Иванов день в Абиску: Снежный перевал

Национальный парк Абиску,
провинция Лаппланд, Швеция

Назад: Иванов день в Абиску: Долина водопадов


Часов в 6-7 утра народ в приюте Корсавагге начал потихоньку вставать, одеваться, готовить еду, собираться, И ЧТО ХАРАКТЕРНО все это они делали, совершенно не пытаясь как-либо соблюдать тишину. Судя по всему, там было несколько малознакомых, но активно болтающих друг с другом парочек. Все говорили по-шведски. Мне было неловко слезать со своей койки, и я надеялся, что они все уйдут и на какое-то время я останусь один в комнате, но в конце концов стало ясно, что одна из парочек никуда пока не собирается (вместо этого они разожгли огонь в печи), так что волей-неволей я слез. Они что-то пробормотали в ответ на мое «хей» и далее игнорировали меня. Мне не очень хотелось находиться там с ними, так что я оделся и вышел, чтобы позавтракать своими бутербродами на свежем воздухе. В итоге я ничем, кроме собственно койки, в этом приюте не воспользовался.

1. Ну по крайней мере от ночного дождя он меня выручил.

2. Озеро Гасккамус-Горсаяври (Gaskkamus Gorsajávri). Утренний вид от полуночного особо не отличался, разве что дождь пока больше не шел, и тучи не так низко висели.

3. Я не особо требователен к еде, а в походе так и подавно. Что-то горячее готовить мне лень.

4. Долина Горсавагги простирается еще на несколько километров на запад, и где-то за этими изгибами упирается в горы, которые считаются непроходимыми. А вот горы, представляющие собой северный край долины (на фото справа) — проходимы, и через них есть три разные тропы (из которых одна не отмечена на карте), от приюта Корсавагге до горной станции Локтачокка.

На самом деле я изначально и думал дальше двигаться к горной станции Локтачокка (Låktatjåkka), на склоне горы Локтачокка (Loktačohkka). Это горная станция, а не приют — что означает, что она больше похожа на весьма приличный хостел, с душем, кафе и отдельными комнатами. Таких станций, конечно, намного меньше, чем приютов, особенно в местах, куда нет дорог; эта станция находится на высоте 1228 м — самое высокое такое место в Швеции. Самая известная горная станция — Кебнекайсе, служащая базовым лагерем для походов на вершину одноименной горы. Конечно, ночевать в таком месте было бы куда как приятнее, чем в приюте типа Корсавагге. Но Локтачокка, в отличие от большинства приютов и станций, принадлежит не STF, а горнолыжному курорту Бьёрклиден, и если приюты и станции STF открываются на летний сезон в середине июня, то Локтачокка — только с 1 июля. Так что туда идти смысла особого не было. Вместо этого я дальше направлялся через горы к югу, по размеченной тропе между приютами Корсавагге и Абискуяуре.

5. Но сначала надо было заплатить за ночевку. Я пошел к этому домику смотрителя, постучался и сказал, что желаю заплатить. Ночь в приюте обошлась мне в 500 SEK (шведских крон), что, конечно, не так чтоб особо дешево (домик в кемпинге Сескарё накануне, например, стоил 450 SEK). Было бы дешевле, если заплатить заранее, или если быть членом STF или подобной организации другой скандинавской страны, типа норвежской DNT, а если и то и другое условие выполнить — то еще дешевле. Конечно, если платить заранее, нужно взять с собой распечатанный чек, а если на месте — наличные; здесь связи нет и банковские карты обычно бесполезны. У меня, к счастью, как раз с прошлогоднего путешествия оставалось 1000 SEK наличными, которые мне до этого особо некуда было потратить.

(И да, я вполне бы мог просто уйти, и никто бы меня не заставил заплатить, да я думаю, смотритель даже не узнал бы, что я здесь был. Я все равно заплатил.)

Смотритель оказался довольно дружелюбным парнем. Ну, с такой-то шикарной работой еще бы не быть дружелюбным! Жить в отдельном домике в относительном комфорте в таком прекрасном месте. Я вроде читал, что на эти позиции смотрителей каждый год сотни желающих и огромный конкурс. Смотритель спросил меня, откуда я пришел и куда направляюсь дальше. Удивился, что я прошел тропой южным берегом Горсайокки («а там что, есть тропа?»). Но хорошо помог с советом, где именно мне нужно перейти реку вброд.

6. Да, тут у приюта Корсавагге моста нет, но, если направляешься на юг, река в этом месте довольно спокойная и мелкая, едва по колено. Смотритель сказал мне ориентироваться на красный флажок посреди течения. Я долго искал его, но не нашел — смыло, наверное. Пока я бродил по берегу, смотритель сам вышел и подсказал другой ориентир — кустик, на фото справа. К кустику я прямо через воду и пошел — для таких случаев полезно иметь с собой обычные тапочки, но их я всегда забываю взять с собой — так что остаток дня я наслаждался мокрыми ботинками, впрочем, они еще со вчерашнего дня были мокрыми. Но вода была не такая уж ледяная по ощущениям, как можно было бы предположить.

7. Идущая дальше в горы тропа протоптана мало (а выше, в каменистых местах, конечно, и вовсе не протоптана), но хорошо отмечена каменными пирамидками. Длина этого участка — около 9 км, но с приличным набором высоты, конечно — через перевал.

8. Участки тающего снега на склоне появляются практически сразу.

9. Тропа не идет сразу круто вверх в гору, а более полого, в восточном направлении. Гора, куда она забирается, представляет собой отрог массива Боазочокка (Boazočohkka), что по-северо-саамски означает «Оленья вершина». Самая высшая его точка — 1300 м, а тропа проходит через перевал на высоте около 1140 м на гряде Ньюнесгеахчи (Njunesgeahči) восточнее. Точно не знаю, что означает последнее название, но согласно словарю, которым я обычно пользуюсь, возможно, это как-то связано со словами «нос» и «видеть». Подняться с 690 м (Корсавагге) до 1140 м с полным рюкзаком, конечно, не самое простое занятие, но по крайней мере на тропе нет особо крутых или опасных участков.

10. Идем вверх. Домики приюта еще хорошо видны.

11. Выше.

12. Отсюда снова можно (еле-еле) увидеть полоску огромного озера Турнетреск в конце долины.

13.

14. Начинаются интересные места!

15.

16. Свежий (не в тающих старых сугробах) снег на земле появился с высоты около 900 м над уровнем моря.

17. А на 1000 м участки снега стали непрерывными.

18. А оттуда уже и до самого перевал не так далеко. Я отошел чуть в сторону от него на небольшую локальную безымянную вершину (1150 м). Виды оттуда, к сожалению, не так чтобы сильно впечатляющие, тем более в такую погоду. Конечно, дул адский ветер и шел свежий снег.

19. Участки снега были совершенно нетронуты, и все выглядело так, будто до меня здесь давно никого не было. Хотя заметно ниже на другой стороне перевала одни старые следы таки стали заметны. Может, там кто-то не дошел до перевала или выбрал какой-либо другой маршрут.

20. Терпеть не могу снег, но если чуть-чуть и в горах и в июне, то норм. Как я уже говорил, упасть и разбиться на этой тропе негде, так что я шел несколько менее аккуратно, и в одном месте подскользнулся в снегу и съехал немного вниз на заднице.

21. Ну а на спуске за перевалом зона снега снова кончается, а впереди далеко внизу становился видно озеро Абескояври (Ábeskojávri) и впадающую в него реку Гамаэатну (Gámaeatnu). У устья реки и располагается приют Абискуяуре.

22. Часть тропы от перевала до Абискуяуре подлиннее; приют Абискуяуре находится на более низкой высоте, чем был Корсавагге — 490 м над уровнем моря.

23.

24.

25.

26. Постепенно начинает снова появляться зелень.

27. А затем и горная береза.

28. Спуск к озеру через лес горной березы.

29. Рядом с приютом на берегу озера есть маленький пляж. Едва ли вода здесь когда-либо бывает теплой, но наверняка есть люди, которым и так нормально.

30. Ну и наконец-то виднеются домики приюта.

31. Приют Абискуяуре (Abiskojaure) ассоциации STF намного больше, чем Корсавагге — на сайте по ссылке написано «51-75 коек». В нем есть несколько отдельных зданий, сауна и продуктовый магазин. Но в этот раз я намеревался переночевать в палатке, раз уж погода стала чуть получше.

32. Смотрителем этого приюта была пожилая тетенька, весьма впечатлившаяся, что я пришел из Корсавагге через перевал. Я заплатил ей за то, чтоб поставить палатку — это тоже не бесплатно, а стоит 300 SEK. За эти деньги официально можно пользоваться услугами типа сауны или отдельно стоящей кухни для проживающих в палатках.

Стоит отметить, что несколько приютов вдоль наиболее посещаемой части тропы Кунгследен (а Абискуяуре — первая остановка на Кунгследене) стоят чуть дороже всех остальных, так как они наиболее популярные и посещаемые со значительным отрывом.

33. Участок для палаток рядом со зданиями. Вообще в Швеции можно свободно ставить палатку где хочешь, но на территории национального парка Абиску это не так; его правила запрещают установку палаток за пределами специально отведенных мест. Но сама территория национального парка не так уж велика — по сути он представляет собой только участок километров в 12 долины реки Абескоэатну, заканчивающийся невдалеке к югу от приюта Абискуяуре. Долина Горсавагги, например, в основном находится уже вне национального парка, поэтому я видел там ночующих в палатках просто так у реки.

34. Едой я снова подкрепился собственной, но не мог не удержаться, чтобы не купить в магазинчике пива. Это Норрланд-Гульд — типичное шведское пиво со вкусом мочи, продающееся здесь по 50 SEK за банку.

35. В палатке мне тоже поспать не особо удалось (я же говорю, многодневные походы у меня выходят так себе). Я взял с собой палатку из супермаркета, стоившую 20€. Палатка, конечно, говно полное, но не совсем уж бесполезная. Это была однослойная палатка, что означает, что она довольно легкая, но со страшной силой запотевает изнутри. Ну а ночью снова дождь пошел, так что палатка благополучно вымокла как снаружи, так и изнутри.

Проворочавшись в палатке вечер и часть ночи, я решил, что толку от всего этого мало, и с тем же успехом можно собрать вещи и отправиться к машине — к третий и последний отрезок похода. Именно это я и сделал, оставив Абискуяуре позади часа в три ночи.

36. Тропа Кунгследен продолжается дальше, покидая широкую долину рек Абескоэатну/Гамаэатну в сторону приюта Алесъяуре. Если же продолжать подниматься по долине реки Гамаэатну, в конце концов придешь в приют Унна-Аллакас, уже очень близко от норвежской границы — от него можно дальше идти в Норвегию. Но я, конечно, по долине не поднимался, а спускался — в направлении «Abisko Turist» — к главному входу в национальный парк и на тропу Кунгследен (у которого находится горная станция Абиску).

37. Мост через Гамаэатну (Gámaeatnu).

38. Вид вверх по течению…

39. И вниз на озеро Абескояври (Ábeskojávri) lake.

40. Участок тропы Абискуяуре-Абиску идет целиком по лесам горной березы по восточному берегу озера Абескояври и потом реки Абескоэатну. Тропа очень хорошо протоптана и размечена, разумеется — это все-таки уже Кунгследен/Даг-Хаммаршёльдследен.

41. Тут есть даже что-то похожее на грунтовку, идущую то параллельно тропе, то совмещенную с ней. В болотистых местах она переходит в такую вод странную двойную гать. Я заметил следы шин, похожие на квадроцикл, но вообще тут и на подготовленном внедорожнике не должно быть особой проблемой проехать (конечно, правила национального парка это строго запрещают без особого разрешения). Судя по карте, эта дорога идет дальше до приюта Унна-Аллакас (но не вдоль основного маршрута Кунгследена).

42. Последний вид на приют.

43. Ну и конечно же, когда уже конец похода был близко, погода наконец начала толком улучшаться. Хотя тропа объективно простая, плоская и не особо длинная (13 км) и с минимальной разницей высот, идти по ней было намного тяжелее, чем в оба предыдущих дня. Я думал, что я просто так сильно устал, но потом дошло, что у меня же в рюкзаке насквозь мокрая палатка, а также сырые от нее спальник и коврик — кто знает, сколько это лишнего веса. Хорошо хоть на третий день это случилось, а не на второй… в конце концов я устал достаточно сильно, что был вынужден останавливаться отдохнуть каждые несколько сот метров.

44. Вдоль этой тропы попадаются чьи-то частные домики.

45. Можно сказать, самое солнечное фото из всех за поход.

46. Я прошел несколько ориентиров, знакомых уже с прошлого года, включая место для палаток и «место для медитации». Мест для медитации вдоль тропы Даг-Хаммаршёльдследен существует несколько, потому что Даг Хаммаршёльд очень одобрял медитацию. Фото у меня нет, потому что устал уже, поэтому и рассказывать подробно про Дага Хаммаршёльда смысла нет.

47. Когда тропа выходит совсем на берег реки, значит, ты уже близко.

48. А когда река превращается в каньон, а вдали показывают железнодорожный и автомобильный мосты через нее — уже совсем-совсем близко.

49. И ура! Я вышел из этих ворот в начале Кунгследена.

50. Ааааа, наконец-то…

51. Как же приятно было переодеться в сухое. Времени я особо терять не стал и сразу же отправился в путь, часов в семь утра или около того. За рулем меня довольно быстро начало «срубать», и за первые 150 км 900-километровой дороги я дважды останавливался подремать, второй раз аж около часа проспал в машине. Вообще-то я обычно в машине сплю примерно так же, как в палатке, то есть никак, так что это немало говорит о том, насколько я устал. Остаток пути был довольно непримечательным. Пообедал пиццей на заправке в Торнио, и приехал домой довольно рано вечером.

Приключения, связанные с походом, на этом не закончились. Ноги у меня после этого болели дня три, а на следующие выходные я обнаружил, что умудрился относительно серьезно повредить свое левое колено — оно снова начало болеть, когда я прошел (по городу) всего-то около 5 км. Я запереживал всерьез, со мной такого раньше ни разу не было (при том, что я не могу сказать, что это был самый тяжелый поход в моей жизни). К счастью, медленно — в течение месяца или даже больше — нога постепенно пришла в норму.

В целом путешествие выдалось, конечно, не идеальным, с плохой погодой, недосыпом и усталостью, но все же… горы! Круто! И наконец-то удалось поизучать Абиску побольше, а также удовлетворить жажду дальних странствий по крайней мере до большого августовского отпуска. Одно плохо, оленей так-таки было мало!

Опубликовано: