На днях мы посмотрели на маленький кусочек финско–российской границы. Давайте теперь посмотрим на финско–шведскую и финско–норвежскую! Тут материала у меня гораздо больше.

Вся граница Финляндии со Швецией и Норвегией относится к Лапландии — самому обширному региону страны, занимающему ее северную треть. Несмотря на малонаселенность Лапландии, дорог здесь не так уж и мало. Существует по шесть дорог в Швецию и Норвегию.

Финляндия, Швеция и Норвегия входят в Шенгенскую зону, и между ними разрешено свободно передвигаться и пересекать границу в любом месте, хоть посреди тундры. Тем не менее, это не означает неограниченного провоза любых товаров. На всех погранпереходах есть таможенные пункты, открытые по будням в рабочее время, где можно задекларировать перевозимые товары (хотя туристу едва ли это понадобится). На всех погранпереходах, насколько я помню, физически сейчас таможня совмещенная, одна на две страны. Изредка там могут останавливать и проверять документы и/или багаж. Стоит отметить, что Норвегия не входит в ЕС, и ограничения на ввоз товаров через финско–норвежскую границу значительно более суровые, чем через финско–шведскую. Например, на алкоголь — не более 1 л крепкого, 1.5 л вина, 2 л пива и 200 сигарет.

1. Торнио–Хапаранда; трасса 29 (E4). Начнем от Балтийского моря. Почти в самой северной его точке начинается финско–шведская граница, проходящая по реке Торне (Торнионйоки по–фински, Турнеэльвен по–шведски). Город Торнио (Tornio, от шведского Torneå, попросту «река Торне») — самый старый город Лапландии, хотя, честно говоря, я бы не сказал, что он сам по себе особо интересен. Регион, где находится Торне, зовут Приморской Лапландией (Meri–Lappi) — тут хоть формально и Лапландия, но пейзаж довольно унылый и плоский, и оленеводством тут не занимаются, в отличие от всей остальной Лапландии. Город славится огромным металлургическим заводом и (посредственным) пивом Lapin Kulta («Золото Лапландии»), которое здесь варили десятки лет, но в конце концов перенесли–таки производство на юг.

Поинтереснее, пожалуй, будет шведская Хапаранда по другую сторону Торне, даром что меньше в разы (Торнио — 22.5 тыс. человек, Хапаранда — 5 тыс. человек). Хапаранда возникла довольно спонтанно после того, как Торнио стал пограничным городом; в шведскую эпоху границей между собственно Швецией и Финляндией считалась следующая на восток крупная река, Кеми, и Торнио до 1809 не был даже региональной границей. Сейчас прямо в сотне метров от границы всех въезжающих в Швецию встречает «Икея», что выглядит немного комично даже. Говорят, покойный Ингвар Кампрад лично приказал здесь ее построить, несмотря на то, что по их же собственным стандартам плотность населения тут слишком низкая. И прижилось хорошо; на севере–то люди привычные к длинным поездкам — читал, что аж из Мурманска сюда люди ездят.

Из Хапаранды дальше идет, постепенно заворачивая на юг, трасса E4 — главная дорога всей Швеции. Она идет вдоль берега до Стокгольма, и затем наискосок на Хельсингборг, на паром в Данию.

Фактически между Торнио и Хапарандой есть не одна, а две автомобильные дороги — более старая, за памятником, символизирующим финско–шведское сотрудничество (и стоящим точно на границе), на заднем плане. Еще между Торнио и Хапарандой есть железнодорожный мост, единственная железная дорога из Финляндии в Швецию, про которую стоит в дальнейшем поговорить отдельно. Также тут есть знаменитое международное поле для гольфа.

2. Аавасакса–Эвертурнео; трасса 98. На север от Торнио начинается финская Национальная трасса 21, известная также под более поэтичными названиями Дорога Северных сияний и Дорога Четырех ветров. Она идет вдоль всей финско–шведской границы. Ближайший городок после Торнио — в 60 км севернее по Дороге Северных сияний — Юлиторнио (Ylitornio, Верхний Торнио). В нескольких километрах дальше за Юлиторнио будет деревня Аавасакса, и из нее в Швецию ведет мост. Городок–близнец на шведской стороне называется Эвертурнео (Övertorneå), тоже Верхний Торнио, только по–шведски.

Фото сделано с вершины сопки Аавасаксанваара или тоже просто Аавасакса. Сопка не очень высока (242 м), но довольно сильно выделяется над местностью. За Аавасаксой пейзажи Приморской Лапландии сменяются Лапландией таежной — с многочисленными лесистыми сопками и болотами.

На это обстоятельство можно и не обратить внимания, но в реке Торне примечательно то, что на ней абсолютно нет плотин гидроэлектростанций. Торне в свое время решили сохранить для потомков, и она от самых гор течет совершенно свободно; лишь на мелких притоках (например, Тенгелиё под Аавасаксой) есть мелкие же ГЭС. Для судоходства река все равно непригодна, слишком порожистая.

Но есть исключительно малоизвестный даже среди финнов факт (я случайно вычитал в старой энциклопедии 1958 года, и почти не нашел иных упоминаний об этом онлайн): когда–то в Финляндии всерьез разрабатывался план не то что перекрыть Торне плотинами, но и вовсе повернуть ее вспять! Да–да, ровно как в СССР с сибирскими реками хотели. Финляндия и Швеция должны были совместными усилиями повернуть реки Торне и Каликс (следующая на запад крупная река, полностью в Швеции) на север, в сторону океана, и в месте впадения новой реки в океан построить ровно одну, но совершенно титанических масштабов ГЭС, с высотой плотины 345 м; для сравнения, на самой мощной в мире ГЭС, Три Ущелья в Китае, — 181 м. К счастью, финны со шведами быстро поняли, что что–то совсем упоролись, и про такие идеи больше не вспоминали.

Вообще же Аавасакса была знаменита довольно давно; когда–то Лапландию должен был посетить император Александр II, специально к его приезду на вершине Аавасаксы построили домик–царскую ложу. Но так и не приехал. Собирался после него в Лапландию и Александр III (любили Финляндию русские цари), но тоже не срослось. Так и осталась ложа стоять неиспользованной с тех пор.

Кроме ложи, на вершине сейчас есть кемпинг, небольшие пешие тропы, высокая смотровая вышка, с которой сделано фото реки и моста, памятник точке дуги Струве (цепи триангуляционных пунктов от Баренцева до Черного моря, с помощью которой в 1855 была впервые очень точно измерена форма и размеры Земли), памятник саамской писательнице, но лучшее, конечно, это просто смотровые площадки над обрывами с видами на лапландские просторы.

3. Пелло; трасса 937. Пелло (Pello) — такой же непримечательный городок/поселок, как и Юлиторнио, еще в 55 км дальше. На шведской стороне крупных поселений в этом месте нет. На полпути между Юлиторнио и Пелло, в деревне Юоксенки, Дорога Северных сияний пересекает Полярный круг. На всех точках пересечения Полярного круга на более–менее значимых дорогах в Финляндии стоят похожие нехитрые знаки типа такого вот (в данном случае под стелой заправки). Здесь шикарный сувенирный магазин, рекомендую 🙂

Также где–то с Пелло начинается наконец зона оленеводства, занимающая территорию еще больше, чем Лапландия. Здесь пора начинать опасаться северных оленей — эти прекрасные звери любят бродить по дорогам стадами, хотя обычно и не делая резких движений при этом. Пару лет назад в Финляндии разработали приложение на телефон, чтобы предупреждать друг друга об оленях — как в Яндекс.Картах о пробках.

4. Колари–Каунисйоэнсуу; трасса 943. Название Колари (Kolari) по–фински звучит странно — это слово вообще–то означает «автомобильная авария». На самом деле это фамилия первого переселенца в этих местах, а уж откуда у него такая была — никому не ведомо. Сам по себе Колари (70 км по Дороге Северных сияний за Пелло) тоже не слишком интересен, но не очень далеко от него (40 км) находятся деревни Экясломполо и Юллясъярви, по разные стороны от сопки Юлляс — одной из самых известных сопок Лапландии. На Юллясе действуют горнолыжные склоны, и зимой Экясломполо и Юллясъярви превращаются в оживленные лыжные курорты. Летом здесь довольно безлюдно, зато летом (а лучше осенью; красивее и комаров нет!) отсюда можно ходить в дневные походы на Юлляс и еще шесть окрестных сопок, или в многодневный, дальше на север, по всему массиву Паллас–Юллястунтури по одноименному национальному парку. Здесь находится одна из старейших (наряду с Медвежьим кольцом) пеших троп Финляндии, Хетта–Паллас (55 км).

В Колари также находится самая северная железнодорожная станция Финляндии. Сюда можно приехать из Хельсинки ночным поездом, и не просто приехать, а привезти с собой свою машину на специальном вагоне. Это недешево, но учитывая, что таким образом можно сэкономить ночевку в гостинице, и сколько в целом экономится времени и сил, и сколько стоит финский бензин — вариант становится привлекательным. На шведской стороны невдалеке от Колари находится шахтерский городок Пайяла. Под Пайялой в реку Торне впадает река Муонио, и граница дальше идет по Муонио, а сама Торне ответвляется в сторону шведских гор на северо–запад.

5. Муонио; трасса 954. 80 км за Колари. Про Муонио (Muonio) рассказать особенно нечего, кроме того, что здесь невдалеке другая известная лапландская сопка, Паллас, и что на участке между Муонио и Колари на дороге висят знаки об оленях, где подписано «особо высокая опасность столкновения». На шведской стороне здесь особо ничего нет.

6. Кааресуванто–Каресуандо; трасса 959 (E45). 90 км за Муонио. Последний мост в Швецию. Двойная приграничная деревня называется почти одинаково на финской и шведской стороне; название звучит как финское, но на самом деле изначальная форма «Каресуандо», от фамилии шведского переселенца.

С Кааресуванто (Kaaresuvanto) начинаются саамские края — те, где коренное население саамы, а не финны. В Финляндии визуального большого различия между финскими и саамскими деревнями нет, да и прямо чисто саамских деревень, собственно, тоже нет, везде значительный процент финнов. Зато хорошо бросается в глаза, что таблички с различными названиями начинают дублировать на причудливом северо–саамском языке; Кааресуванто, например, будет по–саамски Гарасаввон (Gárasavvon).

Каресуандо — самый северный населенный пункт Швеции. На шведской стороне дорога (трасса 99) кончается в Каресуандо, хотя на финской продолжается дальше в сторону Норвегии. Севернее Каресуандо в Швеции есть только несколько совсем крошечных деревень и хуторов. В Каресуандо начинается самая северная дорога Швеции, коротенькая, до деревни Мауну с постоянным населением 5 человек. Дальше вдоль реки Муонио и, как она называется выше по течению, Кёнкямяэно, есть лишь несколько отдельно стоящих хуторов, на которые можно попасть только на лодке или по льду с финской стороны.

За Каресуандо Дорога Северных сияний начинает потихоньку подниматься вверх, пейзаж из бесконечной тайги превращается в лесотундру, а сопки по сторонам становятся выше, уже с лысыми каменистыми верхушками. Это начинается Кясиварси, буквально «рука» — крайний северо–западный отрог финской территории. Лишь в Кясиварси Финляндия чуть–чуть дотягивается до основного хреба Скандинавских гор, и здесь находятся самые высокие места в стране, включая гору Халти (1324 м), самую высокую точку в Финляндии. Это та самая гора, которую Норвегия хотела пару лет назад подарить Финляндии, но передумала (финские нынешние 1324 м — это боковая вершина Халти, а основная, 1361 м, находится невдалеке на норвежской стороне). Так или иначе это глухая тундра; пеший маршрут на Халти по Финляндии будет составлять 55 км в одну сторону (с норвежской стороны ближе, но тяжелее).

6.5. Трериксёсет; пешая тропа Нордкалоттледен/Калоттирейтти (Заполярная тропа). Говоря о финско–шведской и финско–норвежской границах, нельзя не упомянуть Трериксрёсет (Treriksröset) — точку, где границы этих трех стран сходятся вместе. Она находится у берега озера Голдаяври в 12 км от пограничной деревни Килписъярви. Не самый простой поход, но по замечательно красивым местам (через заповедник Малла и мимо водопада Китсипутоус, небольшого по объему, но самого высокого в стране с отвесно падающей водой), и в принципе можно обернуться за один день. Хотя есть где и переночевать, в общедоступной или в бронируемой хижине рядом на озере Куохкимаярви. Трериксрёсет — шведское название, по–норвежски будет похоже, а вот по–фински есть только громоздкое Kolmen valtakunnan rajapyykki, хотя означает буквально то же самое — «Пограничный камень трех государств».

Озеро Голдаярви необычное само по себе. Финско–норвежская граница здесь начинается практически точно по водоразделу, и у этого пограничного озера два стока: один на юг, через реки Кёнкямяэно–Муонио–Торне, в Балтийское море, а другой на север, через намного более короткую реку Шиботнэльва, в Люнген–фьорд, в океан.

За озером видна полоса Дороги Северных сияний, и правее середины финско–норвежская таможня

7. Килписъярви; трасса 21 (E8). В Килписъярви (Kilpisjärvi, Щитовое озеро, по–саамски Гилббесъяври, Gilbbesjávri) Дорога Северных сияний переходит в Норвегию. На норвежской стороне она почти сразу же начинает достаточно резко спускаться.

Уже через несколько десятков безлюдных километров дорога выводит к поселку Шиботн (Корабельное дно) на берегу Люнген–фьорда, напротив прекрасных Люнгенских Альп, самых высоких гор Северной Норвегии. Отсюда уже недалеко и до Тромсё, главного города региона. Но это уже все другая история.

8. Кивиломполо; трасса 93 (E45). Вдоль большей части финско–норвежской границы дорог нет, они проходят по довольно глухим местам. В местечке Кивиломполо (Kivilompolo, Каменный пруд) вообще нет приграничных населенных пунктов.

В Норвегии ближайший крупный населенный пункт — село Каутокейно, одно из двух важнейших саамских сел в Норвегии (по–саамски оно будет Гуовдагеайдну), а за ним дорога продолжается на Альту параллельно старому Бескадесскому тракту.

9. Каригасниеми–Карашок; трасса 92. Узкая дорога на деревню Каригасниеми (Karigasniemi, по–саамски Гарегасньярга, Gáregasnjárga) — обычный маршрут для финнов, желающих посетить знаменитый мыс Нордкапп на краю земли в Северной Норвегии. Здесь дорога пересекает реку Инарийоки (Анарьйокка), а на норвежской стороне совсем недалеко будет второе крупное саамское село, Карашок (Карашьйокка), где расположено, например, такое учреждение, как норвежский саамский парламент, где саамы решают, как правильно заниматься оленеводством, и за какие бы еще проявления угнетения потребовать компенсации у норвежцев (шутка, саамам и правда несладко приходилось, а в чем–то и поныне приходистя).

Раз граница на этом участке проходит по реке, то вдоль реки есть и дорога, трасса 970. Инарийоки совсем близко от моста впадает в реку Тана (Тенойоки по–фински, Дэатну по–саамски), крупную реку, славящуюся своим лососем, и дальше граница идет по Тане. Как и Торне, Тану в свое время решили сберечь и не стали на ней строить никаких ГЭС.

10. Утсйоки; трасса 4 (E75). И так вдоль реки можно приехать в поселок Утсйоки (Utsjoki, по–саамски Охцейокка, Ohcejohka) — самый северный муниципалитет страны. Здесь официально кончается самая главная и самая длинная дорога страны, Национальная трасса 4, Хельсинки–Утсйоки (через Хейнолу, Лахти, Ювяскюля, Оулу, Кеми, Рованиеми, Ивало), 1295 км. Трасса кончается мостом в Норвегию, который, особо не мудрствуя, назвали Саамским мостом. На норвежской стороне ближайший заметный населенный пункт — поселок Тана–Бру — Танский мост; река Тана в конце концов течет в Северный Ледовитый океан через территорию Норвегии, и через нее в Норвегии существует всего один мост, в честь которого и назван поселок при нем.

11. Нуоргам–Полмак; трасса 970. Ну а если ехать не через реку по мосту, а еще дальше вдоль нее, то приедешь в деревню Нуоргам (Nuorgam, по–саамски Ньюоргган, Njuorggán) — самую северную деревню Финляндии и всего ЕС (не только континентального, а уже точно вообще всего ЕС). Я, правда, в свое время что–то пропустил памятную табличку, сфотографировал только самый северный бар ЕС, «Берлога сталлу» (сталлу — великан–людоед в саамской мифологии). Здесь же есть самый северный продуктовый магазин ЕС, самая северная заправка ЕС, и, возможно, даже самый северный туалет ЕС. На норвежской стороне располагается деревня Полмак (Буолбмат), а за ней ближайший крупный населенный пункт — упомянутый Тана–Бру.

12. Няятямё–Нейден; трасса 92. И последняя дорога из Финляндии в Норвегию проходит через деревню Няятямё (Näätämö, по–скольтско–саамски Njauddâm). В этом краю живут не простые саамы, а саамы–скольты — очень малочисленная народность, изначально проживавшая в районе Печенги на Кольском полуострове, и крещенная в православие еще Трифоном Печенгским. После войны большинство скольтов предпочли за лучшее эвакуироваться поглубже в Финляндию с отошедшей СССР территории, но у большинства имена до сих пор в духе «Сергей Фофонофф» или «Вейкко Феодорофф». Скольтско–саамский язык еще необычнее обычного саамского (северо–саамского), и выглядит зачастую совершенно мозговзрывающе.

Но все эти скольтские дела ничуть не мешают деревне Няятямё жить приграничной торговлей. То же в можно сказать и об упоминавшихся выше Килписъярви и Нуоргаме. Финляндия — весьма дорогая страна, но все же не идет ни в какое сравнение с совершенно астрономически дорогой Норвегией. Зарплаты в Норвегии тоже выше, чем в Финляндии, так что норвежцы не бедствуют, но тем не менее они совершенно не дураки съездить через границу в Финляндию (или Швецию) за более дешевыми покупками там, где это возможно. Хотя крупных городов в непосредственной близости ни от одного из финско–норвежских погранпереходов и нет, на севере люди привыкли к большим расстояниям, и смело ездят и издали. Финны, со своей стороны, предусмотретельно открыли в Килписъярви, Нуоргаме и Няятямё не только продуктовые и заправки, но и алкомаркеты «Алко». В килписъярвском «Алко», например, 99% покупателей — норвежцы.

С норвежской стороны от Няятямё невдалеке у водопада Колтафоссен (Скольтский водопад) находится деревня–близнец Нейден, тоже скольтская, но в Норвегии скольтов совсем мало, меньше чем в России или Финляндии. А дальше в одну сторону — Варангер–фьорд, в другую — Киркенес, последний норвежский город на восток перед российской границей.

Последнее время стали иногда говорить о строительстве железной дороге из Финляндии в Северную Норвегию, на Киркенес — проходить она будет где–то под Няятямё по планам. Идея встретила ожесточенное сопротивление у местных оленеводов. Проект также обойдется очень дорого, и есть подозрение, что он задуман больше в стратегических целях, чем в экономических — сама по себе такая железная дорога едва ли окупится.

От Няятямё граница заворачивает на юг. Вскоре, у холма Муоткаваара, финско–норвежская граница заканчивается и начинается финско–российская, уже с пограничной зоной и прочими прелестями. Дальше на юг будет старая дорога на Печенгу/Петсамо, перерезанная после войны (по какой–то причине на ней так никогда и не открыли официального погранперехода), а дальше финско–российские погранпереходы: Райя–Йоосеппи, Салла, Куусамо, Вартиус, Нийрала, Иматра, Нуйямаа и Ваалимаа. Но с большинством из них я не знаком, да и большинство из них уже не в Лапландии, так что про них говорить не будем 🙂

Опубликовано: