В 1944 году Финляндия потерпела поражение в своей «отдельной войне» против СССР (Война–Продолжение), вторично потеряв Выборг, Карельский перешеек, Ладожскую Карелию, и оккупированные в течение предыдущих лет земли, включая Петрозаводск. В жестоких битвах при Тали–Ихантала и Иломантси финны сумели приостановить советское наступление, что позволило перейти к мирным переговорам. Условия заключенного в сентябре 1944 Московского перемирия, тем не менее, были жесткими для Финляндии. В числе прочего, согласно второй статье соглашения о перемирии, ей предписывалось разоружить все германские подразделения и интернировать всех германских граждан на своей территории.

Это была непростая задача. В войне 1941–1944 на всей северной части финско–советского фронта (севернее Оулу) сражались войска нацистской Германии, так как именно здесь у Германии был наибольший стратегический интерес: обезопасить поставки финского Никеля из Петсамо (Печенги), и захватить Мурманск и/или перерезать Мурманскую железную дорогу, чтобы отрезать этот путь снабжения СССР военной помощью союзников. С последней целью Германия в 1941 году попыталась провести операцию «Зильберфукс» (Серебряный лис), состоящую из операций «Платинфукс» (Платиновый лис), нацеленной на Мурманск, и «Полярфукс» (Полярный лис, песец), на Саллу и Кандалакшу. Благодаря героическому сопротивлению советских войск все эти операции потерпели провал, и этот фронт перешел к стадии позиционной войны.

Немцы были отнюдь не дураки, и прекрасно понимали, что интересы Финляндии в войне не слишком–то совпадают с их собственными, а военные силы финнов весьма ограничены, и Финляндия может как заключить сепаратный мир с СССР, так и попросту оказаться полностью оккупированной. Поэтому в 1943 году, втайне от Финляндии, началась подготовка операции «Бирке» (Береза). Германия начала строить укрепления в Лапландии; на тот момент их целью полагалась защита никелевых рудников Печенги и германских позиций в Северной Норвегии от возможного наступления СССР с юга через Финляндию, после капитуляции последней.

Лапландия в этих места представляла и представляет собой в основном глухие непролазные леса и болота, местами сопки–»тундры», и на ее севере дорог в те годы почти не существовало. Многие дороги в этих местах, как и в Северной Норвегии, изначально немцами (точнее, военнопленными, преимущественно советскими, конечно) и были построены, включая дорогу Каресуандо–Килписъярви–Шиботн (Дорога Четырех Ветров, совр. северная часть трассы 21), и дорогу Инари–Кааманен–Каригасниеми–Карашок (совр. трасса 92), важные дороги между финской Лапландией и Северной Норвегией. Конечно, на тот момент они были всего лишь грунтовками, которые многократно улучшались, спрямлялись и постепенно асфальтировались за последующие полвека, но тем не менее уже в военные годы они обеспечили круглогодичное движение там, где раньше можно было зимой проехать только на оленях, а летом и вовсе лишь пешком.

В связи со столь сложными природными условиями не было необходимости строить сплошную линию укреплений (в духе линии Маннергейма, линии Салпа или линии Мажино в Европе), и работы сосредоточились главным образом на двух участках: позиция «Штурмбок» у Каресуандо, прикрывавшая так называемую «магистраль 50» на Килписъярви–Шиботн, и позиция «Шутцвалл» у Ивало, прикрывавшая как старое Шоссе Ледовитого Океана к печенгским рудникам, так и другую построенную военнопленными дорогу, на Каригасниеми–Карашок.

К моменту разрыва отношений между Финляндией и Германией 2.9.1944 «Штурмбок» (Sturmbock), оказавшийся вскоре наиболее важной частью укреплений, был в основном построен. Строительством занималась так называемая Организация Тодта, нацистская военизированная строительная организация. Из 2500–3000 строителей порядка 2000 были советскими, а также польскими военнопленными. Так как при отступлении немцы уничтожили все документы, их точная судьба неизвестна. Скорее всего, все они были казнены, а их останки свалены в болота или погребены под дорогами, но, возможно, кому–то удалось дожить до самой капитуляции германских войск уже в Норвегии. Скорее всего, многие умерли также от голода; снабжать продовольствием в этих краях и свои войска немцам было непросто.

Официальной датой начала Лапландской войны (Lapin sota) считается 15.9.1944 — дата, к которой по условиям Московского перемирия немцы должны были покинуть территорию Финляндии. К этому времени в северной Финляндии все еще оставалась германская 20–я горная армия численностью 213 тыс. человек под командованием генерала Лотара Рендулича. В предыдущие дни представители Маннергейма и Рендулича вели переговоры о мирном отступлении германских войск, а немцы спешно пытались эвакуировать значительную часть войск и техники из порта Оулу. Тем не менее, полностью покидать Финляндию они не были намерены — согласно плану операции «Бирке» — которая в итоге прошла практически как по маслу, несмотря на то, что отступать пришлось от финнов, а не от СССР.

Фактическая первая стычка в Лапландии (точнее, близ Лапландии, в Пудасъярви в Оулусской губернии) произошла только 28.9. Финляндия не горела желанием начинать активные боевые действия, но была вынуждена это сделать под давлением СССР. Страна была истощена войной и подавлена вторичным поражением, окончательной потерей своих юго–восточных земель, необходимостью повторной эвакуации оттуда сотен тысяч мирного населения, а по условиям перемирия численность ее армии должна была вернуться к мирным цифрам. Так что воевали в Лапландии поначалу всего 60 тыс. финнов под командованием генерала Ялмара Сийласвуо, а после и того меньше; с декабря в финской армии остались одни 20–летние призывники в количестве 12 тыс., почти всех остальных отправили по домам. Условия Лапландии также практически не позволяли транспортировать туда артиллерию, да и воздушная поддержка была чисто символическая.

Еще к ноябрю, собственно, активная фаза Лапландской войны и закончилась. В октябре финны отвоевали южную Лапландию — Торнио, Кеми, Рованиеми. На востоке CCCР освободил Печенгу (по условиям перемирия возвращавшуюся к нему) и ударил оттуда в сторону Ивало. К этому времени, однако, потеря печенгского никеля уже перестала заботить немцев. Имевшиеся запасы никеля и австрийские месторождения сочли достаточными для продолжения войны. Поэтому операция «Бирке» стала только прелюдией для операции «Нордлихт» (Северное сияние) — окончательное отступление в Норвегию.

В итоге к ноябрю германские войска закрепились на позиции «Штурмбок» и началась позиционная фаза войны. «Штурмбок», построенный в крайне удачном с точки зрения обороны месте, на склоне сопки у слияния рек Кёнкямяэно и Лятясэно, успешно прикрывал отступление 200 тыс. германских войск. 12 тыс. солдат, 800 пулеметов, 100 гранатометов и 160 орудий делали взятие линии финнами совершенно немыслимым. Финские войска остановились в нескольких километрах южнее, в районе старой саамской деревни–рынка Марккина, и предпринимали лишь разведывательные вылазки.

Отступление германских войск завершилось в январе, и немцы переместились на другую оборонительную позицию, Люнгенскую линию, где и оставались до конца войны (и 20–я горная армия стала чуть ли не наиболее уцелевшей из всех на момент капитуляции Германии). Люнгенские Альпы — самые высокие горы Северной Норвегии — и горные массивы, продолжающие их к югу, образовывали еще более эффективную естественную оборонительную линию, чем лапландские сопки и болота. Советские войска не дошли и близко до этих позиций, остановившись в Норвегии после Печенгско–Киркенесской операции на реках Нейден и Тана.

Люнгенская линия, тем не менее, заходила также на приграничную финскую территорию, и в 1945 году состоялся еще ряд небольших финско–германских стычек. В апреле германские войска начали отводить на норвежскую территорию окончательно. 25.4 состоялась последняя перестрелка в приграничной деревне Килписъярви, и 26.4 было установлено, что более германских войск на территории Финляндии нет. 27.4 на пограничном камне Финляндии, Швеции и Норвегии был поднят финский флаг. Этот день считается днем завершения Второй Мировой войны в Финляндии, и отмечается сейчас как день ветеранов, а фотография с флагом над пограничным камнем — одно из самых знаменитых финских военных фото.

Лапландская война стала небольшой по количеству жертв (около 1000 погибших с германской стороны, 800 с финской), но принесла тяжелые разрушения. При отступлении на север немцы использовали тактику выжженной земли. Было уничтожено 18000 строений, из которых 14900 в Лапландии (до 45% всех существовавших зданий) и остальные в Оулусской губернии. В крупнейших городах и поселках было разрушено 75–95% построек; в Рованиеми, региональной столице, уцелели лишь считанные десятки зданий. Было уничтожено или заминировано 471 км железных дорог, 9500 км автомобильных дорог, разрушены все паромные пристани, 675 мостов, 3700 км телефонных и телеграфных линий. Гражданские жертвы, однако, почти отсутствовали; с началом военных действий была объявлена эвакуация Лапландской и Оулусской губерний, и 75% населения, 168 тыс. человек, были размещены как в более южных районах (одновременно с 420 тыс. эвакуантов с Карельского перешейка и Ладожской Карелии, которых надо было расселять уже на постоянной основе), так и в Швеции, с готовностью принявшей беженцев. Некоторые из них могли прямо из Швеции, через пограничную реку Торне, наблюдать, как сжигают их дома. Был уничтожен также скот (включая северных оленей), которые эвакуанты не могли увести с собой. Но немцы не трогали само население.

Послевоенная реконструкция Лапландии легла дополнительным бременем на Финляндию, помимо расселения карельских эвакуантов и выплаты репараций СССР. Не обошлось также без социальных последствий; отношения между немцами и финскими женщинами в течение войны были нередки, и около 1000 финок в итоге бежали с немцами в Норвегию. Многие из оставшихся подвергались в обществе унижениям.

Официально состояние войны между Финляндией и Германией было прекращено только к 1954 году.

Лапландская война исключительно малоизвестна за пределами Финляндии, и какие–либо источники о ней существуют практически исключительно на финском языке. Хотя это и понятно, учитывая небольшое количество жертв, и то, что в остальном мире в эти месяцы Второй Мировой войны происходили намного более важные события. Один из наиболее значимых (если на самый значимый) музей этой войны — «крепость Ярямя» (Järämä), восстановленные бункеры и траншеи центральной части позиции «Штурмбок». Она находится в 14 км по трассе 21 севернее села Каресуандо. Я был там в июне, и, хотя сам музей был закрыт на празник, смог осмотреть наружную часть экспозиции. В посте приведены фото из Ярямя, а также несколько фото из Килписъярви (Люнгенская линия) и мест поблизости, и несколько исторических фото из разных открытых источников в Интернете. Основной источник для текста — банально, финскоязычная Википедия 🙂 Еще посмотреть, что осталось от Люнгенской линии можно, например, в фотоотчете какого–то энтузиаста здесь (на финском, но фото говорят и сами за себя).

1. Заглавное фото — блиндаж с позиции «Штурмбок»

2. В двойном селе Каресуандо, по финскую и шведскую сторону границы, находится последний из шести мостов между Финляндией и Швецией. От Каресуандо на север начинается Кясиварси, северо–западный отрог Лапландии, где и прошла позиционная часть Лапландской войны

3. Единственная дорога в этих местах по сей день — Дорога Четырех Ветров, трасса 21. Сейчас почти весь Кясиварси относится к заповедным и иным охраняемым природным территориям

4. Музей Ярямя, внутрь которого я, с сожалению, не попал из–за праздника

5. А сразу за музеем на пологом склоне начинаются траншеи позиции «Штурмбок»

6. С видами на пейзажи лапландских болот

7. Траншеи выложены грубым камнем. Укрепления совсем не похожи, к примеру, на линию Салпа на юго–востоке Финляндии, в музеях которой многие могли побывать

8. Невосстановленная часть траншеи

9. Помимо траншей, здесь сохранилось/восстановлено с пяток блиндажей

10. Характерный гофрированный металл

11.

12. Здесь блиндаж был взорван при отступлении и не восстановлен

13. Командирский блиндаж находится довольно высоко на сопке, и добраться до него в такую сырую погоду — то еще приключение

14. Интерьеры восстановлены для музея. Об их изначальном облике информации немного (пара фотографий), так что ряд деталей был уже додуман финнами

15.

16. Есть и противотанковая пушка

17. Обычная немецкая PaK 40 смотрит как раз на дорогу

18. Ну а это — солдатский нужник

19. Если отправиться дальше, на самый крайний север этих мест, там можно найти и остатки Люнгенских укреплений. Эти безумной красоты места — единственный уголок Финляндии, где есть горы >1000 м

20. Северных оленей здесь, конечно, намного больше, чем людей

21. Недалеко от норвежской границы над деревней Килписъярви находится сопка Саана (1029 м) характерной формы

22. Здесь музея и даже поясняющих табличек нет, но на склоне сопки можно найти остатки укреплений

23.

24. Видно, что использован тот же самый гофрированный металл, что и на «Штурмбоке»

25. Деревня Килписъярви, вид с сопки Саана. Видно, что кемпинговых домиков и гостиниц здесь больше, чем собственно жилых домов

26. Помимо Сааны, на вершину которой можно подняться менее чем за полтора часа, популярный поход из Килписъярви — к пограничному камню Финляндии, Швеции и Норвегии

27. Пограничный камень, у которого раздались последние выстрелы войны. На фоне норвежские горы — нанмого остроконечней финских

28. Финско–норвежская граница представляет собой заборчик, чтобы олени не убежали в другую страну

29. Граница на дороге. Немецкие позиции также можно в ассортименте найти и на норвежской стороне, но там я не пробовал

30. Схема отступления немецких войск по планам операций «Бирке» и «Нордлихт»

31. Далее исторические фото. Эвакуация гражданского населения в Швецию через пограничную реку Торне

32. Шведские солдаты помогают финским беженцам

33. Взорванный железнодорожный мост в Хаукипудасе под Оулу — одно из мест, где железная дорога в Лапландию была перерезана

34. Сожженный Рованиеми (колоризация)

35. В 1930–е годы массовый туризм в Лапландию только начал зарождаться. В войну многие популярные отели, такие, как «Похьянхови» в Рованиеми, также были уничтожены

36. Церковь Рованиеми также не уцелела

37. В Кеми немцы попытались в числе прочего взорвать высотное здание городской администрации, но оно не только выстояло, но и было восстановлено и служит по прямому назначению по всей день

38. Сожженный Ивало. Обратите внимание на старый указатель на Петсамо (Печенгу) — к этому моменту она уже отошла СССР

39. Справа генерал Лотар Рендулич. За безукоризненное проведение операций «Бирке» и «Нордлихт» под конец войны ему было вверено командование группой армий «Курляндия». Получил срок на Нюрнбергском трибунале, но не за Лапландию, а за свои более ранние дела в Югословии. Амнистирован уже в 1951 году

40. Финал Лапландской войны. Финский флаг над пограничным камнем

Опубликовано: