Наступил январь 2019, а это несколько фотографий, сделанных два дня назад, еще в декабре 2018. Я снова съездил в место, которое сейчас могу, пожалуй, назвать моим любимым на Кваркенском архипелаге и вообще в окрестностях Ваасы — тропа Викарскат-Финнхамн (Vikarskat-Finnhamn). Природа и погода оказались такими приятными, что даже с телефона (я же до сих пор не купил фотоаппарат новый) фотографии вышли довольно ничего так.

Эта тропа короткая (2.5 км в одну сторону, не кольцевая) и расположена на том же острове Бьёркё (Björkö), что и рыбацкая деревня Сведьехамн, смотровая вышка Салткарет и тропа Буддватнет-рунт — самые, наверное, рекламируемые места Кваркена. Викарскатская тропа, в противоположность им, достаточно малоизвестна, и, по-моему, кроме сайта муниципалитета Корсхольм нигде не описана. Добраться до тропы на машине легко, поезжайте почти до самого Сведьехамна (Svedjehamn) из Ваасы по трассе 724, Реплотскому мосту, через Реплот и Бьёркёбю, и перед самым Сведьехамном поверните направо на дорогу Викарскатвеген (Vikarskatvägen). По ней по указателям на рыбную гавань (Fiskehamn) 4 км по гравийным дорогам, ближе к концу налево на перекрестке посреди леса. Вы и впрямь попадете в небольшую рыбную гавань, где достаточно места, чтобы оставить машину. Оттуда и начинается тропа. Прелесть ее в большом количестве видов открытого моря, шум которого слышно все 2.5 км, даже посреди леса. В конце будет хижина и места для костра.

Погода 30.12 была в основном солнечная (третий день подряд) и не сильно холодная. Реки, озера, море на побережье Ваасы и в архипелагах замерзли, и на Ботническом заливе несколько дней назад начался ледокольный сезон — ледокол «Отсо», а за ним «Контио» вышли туда из Хельсинки и работают в самых северных портах — Торнио, Кеми и Оулу. Здесь, в открытом море Кваркенского пролива, морским льдом пока не пахнет.

1. Замерзшая бухта в начале тропы.

2. Дни в Остроботнии в декабре совсем короткие. На зимнее солнцестояние долгота дня была всего 4 часа 40 минут (с тех пор стало минут на десять дольше). Солнце поднимается всего на 3.7º над горизонтом. У нас здесь не Арктика, конечно, но уже немножко похоже. Каждый год финны напряженно ждут постоянного снежного покрова, чтобы земля и все остальное стали выглядеть хотя бы посветлее. Жители Хельсинки обычно волнуются, будет ли у них «белое Рождество» — на юге в декабре снега еще совсем мало, и Рождество в наши дни чаще бывает коричневым, чем белым. В Остроботнии «белое Рождество» происходит намного чаще. В этом году «белое Рождество» в конце концов благополучно состоялось по всей стране, но снежный покров в Остроботнии был на тот момент и остается пока что до сих пор весьма тонким, всего несколько сантиметров (к концу зимы обычно снега больше полуметра, хотя в глубине страны в большинстве мест и того больше).

3. Небольшая достопримечательность у тропы, памятник рыбакам из деревни Бьёркёбю, не вернувшимся из моря.

4. И вот и оно само, море за берегом, сложенным крупными валунами, и намерзшей полоской льда.

5. День вроде бы был не особо ветреный, но море было слегка неспокойно. Этот берег обращен на север, так что там, за оставшейся частью Перямери (Ботнического залива) — Оулу, Торнио, пограничные мосты через реку Торне, Дорога Четырех Ветров на север, лапландские сопки, олени, и за норвежской границей — дикие горы и ледяные фьорды.

 

6.

7.

8. Тропа официально кончается у «рыбацкой сауны» в местечке под названием Финнхамн. «Рыбацкая сауна» (hamnbastun) в данном случае означает вовсе не сауну; это слово используется для небольших хижин на остроботнийских архипелагах, изначально предназначавшихся для ночевок рыбаков. (Аналогично, например, в лесах встречались «лесные сауны», где совсем не обязательно можно было мыться.) Эта рыбацкая сауна построена в конце 19 века.

9. Рыбацкая сауна сейчас служит в качестве открытой хижины для ночевки (autiotupa), то есть она открыта (и бесплатна) для всех желающих остановиться там, приготовить еду или заночевать. Эта тропа, хотя и не имеет широкой известности, среди местных довольно популярна, и застать хижину пустой, наверное, не так уж просто. Такие хижины положено делить с другими желающими, и если кому-то места не хватило, то тот, кто пришел раньше всех, отправляется спать на улицу. Но вообще я не уверен, спят ли в этой хижине в действительности. Подобные хижины характерны для более диких мест в Лапландии и Восточной Финляндии, а в относительно населенных регионах крайне редки за несколькими исключениями, включая рыбацкие сауны в архипелагах.

10.

 

11. Можно пройти и дальше за хижину, до конца длинного мыса. По дороге будет небольшой песчаный пляж, хотя сейчас песка, конечно, не видно.

12. В самом конце острова будет место под названием Трекарлен — маленький островок, частично соединенный с остальной землей. В октябре я не смог на него попасть, небольшой ведущий туда перешеек был подтоплен; а сейчас в декабре спокойно дошел и даже вроде бы не по льду.

13. Ну а это и совсем конец. Интересно, можно ли пройти отсюда дальше, до острова Ритгрунд, когда море полностью замерзает. На Ритгрунде есть маяк, и попасть туда весьма нетривиально. Расстояние (километров пятнадцать вроде) теоретически позволяло бы дойти пешком по льду, если, конечно, море и впрямь полностью замерзает и лед крепкий, но я понятия не имею, так ли это.  В любом случае одному пробовать вряд ли стоит.

14.

15. Обратная дорога после заката (в три часа дня). С Новым годом!

Опубликовано: