственно, как раз там в Лапландии и базировались. Жертв в войне было очень мало, а вот материальные потери огромные — отступающие немецкие войска сжигали все города и уничтожали все дороги.

Так что современная Финская Лапландия была отстроена с нуля, и, не считая знаменитой резиденции Санта-Клауса в Рованиеми, посещается ради ее природы. В Лапландии много огромных национальных парков с тысячами километров туристических троп. Куча горнолыжных курортов. Знаменитые катания на северных оленях и на лайках. Вообще, Лапландия, которая, по большому счету, представляет собой просто много елок, низких гор и озер в очень суровом климате (звучит похоже примерно этак на половину России же), отлично себя преподносит для туристов.

Лапландию обычно посещают зимой; зимой ее лыжные курорты, включая Экясломполо, переполнены. Я же холод не люблю, зато очень люблю (небольшие однодневные) походы, а для них ранняя осень — лучший сезон (летом-то, говорят, комары и мошки совсем покоя не дают). Так что я вот и подумал, что мне выдается отличная возможность познакомиться с Северной природой. Разумеется, я собирался туда на машине. От Петербурга до Экясломполо ехать 1120 км — можно, хотя и с трудом, доехать за один день. На машине я мог также использовать Экясломполо как базу для дальнейших поездок по округе, что позволило мне посетить, например, точку, где сходятся Финляндия, Швеция и Норвегия, и немного полюбоваться фьордами Северной Норвегии.

Короче говоря, мое решение отправиться в Лапландию было абсолютно правильным. Это был лучший отпуск в моей жизни с огромным отрывом, и я бы повторял его каждый год, желательно минимум дважды. Было даже круче, чем во фьордах Западной Норвегии; все-таки именно Север — самое прекрасное и мирное место на свете. Я также получил огромное удовольствие от самого факта одиночной поездки. Не то чтоб я не видел ни единой души вокруг — просто ни с кем не общался. А я такой интроверт, что мне это только в радость.