Ну так вот. Вот это — Норвегия:

Что можно сразу заметить по этой карте? Что Норвегия — самая северная страна всей Европы, даже если не считать Шпицберген — острова на самом верху (совместное норвежско-российское владение). Значительная чать Норвегии лежит за Полярным кругом.

Еще можно заметить, что у Норвегии очень неровная и изрезанная береговая линия — даже на такой мелкой карте видно. Эти неровности и есть знаменитые норвежские фьорды. Собственно, вся страна, не считая крайнего юга, целиком из фьордов, гор и горных плато и состоит. Так получилось как раз из-за ее северного расположения. В ледниковый период большая часть современных Финляндии, Швеции и Норвегии была покрыта одним огромным ледником; он и определил современный облик всех этих стран. В Финляндии, например, он во многих местах содрал тонкий слой осадочных пород, обнажив древние скалы и образовав бесчисленные небольшие озера. Но Норвегия — другое дело — через всю Норвегию проходит цепь Скандинавских гор, образовавшихся 400 млн. лет назад. Ледник вырезал между этими горами огромные крутые долины, которые, когда они заполнились водой, и стали в дальнейшем фьордами. Ну и так уж получилось, что эти фьорды — одни из самых красивых в мире мест.

Трудно сказать, сколько в Норвегии всего фьордов — они очень сильно отличаются размером, и многие крупные фьорды разветвляются на несколько более мелких, образуя этакий фрактальный ландшафт. Самые известные фьорды находятся в Западной Норвегии, но на карте можно разглядеть, что и на севере все довольно фьордообразно.


Варангер-фьорд между Киркенесом и Варангерботном

1. Ну, для начала следует сказать, что многие северные фьорды — более широкие, низкие, пологие, и соответственно выглядят менее эпично. Скандинавские горы на самом севере становятся пониже, переходя дальше вглубь материка в сопки Лапландии.


Кусочек Люнген-фьорда

2. Правда, чтобы увидеть эти северные пологие фьорды, заехать на север придется довольно далеко. В районе Тромсё, например, фьорды еще очень даже ничего себе.


Лонг-фьорд (Пасвик)

3. Северная Норвегия — это, в общем-то, самое северное место в мире, которое можно посетить в комфорте и без каких-либо экстремальных путешествий, в общем, без необходимости быть упоротым фанатом Арктики. Так что, может быть, немного неожиданным окажется тот факт, что климат тут довольно-таки мягкий. Конечно, лето короткое, а зима малоприятная, но не сказать что прям как-то нереально холодно. В Финской Лапландии (или в районе Внутреннего Финнмарка в Северной Норвегии — по сути, в Норвежской Лапландии) климат намного более суровый. Вдоль всего побережья Норвегии протекает Гольфстрим, и смягчает климат везде вплоть до самого Нордкаппа — средняя температура января там всего лишь −3 °C. Да в Питере холоднее будет!


Грюлле-фьорд (Сенья)

4. Конечно, как и везде за Полярным кругом, тут бывает полярная ночь и полярный день. Длятся они на самом деле не настолько уж долго, и выглядят не так масштабно, как можно подумать по названию — в полярную ночь значительную часть дневных часов стоят просто довольно светлые синие сумерки, а в полярный день просто очень долго длится закат и плавно переходит в рассвет. На самом деле в Норвегии этот самый закат и рассвет зачастую даже и не увидишь за горами. Так что фотографий полуночного солнца у меня нет. Ну, дело тут, конечно, еще и в том, что мне всегда до жути лениво ночью выходить что-либо фотографировать.

Ну и, конечно же, то, ради чего многие на север и едут — северное сияние — в летние месяцы тоже не увидишь, ибо полярный день. Так что фотографий северного сияния у меня тоже не будет. В целом, я бы сказал, если у вас нет намерения побывать тут зимой (это довольно экстремальная идея, особенно если вы едете на машине, а тут иначе как на машине смысла особо и нет), то лучшее время для путешествия по Северной Норвегии — первая половина сентября. Погода еще достаточно теплая, комаров уже и следа нет, день все еще длинный, но и нормальная ночь тоже уже есть, а значит, и северное сияние с большой вероятностью будет.


На пляже в конце Эрс-фьорда (Сенья), на фоне гор Оксхорнан

5. В некоторых фьордах (не на самом севере) даже пляжи есть, сам видел, люди купаются! Ну это, конечно, очень сильно на любителя будет.


Река Пасвикэльва

6. Более-менее равнинные места в глубине материка зачастую здорово напоминают Финляндию. Это, конечно, совсем не плохо, но вряд ли вы едете в Норвегию ради подобных видов. Еще одна причина не забираться вглубь: в мае-июле с комарами тут лютый ад! А вот на побережье и в горах комаров нет чуть менее чем полностью.


У озера Винтерволльватнет, близ дороги на Гренсе-Якобсэльв

7. Так что в Северной Норвегии, как в общем и во всей остальной Норвегии, смотреть имеет смысл фьорды и горы. Ну а если вы хотите при этом еще и прочувствовать, что вы в, мать ее, Арктике, есть два варианта. Во-первых, направиться вверх! Привычная тайга здесь сменяется арктической тундрой на очень небольших высотах, иногда буквально 100 м над уровнем моря. Заедьте (осторожно) на какую-нибудь горную дорогу, или поднимитесь на какое-нибудь плато пешком, и вас ждут подобные виды.


Пейзажи острова Магерёйя

8. Второй вариант — заехать подальше на север. Даже в Северной Норвегии не так уж и много регионов можно отнести к настоящей Арктике (а она грубо говоря определяется как места, где деревья пропадают полностью, и тундра начинается уже прямо от уровня моря). Это полуостров Варангер, северная часть полуострова Порсангер, остров Магерёйя, и множество более мелких островов и полуостровов в их окрестностях. Наиболее известное подобное место — остров Магерёйя — именно на нем находится мыс Нордкапп. Весь остров, весьма обширный, целиком и представляет из себя такую вот каменистую тундру, с сопками и редкими озерами.


Ягоды морошки на мысе Кнившелльудден

9. Кстати, морошка в тундре встречается вовсе не так уж часто. Мы совсем мало видели. Может, снова был не сезон.


Берег Баренцева моря в Гренсе-Якобсэльв

10. Вдоль всего побережья Норвегии простирается Норвежское море — до мыса Нордкапп, где его сменяет море Баренцево. Берег открытого моря, за пределами более спокойных фьордов, зачастую выглядит именно так мрачно и сурово, как можно предположить.


Трасса E75 на востоке полуострова Варангер

11. Конечо, вид моря зависит от погоды, а погода здесь крайне переменчива.


Та же дорога примерно десять минут спустя

12. Это та же самая дорога буквально десять минут спустя. Погода здесь, конечно, чаще всего пасмурная, мрачная и сырая, но бывает и неожиданно хорошая. Ну и хотя вряд ли вам доведется испытать настоящую бурю, я бы очень порекомендовал взять одежду, хорошо защищающую от ветра. На открытых пространствах тундры он, ожидаемо, особенно усиливается.


Рама для сушки трески в Хоннингсвоге

13. Население всей Норвегии всего лишь 5 млн., ну а на севере, конечно, и подавно народу живет мало. Города населением больше 3 тыс. можно по пальцам сосчитать. Естетственно, одно из традиционных местных занятий — рыболовство. Подобные рамы для сушки трески можно увидеть в каждой деревне, хотя к июлю все они должны быть уже пусты — рыбу сушат в феврале-мае.


Тюлений промысел, как он показан в Арктическом музее в Тромсё

14. Тюлений и китовый промыслы здесь все еще живы, хотя такие вещи в мире сейчас уже обычно считаются варварством. Объемы, конечно, уже не те что раньше. Во фьордах, собственно говоря, вообще довольно часто обитают киты. Можно купить поездку на катере с наблюдением за китами, да и вообще, теоретически, если очень долго сидеть и смотреть на фьорд, то вполне можно увидеть ныряющего кита. Теоретически. Я ни одного не видел, но с другой стороны я долго и не сидел.


Овечки у трассы E75 на полуострове Варангер

15. За пределами регионов совсем-совсем-Арктики здесь довольно часто занимаются овцеводством. Овечки очень милые, моя подруга ОП еще очень любит звать их «еда». А вот поля встречаются редко, особенно большие — для любого растениеводства климат севернее Тромсё уже все-таки не очень, да и рельеф тоже.


Северные олени у дороги на Гренсе-Якобсэльв

16. Вы, наверное, думаете, когда же я уже расскажу про оленей. Так вот! Олени!! Северные олени, если быть точным — они мало похожи на обычных диких лесных оленей. Северные олени — самый верный признак того, что вы в Арктике. Вы можете ехать по абсолютно прозаического вида лесу, мало отличающегося от Южной Финляндии или Ленобласти, и все равно будет периодически попадаться олень-другой, а то и небольшое стадо. Северные олени — частично одомашненные животные; они пасутся сами где хотят, но у всех них есть хозяин, и в конце концов он их (я уж не знаю как) собирает вместе. Олени идут на мясо, шкуры, молоко, а также используются как ездовые животные, хотя последнее сейчас, я думаю, только для туристической индустрии актуально. Жалко, конечно, что таких красивых зверей забивают. Я вообще считаю, северные олени — самые милые животные на свете, после кроликов.


Северные олени перегораживают Губернскую дорогу 98 Финнмарка

17. Оленей можно встретить в природе и на окраинах городов и деревень, но с наибольшей вероятностью вы на них наткнетесь попросту на дорогах. Они не слишком велики, и не перебегают дорогу ВНЕЗАПНО сломя голову (как лоси), так что особой опасности при вождении они не представляют, если мало-мальски смотреть на дорогу (хотя по темноте все становится значительно сложнее, но, опять же, мы ездили в полярный день и темноты не было). Тем не менее, олени часто демонстрируют редкостный пофигизм по отношению к окружающему миру, не слишком отличаясь в этом плане от обыкновенной коровы, и могут тупо встать или лечь на дороге, если захотят, да так, что не объедешь. В таком случае ничего особо не остается, кроме как подождать, пока их рогатое высочество не соизволят куда-нибудь переместиться; бибикать бесполезно. Часто можно прочитать мнение, что, когда оленей встречаешь несколько первых раз, это прям «вау!» и глаза вразбег, а дальше уже они начинают только бесить. Вот уж не знаю, почему у людей так. Я до сих пор всегда в полный восторг впадаю, как оленей вижу.


Саамская оленья упряжка в музее Университета Тромсё

18. Оленеводством традиционно занимался и занимается коренной народ севера — саамы. Я просто обожаю саамов!! (И да, если вы саам и считаете, что мое описание неточное или в чем-то бестактное, заранее извиняюсь.) Саамов на свете не очень много, не более 100 тыс. У них никогда не было собственного государства, и сейчас они живут и в Норвегии, и в Швеции, и в Финляндии, и в России. Но больше всего в Норвегии. У них есть собственный язык, точнее, целое семейство языков; чаще всего используется так называемый северо-саамский. Он пишется обычной латиницей, но выглядит очень необычно; чуть-чуть очень отдаленно напоминает разве что финский (а финский и сам-то на другие европейские языки непохож совершенно). Саамы жили в хижинах-чумах, или, по-местному, гоахти, и носили яркую красно-синюю одежду. В одежде более всего выделялась четырехконечная шапка, шапка Четырех Ветров. Внешне они, пожалуй, более всего похожи на финнов, хотя нередко у них бывают и немного азиатские черты.

Норвежцы и другие народы саамов на протяжении многих веков угнетали — без геноцидов и других каких-либо кровавых историй, но все-таки. Как результат, например, их старая шаманская вера исчезла почти бесследно, как и их собственные традиционные имена. Саамов признали отдельным, уникальным коренным народом всего несколько десятилетий назад, и с тех пор они обладают некоторой автономией. У них даже есть собственный Саамский парламент, в Норвегии, в городке Карасйок. Некоторые регионы Финской Лапландии и Северной Норвегии официально двуязычны, и названия муниципалитетов и других мест в них дублируются на северо-саамском. У многих отдаленных мест в Северной Норвегии (всякие горы, реки и тому подобные) существуют только саамские названия.

Самая саамская часть Северной Норвегии — Внутренний Финнмарк, плато Финнмарксвидда, где находятся городки Каутокейно (Kautokeino) и Карасйок (Karasjok), населенные почти исключительно саамами. К сожалению, в этой нашей поездке мы во Внутреннем Финнмарке не побывали (хотя я побывал затем в том же году в сентябре). В прибрежных деревнях тоже местами есть значительная доля саамского населения. Вообще говоря, не считая оленеводства (которым тоже, понятное дело, сейчас уже не особо много кто занимается), саамы сейчас живут точно так же, как и все остальные, и те же Каутокейно и Карасйок внешне выглядят абсолютно так же, как и любой другой мелкий норвежский городок.


Скольтско-саамское православное кладбище в Нейдене

19. В Северной Норвегии также вполне отчетливо ощущается и русское влияние. Так называемая поморская торговля между прибрежными норвежскими деревнями и купцами из района Архангельска играла большое значение для всего региона до самой Октябрьской революции. Русский монастырь в Печенге, лишь немного восточнее современной норвежско-российской границы, распространял православную веру много веков назад. В частности, малочисленные саамы-скольты до сих пор сохраняют православие.

Кроме того, в конце Второй Мировой войны Северную Норвегию освобождал именно Советский Союз — и не просто освободил, но и вполне мирно и дружелюбно затем ушел с освобожденной территории сам. Вообще Норвегия никогда не воевала с Россией, и даже не имела с ней никаких серьезных ссор. Хотя сейчас она состоит в НАТО, в отличие от Финляндии и Швеции.


Норвежско-финский погранпереход в Нейдене/Няятямё

20. В наши дни в Россию из Норвегии ведет всего один погранпереход, а вот в Финляндию целых шесть. От большинства поселений до финской границы сотни километров — все-таки Северная Норвегия немаленькая. Но те, кому выдалось жить поблизости, зачастую с удовольствием приезжают за покупками в супермаркеты на финской стороне границы — в Финляндии все ощутимо дешевле, чем в Норвегии. Такие супермаркеты существуют в большинстве, если не во всех финских пограничных деревнях. Финляндия и Норвегия входят в Шенгенское соглашение (хотя Норвегия и не член ЕС), так что граница между ними открыта, и ее свободно может пересекать кто угодно и сколько угодно. Тем не менее, иногда таможенники все-таки в принципе иногда могут выборочно досматривать машины.


Хамнингберг, редкая старая деревня в губернии Финнмарк

21. Административно Норвегия состоит из двадцати губерний, большинство из которых имеют достаточно суровые по-скандинавски звучащие названия, например, Хордаланн. К Северной Норвегии относятся три губернии: Нурланн (Nordland), Тромс (Troms) и Финнмарк (Finnmark) — в порядке с юга на север (и от наиболее населенной к наименее населенной). В нашей поездке мы посетили только Тромс и Финнмарк, так что я не знаю, насколько все, что я пишу, применимо к Нурланну. В целом это, конечно, наименее «арктическая» из трех губерний, зато именно в Нурланне находятся знаменитые Лофотенские острова, которые, наверное, сами по себе стоят отдельной поездки.

Все «взаправдашняя-Арктика-с-тундрой»-места находятся в Финнмарке, и большинство саамских деревень тоже находится в Финнмарке (вообще говоря слово «Финнмарк» пошло не от Финляндии, а от старого слова, обозначавшего саамов). Чего там нет, это высоких гор и рукотворных достопримечательностей. Финнмарк, как и Финская Лапландия, был почти полностью разрушен немцами в конце Второй Мировой. Жертв было мало, зато почти все города и деревни оказалась сожжены дотла. Так что почти весь Финнмарк и Лапландию после войны отстроили с нуля, и поселения в них выглядят относительно однообразно. Есть сохранившиеся исторические места, такие, как эта отдаленная деревня Хамнингберг, но их мало.


Центр Вадсё

22. Город Вадсё (Vadsø), столица губернии Финнмарк, дает хорошое представление о том, как выглядит типичный город Северной Норвегии.


Жилые кварталы Альты

23. Самый большой город Финнмарка на самом деле не Вадсё, а Альта (Alta) — 20 тыс. жителей против 6 тыс. Зато Альта выглядят еще более однообразно. Хотя жить там, я думаю, даже очень неплохо — как и любой скандинавский город, она выглядит очень уютно.


Вардё

24. Населенные пункты вдали от основных дорог и туристических достопримечательностей могут выглядеть значительно более сурово, как, например, этот крошечный городок Вардё (Vardø), на маленьком острове у берега Варангера — самая восточная точка всей Норвегии. Я, конечно, все равно бы не раздумывая согласился тут жить.


Крепость Вардёхус в Вардё

25. Вардё на самом деле самый старый город Северной Норвегии с большим отрывом, и в нем находится самая северная в мире крепость, Вардёхус (Vardøhus). Крепость на самом деле крошечная — наверное, поэтому и уцелела в войну, в то время как весь остальной город, опять же, сгорел.


Вид на Тромсё со смотровой площадки Стурстейнен

26. Какой город является фактической столицей Северной Норвегии сейчас, вполне очевидно — Тромсё (Tromsø), который я уже упоминал выше несколько раз. Тромсё — центр губернии Тромс (логично), и, следовательно, раз он уже не в Финнмарке, он окружен довольно солидными горами. С горы Стурстейнен легко оглядеть весь город (население 60 тыс.), почти целиком заполнивший средних размеров остров, спрятанный в лабиринте фьордов и проливов.


Центр Тромсё

27. Город звали «Северным Парижем» еще в 19 веке, хотя ОП была в Париже и утверждает, что нифига не похоже на Тромсё на самом деле. К счастью, до этого города сражения Второй Мировой не дошли, и он сохранил обаятельный деревянный центр.


Тромсдален и Арктический собор

28. Самое известное здание Тромсё — Арктический собор, хотя на самом деле он находится не в самом Тромсё, а на материке у моста на остров, в конце долины Тромсдален.


Набережная Тромсё

29. В Тромсё находится самый северный в мире университет, который, конечно же, называется Арктический университет. А еще здесь есть самая северная в мире пивоварня, выпускающая пиво с названиями типа «Белый медведь», «Северное сияние» и «Арктическое пиво». Вообще за Полярным кругом названия легко придумывать — это я еще с самого Мурманска заметил.


Нордкапп

30. Самая известная достопримечательность всей Северной Норвегии — это, скорее всего, мыс Нордкапп (Nordkapp, North Cape), самая северная точка Европы, на острове Магерёйя (Magerøya) в губернии Финнмарк. Про Нордкапп часто говорят, мол, слишком распиаренное место, не стоит таких денег (там есть плата за вход, достаточно приличная), но я лично считаю, здесь все равно надо обязательно побывать. Нордкапп очень красив — 300-метровый утес прямо над безграничным Баренцевом морем — да и по дороге на Нордкапп будет очень много замечательных видов тундры и фьордов.


Мыс Кнившелльудден, вид с Нордкаппа

31. Что именно является самой северной точкой Европы — вопрос, на самом деле, спорный. Тот же Шпицберген тоже ведь относится к Европе, а если мы договоримся острова не считать, так ведь тогда, Нордкапп же тоже на острове. Нордкапп можно считать самой северной точкой более-или-менее-непрерывной Европы, но и в этом качестве он на самом деле не самый северный — близлежащий мыс Кнившелльудден (Knivskjellodden) заходит на полтора километра севернее. Кнившелльудден отлично виден с Нордкаппа, и туда можно дойти пешком по походной тропе (хотя и довольно непростой).


Горы Люнгенские Альпы вдали

32. Норвегия, собственно говоря, кажется просто созданной для походов. Походы на Кнившелльудден и в целом по тундре необычны прежде всего видами огромных открытых пространств вокруг, но, к примеру, в горы ходить в походы тоже очень увлекательно. Для этого вовсе не нужно быть никаким альпинистом — есть множество тропинок, где можно просто пешком подняться по склону вверх — особенно много их, например, в горах Люнгенские Альпы (Lyngsalpan), самых высоких горах к северу от Тромсё, достигающих 1800 м высоты. (Ну ладно, чтоб залезть конкретно на ту гору, которая 1800 м, вам все-таки придется стать альпинистом.)


Хижина Стейндальсхютта в долине Стейндален в Люнгенских Альпах

33. Если аккуратно все спланировать, можно даже отправиться в многодневный поход без палатки и спальника (это барахло весит просто тонну!). В популярных районах походов существуют бронируемые туристические хижины.


Река Стейндальсэльва в Люнгенских Альпах

34. В тех горах, что повыше, бывают ледники. Поэтому стекающие с этих гор реки имеют молочно-белый или голубой цвет — это ледниковые реки, несущие большое количество растворенного осадка от ледника.


Ледник Стейндальбреен в Люнгенских Альпах

35. Не часто бывает шанс увидеть вблизи настоящий ледник, согласитесь. Конечно, до него надо еще дойти — на машине тут уже не подъедешь. Можно даже нанять проводника и погулять по самому леднику — одному это делать слишком опасно.


Озеро Бловатнет в Люнгенских Альпах

36.


Наблюдение за птицами на острова Вадсёйя близ Вадсё

37. Если вы увлекаетесь наблюдениями за различной фауной, здесь вам будет чем заняться. Особенно хорошо здесь с бёрдингом — на островах Финнмарка существуют огромные птичьи базары. Про наблюдения за китами я уже упоминал, да с тюленями тоже вроде такие поездки бывают. К счастью, белые медведи в Северной Норвегии не живут (только на Шпицбергене), так что поездок для наблюдения за белыми медведями тут не бывает. Вообще по-моему здесь нет абсолютно никаких сколько-нибудь опасных диких животных.


Музей линкора «Тирпиц» в Кофьорде под Альтой

38. Возможно, это уже менее очевидно, но Северная Норвегия также довольно интересное место в плане истории Второй Мировой. Норвегия в войну была оккупирована нацистской Германией, и Северная Норвегия служила в первую очередь базой для попыток перехвата конвоев ленд-лиза, везущих американскую и британскую помощь в советский порт Мурманск на Баренцевом море. У нас, конечно, любят поспорить, так ли уж сильно помог ленд-лиз. Консенсус, как я понимаю, — что, наверное, чисто теоретически справились бы и без него, но было бы намного, очень сильно намного тяжелее, а ведь даже и с ним-то было безумно тяжело.


Разрушенные немецкие укрепления у мыса Кибергнесет на полуострове Варангер

39. Некоторые обращенные к морю горы были практически выдолблены изнутри и покрыты огромными артиллерийскими батареями. Они представляли собой часть Атлантической Стены Гитлера, цепь укреплений, которые должны были защищать его рейх от нападения с моря, протянувшуюся буквально от Испании до Норвегии. Масштабы такого строительства (строили советские военнопленные, собственно) просто поражают воображение; я даже не знал ничего об этом до того, как не увидел совершенно случайно эти укрепления сам. До сих пор в горах осталось множество подземных ходов и бункеров, так что невольно думаешь, не осталось ли еще в них что-нибудь неизведанное, какая-нибудь секретная нацистская лаборатория с клонами Гитлера или что-нибудь в этом роде.


Памятник на месте гибели линкора «Тирпиц» на острове Хокёйя близ Тромсё

40. Самый известный эпизод войны в Северной Норвегии — это, конечно, атаки на немецкий линкор «Тирпиц», и его гибель у Тромсё. Один из двух крупнейших немецких линкоров, он был отправлен в Норвегию после того, как второй линкор, «Бисмарк», был потоплен британцами в 1940 году в ходе Битвы за Атлантику. В Норвегии он, собственно, особенно ничего не делал (ну один раз сходил в рейд на Шпицберген — для такого корабля это было из пушки по воробьям), но само его присутствие сильно влияло на маршруты все тех же конвоев ленд-лиза — если бы «Тирпицу» удалось перехватить такой конвой, все было бы очень печально. Британцы осуществили ряд смелых атак на «Тирпиц», с помощью бомбардировщиков и карликовых субмарин, и несколько раз, казалось, были близки к победе, но окончательно потопить его удалось только тут, у острова Хокёйя совсем рядом с Тромсё. Памятник на острове Хокёйя стоит сейчас совсем скромный, но в месте предыдущей стоянки «Тирпица», в Кофьорде у Альты, ему посвящен целый музей.


Экспозиции в Арктическом музее Тромсё

41. Если говорить о более позитивных (наверное) вещах, Северная Норвегия нередко служила базой для различных полярных исследований, потому что, собственно говоря, от нее уже не бог весть как далеко до полюса. Судя по памятникам и музеям, своих соотечественников Фритьофа Нансена и Руаля Амундсена здесь даже очень уважают, хотя те их экспедиции, которые сделали их знаменитыми, с Северной Норвегией напрямую связаны не были.

Экспозиции в Арктическом музее Тромсё

42. Например, последний полет Амундсена (первого человека на Южном полюсе) в 1928 году состоялся, когда он отправился из Тромсё на гидросамолете на поиск своего бывшего товарища Умберто Нобиле, чей дирижабль «Италия» разбился в Арктике. Экспедицию Нобиле в конце концов нашли и спасли, а вот сам Амундсен сгинул без следа.


Трасса E6 между Киркенесом и Варангерботном

43. Ладно, допустим, вы мне верите, что в Северной Норвегии есть очень много интересного, и решили отправиться туда сами — как это сделать? Ну, я лично считаю, что единственный нормальный вариант — на машине. Ну да, ехать туда почти из любого другого места очень далеко, так что, может быть, имеет смысл прилететь на самолете и взять машину напрокат в аэропорту.

Во многих маленьких городках Северной Норвегии действуют аэропорты, так как расстояния по дорогам здесь могут быть очень утомительны. Из этих аэропортов, правда, рейсы есть только в Тромсё (или в Будё (Bodø), в Нурланне). Так что, если вам не надо прямо исключительно в одно конкретное место, наверное, проще всего лететь в Тромсё, и там уже взять машину и дальше везде ехать на машине. Даже до Тромсё вам, скорее всего, придется лететь минимум с одной пересадкой в Осло — с международными аэропортами он связан мало с какими.

Как вариант, можно взять машину в Финской Лапландии, скорее всего в Рованиеми. В Рованиеми легко попасть из Хельсинки самолетом или поездом, а цены на аренду машины в Финляндии, скорее всего, будут очень существенно ниже. Цифр сам искать конкретных не буду, сами посмотреть в том же Sixt. Из Рованиеми до Норвегии ехать километров 500-600, но по Лапландии ехать легко и приятно.

Если вы решили все же ехать на своей машине со стороны Швеции, континентальной Европы, или даже Южной или Западной Норвегии, скорее всего, вам лучше придерживаться Европейской трассы E4 по Швеции, а дальше, скорее всего, через ту же Лапландию последние несколько сот километров. Главная дорогая самой Норвегии, Европейская трасса E6, конечно, намного живописнее, но ехать по ней придется очень долго; она сильно петляет, и на ней много узких участков. В одном месте (где вся материковая Норвегия шириной буквально 6 км) там даже без паромной переправы не обойтись.

Трасса E6 идет от шведской границы, через Осло, Тронхейм и Нарвик, в Северную Норвегию до самого Киркенеса, почти у роосийской границы. Те ее участки, что получше (как на фото) на самом деле вполне неплохи, и машин там мало. Практически все остальные дороги в Северной Норвегии ответвляются от E6; каких-либо параллельных альтернатив ей почти нет, за парой исключений, включая Губернскую дорогу 98 Финнмарка (участок Лаксэльв — Тана-Бру; более живописная и прибрежная, чем E6, что идет через плато Финнмарксвидда) и Губернскую дорогу 91 Тромса (пара паромных переправ через Люнген-фьорд и Улльс-фьорд, позволяющих сильно сократить время в пути и расстояние в районе Люнгена).

Что же до езды из России или Южной Финляндии, то тут у меня таки есть личный опыт, и о нем я уже расскажу подробно в дальнейших постах. Если вкратце, в Финляндии дороги отличные, в России тоже на удивление вполне ничего себе, но сразу рассчитывайте самый минимум два дня в пути из Питера, а лучше три.


Дорога на Хамнингберг (Губернская дорога 341 Финнмарка), один из Национальных туристических маршрутов Норвегии

44. Качество второстепенных дорог может сильно разниться. Многие дороги петляющие и узенькие, иногда настолько узкие, что двум машинам не разъехаться — кому-то одному надо будет остановиться в уширении дороги для разъезда, или просто съехать правым бортом на гравийную обочину (если таковая есть). Дорога на Хамнингберг, на фото — крайний вариант подобной дороги — шириной ровно в одну полосу, которую делят оба направления. Фур на дорогах мало, зато очень много автодомов, которые часто едут раздражающе медленно. Обгонять кого-либо на узкой дороге (без осевой линии), если он не уступает дорогу сам — очень плохая идея. На прямых участках грузовики и автодома уступают — сдвигаются вправо насколько возможно, и сигналят правым поворотником «обгоняй». Конечно, для этого дорога все равно должна быть достаточно широкой; на такой, как на фото, это возможно разве что если тот, что спереди, остановится, съедет полностью и пропустит того, кто сзади.

Большинство дорог государственной дорожной сети (если не все) асфальтированы; асфальт может быть сильно изношенным, но ям не бывает. Часто можно встретить неподписанные гравийные или грунтовые дороги, уходящие в горы — на топографической карте их обычно отмечают. На обычной машине на такие дороги лучше не соваться. Бывают исключения, например Бескадесский тракт, но там, в частности, прямо в начале стоит информационный щит, что это за дорога и чего на ней ожидать.

Многие второстепенные дороги на зиму полностью закрываются (и шлагбаум опускают). Даже на главных трассах участки через горные перевалы или плато зимой вынуждены использовать езду конвоями. Это когда дорога большую часть времени закрыта, но по расписанию на нее выезжает снегоочиститель, и за ним все в ряд аккуратно едут. В частности, трасса E69 (дорога на Нордкапп) использует конвойную езду на участках, где начинается тундра. Иногда ставятся электронные табло с информацией об обстановке на перевале впереди. В целом, езда по Северной Норвегии зимой — это, наверное, совершенно отдельная тема, тоже мне пока что знакомая только понаслышке.


Дорога на Хамнингберг (Губернская дорога 341 Финнмарка), один из Национальных туристических маршрутов Норвегии

45. Конечно, второстепенные дороги при всем том зачастую самые красивые! Дорога на Хамнингберг (и перед ней участок трассы E75 по полуострову Варангер), дорога на Хавёйсунн и прибрежная дорога по острову Сенья официально числятся Национальными туристическими маршрутами, и за ними хорошо ухаживают, даже модные футуристичные придорожные стоянки строят. Но есть и много менее известных очень красивых дорог, например, вышеупомянутый Бескадесский тракт — старая гравийная дорога через горное плато на высоте 500-600 метров, среди бесконечной тундры.


На пароме через Улльс-фьорд

46. Многие поселения в Северной Норвегии находятся на островах, и большинство островов соединены с большой землей только паромными линиями. Также изредка встречаются паромы через фьорды, позволяющие просто сократить время в пути. В отличие от Финляндии и Швеции норвежские паромы не бесплатны, и обычно обходятся в ту еще копеечку (впрочем, паромы и расстояния тут куда более основательные). Также в отличие от Финляндии и Норвегии, какого-то единого сайта с расписаниями паромов вроде бы не существует — каждый нужно гуглить по отдельности. По крайней мере не нужно покупать билеты заранее — просто заезжаешь на паром, подходит мужик и продает тебе билет сразу. Так как расстояния, которые преодолевают паромы, обычно не такие уж маленькие, на паромах обычно бывает общий салон, туалеты и кафе.


Подводный туннель на Вардё

47. Некоторые острова, однако (например, Магерёйя и Вардё) соединены с большой землей подводными туннелями. Туннели также нередко прокладывают под горами, а также вдоль склона горы — для защиты от лавин. Столько туннелей, сколько в Норвегии, наверное, нигде больше нет. Туннели бывают разные, но в любом случае они довольно часто темные и/или узкие и/или крутые и/или сырые, так что проезжать их нужно максимально осторожно.

В Норвегии много платных дорог и туннелей. Тут вообще не стесняются обирать нашего брата автомобилиста, что на самом деле довольно странно, учитывая, что страна большая, и до многих уголков иначе как на машине особо не доберешься. Я понимаю, когда Дания так делает, а в Норвегии-то зачем. Так или иначе, конкретно в Северной Норвегии платные дороги — большая редкость; тут тупо нет достаточных потоков, чтоб заморачиваться со сбором оплаты. На данный момент во всем Тромсе и Финнмарке единственная платная дорога — туннель Рюа (Rya) близ Тромсё, ни разу не какая-то критичная автодорожная связь. 100 крон (€11.5) стоит. (В путеводителях и отчетах вы можете встретить упоминание, что туннель на Магерёйя платный; это уже не так, для него платный период уже истек.) Сбор оплаты — исключительно электронный; вам нужно до поездки или в течение нескольких дней после поездки зарегистрироваться на сайте AutoPASS; далее просто проезжаете платный участок, и через какое-то время (вплоть до нескольких месяцев) на e-mail получаете квитанцию и оплачиваете.


«Хуртигрутен», пришвартованный в Хоннингсвоге

48. Помимо более маленьких паромов, есть один гигантский паром, который обходит все мало-мальски серьезные порты Норвегии, начиная с Бергена вдоль всего берега до Киркенеса. Это «Хуртигрутен» (Hurtigruten), «Прибрежная линия». Маршрут очень старый, ему больше века, и именно транспортная функция его сейчас уже далеко не так важна — во все порты, куда он заходит, давно есть дороги, а во многих даже аэропорт построили. Так что паром сейчас больше круизный. Но им вполне можно воспользоваться, чтобы не тратить лишних полдня, объезжая фьорды. Сами посмотрите (опция Norway Port to Port); из Бергена в Киркенес, конечно, стоит как чугунный мост, а вот к примеру их Хоннингсвога (Honningsvåg) до Кьёллерфьорда (Kjøllefjord) еще по-божески. Ну тут тоже я сам не пробовал, подробнее рассказать не могу.


«Хуртигрутен» подходит к Вардё

49. Паромы «Хуртигрутен» в характерной черно-красно-белой окраске — нередкое зрелище в любом местном порту; если вы совершите поездку сравнимых с нашей масштабов, то тоже будете встречать их много раз. В Хоннингсвоге (ближайшем к Нордкаппу городе) вообще население как будто в несколько раз увеличивается, когда с «Хуртигрутена» тут все туристы сходят, чтоб дальше на автобусе ехать на Нордкапп.

Да, об автобусах. Тут теоретически из общественного транспорта есть междугородние автобусы. О них я не знаю вообще ничего. Не думаю, чтобы они ходили сколько-нибудь часто и удобно. Наверное, если вы мазохист, можно путешествовать тут на автобусах, но тогда уж проще, наверное, автостопом.

50. Ну и да, напоследок. В НОРВЕГИИ ВСЕ ДОРОГО! Очень очень дорого! То есть Финляндия и Швеция, конечно, недешевые страны, а Дания и того хуже, но Норвегия всех опережает в этом плане. У самих норвежцев зарплаты пропорционально выше, так что им, наверное, это не так критично, но вы, как путешественник, обречены страдать.

На самом деле все не настолько ужасно, как мы опасались изначально. Продукты в магазинах, бензин и гостиницы стоят сравнимо с Финляндией, дороже, но не очень значительно. Самая жесть тут с ценами в кафе. Никогда не пытайтесь в Норвегии ходить ни в какие кафе, если это не вопрос жизни и смерти, ну или если вы не какой-нибудь сказочно богатый нефтяной шейх! Какой-нибудь жалкий хотдог на заправке тут будет стоить столько, что в Финляндии за эти деньги пообедать можно. Разные туристические штуки вроде наблюдения за китами тоже недешевы. Мы ели еду из магазина (готовили ее — ну, ОП готовила — в хостелах и AirBnB-квартирах), и кроме музеев особенно нигде не были (музеи на удивление не очень дорогие в основном), так что в итоге почти даже уложились в намеченный бюджет. Конечно, у нас были средства на непредвиденные расходы, но, к счастью, таковых не оказалось.

Опубликовано: