Последний город, который я посетил в ходе своих сентябрьских выходных в Кюменлааксо — Котка. Котка, с населением 55 тыс., — второй по размерам город региона Кюменлааксо, после Коуволы. Это очень живой приморский городок, не такой старый, как Хамина, но с историей тоже вполне ничего себе.

Котка располагается в дельте реки Кюми (Кюмийоки, Kymijoki), той самой, в честь которой регион Кюменлааксо, собственно, и назван. Кюми делится на две протоки близ современного национального парка Валкмуса; западная впадает в Финский залив у не особенно примечательного старого городка Пюхтяя (Pyhtää), а восточная делится еще на несколько, образуя несколько островов, и вот на этих-то островах и расположена современная Котка.

История Котки, в общем-то, не простирается раньше конца 18 века; до тех пор местными центрами цивилизации были Пюхтяя и Хамина (она же Вехкалахти, она же Фридрихсгам). Территорию дельты Кюми так и звали, Кюми, — муниципалитет Кюми объединился с Коткой лишь в 1977 году. Все заверте…, когда в 1788 году шведский король Густав III затеял очередную войну с Россией, по официальной версии — чтобы вернуть ранее захваченные Россией территории (Старую Финляндию — Выборг, Кексгольм, Хамина, Лаппеенранта, Савонлинна). Предполагалось, что Россию, занятую в тот момент войной с Турцией, застигнут врасплох. На самом деле это был классический случай так называемой «маленькой победоносной войны», задуманной, чтоб решить чисто внутренние проблемы (см.: Русско-японская война, или Крымнаш). Как обычно и бывает, план не оправдал себя. Да в общем-то этот план с самого начала был довольно идиотским — шведы всерьез рассчитывали захватить Питер и сместить Екатерину II! Немудрено, что придурочного Густава спустя несколько лет на собственном балу убили. Ну, так или иначе, две битвы этой войны произошли в проливе Роченсальм (Руотсинсалми, Ruotsinsalmi, фин. Шведский пролив; также Свенсксунд, Svensksund), между большой землей и архипелагом близ дельты Кюми. Первая Роченсальмская битва закончилась решительной победой России, а вот во второй выиграли шведы, да так, что России, уже к тому моменту в общем-то побеждавшей и прикидывавшей, что ей теперь перепадет, пришлось заключать мир. Эта Вторая Роченсальмская битва по сей день остается самым крупным в истории морским сражением на Балтийском море, а также самой крупной в истории морской победой Швеции.

Из-за этой битвы война закончилась в 1790 году вничью — на этот раз границы не перерисовывали, зазря народу положили только. Сразу же после войны Россия решила построить у Роченсальма крупную крепость, чтобы шведам более не приходило в голову никаких новаторских геополитических идей. Роченсальмская Морская крепость, как ее назвали, вышла весьма масштабной, состоящей, собственно, из ряда отдельных крепостей. Главной крепостью был Форт Екатерина (Катарина), на оконечности крупного острова Коткансаари (Kotkansaari, фин. Орлиный остров). На внешних островах поблизости были построены две небольших крепости — Форт Елизавета на Вариссаари (Varissaari, фин. Вороний остров) и Форт Слава на Кукоури (Kukouri). Еще одну крепость, Кюминлинна (Kyminlinna, фин. Крепость Кюми), построили немного вглубь материка, так, чтобы она контролировала Королевский тракт. Строительством крепостей руководил не кто иной, как граф Суворов, великий русский полководец и все такое.

Роченсальмской крепости тоже не довелось особенно повоевать, по крайней мере, против Швеции. В последней русско-шведской войне 1808-1809 годов она никакой роли не сыграла; да к тому моменту ее даже не успели достроить до конца. После войны и присоединения Финляндии целиком Роченсальм остался глубого в тылу российской Финляндии, и уже вряд ли смог бы когда-либо сыграть существенную военную роль. Гарнизон, ранее исчислявшийся тысячами, сократили до пары сотен.

Крепость в итоге была разрушена в 1855 году, в ходе Крымской войны, и вовсе даже никакими не шведами, а англичанами и французами. Как можно догадаться из названия войны, основные ее сражения состоялись в несколько других местах; тем не менее, Британия и Франция бодро и с удовольствием установили России морскую блокаду на Балтийском море, и пощипали ее тамошние крепости. Неприступному Кронштадту, конечно, фиг они что могли сделать, да и чуть менее неприступному, но все же, Свеаборгу (Суоменлинна) — тоже. А вот Роченсальм с его маленьким гарнизоном и уже устаревшим устройством оказался легкой добычей. Крепость была уничтожена практически полностью; более-менее уцелела только Кюминлинна, да и та, отдельно от всего остального, тоже уже смысла и вовсе никакого не имела.

В течение нескольких лет после войны на острове Коткансаари, кроме развалин, ничего особо и не было. Но на дворе шла вторая половина 19 века, Промышленная революция уже прокатилась по миру. А река Кюми оказалась идеальным местом для строительства лесопилок и прочих фабрик. Сама-то Кюми никогда не была судоходной из-за многочисленных порогов, а вот лес по ней сплавлять было даже очень сподручно — из огромных озерных систем Сайма и Пяйянне. На лесопилках там и поднялись, и к 1879 году город Котка был официально основан.

«Котка» (Kotka) по-фински вообще-то значит «Орел», что для города — довольно странное название; ничего особо орлиного в Котке не наблюдается. Но когда я пожаловался на сей факт подруге, она вполне резонно заметила, что у нас в России в общем-то тоже есть город, который так буквально и зовется «Орел», и ничего, никто не умер вроде. Трудно с этим поспорить. Так или иначе, новое имя, по-видимому, пошло от названия острова Коткансаари, на котором, может, и правда когда-то много орлов жили. На гербе Котки избражен, собственно, парящий орел, которых тащит в когтях якорь и кадуцей (посох римского бога Меркурия, традиционный символ торговли).

Город Котка в дальнейшем благополучно рос, распространившись с острова Коткансаари вглубь материка, и поглотив ближайшие деревни. В 20 веке, похоже, в нем ничего особенного не произошло. В 1890 году была построена железнодорожная линия Коувола-Котка, а современная Национальная дорога 7 также проходит вблизи от города. На самом деле по дороге в Хельсинки по трассе 7 под Коткой даже можно увидеть многоэтажную городскую застройку — автомагистраль проходит по ней в глубокой выемке под несколькими путепроводами. Это, правда, еще не сама Котка, а только ее пригород Кархула (Karhula, от karhu, фин. медведь); вообще говоря, от такой городской планировки с автомагистралью посередине там народ совсем не в восторге. Чтобы попасть собственно в Котку, с трассы 7 надо съехать и еще километров пять проехать по последнему участку Национальной дороги 15, до того, как эта трасса войдет на остров Коткансаари и растворится в центре Котки.

Важнейшее предприятие Котки — морской порт. Он был крупнейшим грузовым портом Финляндии даже до слияния с портом Хамины. Порт состоит из ряда гаваней, разбросанных вокруг города. Главные работодатели Котки — Региональный госпиталь Кюменлааксо, Стура-Энсо (Stora Enso, бумага), Альстрём (Ahlstrom, материалы на основе волокон, тоже деревообработка в общем), Стевеко (Steveco, стивидорная компания — морской порт Котки (как и любой другой), как я понимаю, просто предоставляет инфраструктуру, а непосредственно погрузкой судов и т. п. занимаются стивидорные компании, такие, как Стевеко), и другие. В целом Котка довольно промышленный город.

Внешне Котка выглядит достаточно типичным финским городом средних размеров, однако это ее расположение на острове (застроенном почти целиком к нынешнему моменту) дает ей свою особенную атмосферу. В Котке есть огромная гостевая гавань, чудесный приморский парк, а о прошлом напоминают развалины крепости Роченсальм. С несколькими островами летом есть регулярное пассажирское сообщение, в частности, с Вариссаари (где останки Форта Елизавета) и Кауниссаари (Kaunissaari, фин. Красивый остров; просто остров в несколько километров шириной для пикников, купания и прочего). Оба крупнейших музея Котки также имеют морскую тематику: «Велламо» рассказывает о прошлом и настоящем мореплавания в Финляндии, а в «Маретариуме» во множестве аквариумов можно понаблюдать за разнообразными рыбами Балтийского моря и финских озер.

После ночевки в кемпинге Питкятхиекат под Хаминой я поехал в Котку. Я продолжил придерживаться туристического маршрута «Королевский тракт» по табличкам, но больше «музейных» участков дороги вроде бы не было. Осмотр Котки я решил начать с музея «Велламо», на парковку которого я и направился.

1. Музей «Велламо» (Vellamo) назван в честь русалкообразной богини моря из старых финских мифов; она упоминается в эпосе «Калевала». Музей расположен в новом здании на территории гавани Кантасатама (Kantasatama, фин. Главная гавань). Сама гавань, по-видимому, сейчас используется мало, и перед музеем в ней расположена совершенно гигантская парковка, на месте которой, наверное, раньше были какие-то портовые сооружения. У входа в музей поставлен такой вот декоративный маячок. Самое здание музея своей формой, по замыслу, должно было ассоциироваться с морской волной. Ну, не могу сказать, что лично мне оно сильно напомнило волну, но как образец хорошей современной (2008) архитектуры оно весьма недурно. До 2008 года музей располагался в Хельсинки — это на самом деле главный морской музей страны.

2. Парковка.

3. Подробно о музее я здесь рассказывать не буду. Музей весьма большой и посетить его, определенно, стоит любому. В нем рассматривается очень широкий диапазон тем, но вместе с тем достаточно поверхностно. Я лично больше люблю когда наоборот — про что-то одно, но очень детально. Мне понравилось, что довольно большое внимание в музее уделено балтийским паромам, но есть и другие интересные экспозиции. (Кстати говоря, в относительно недавние годы одно время существововал пассажирский паром Котка-Силламяэ (Эстония), но его отменили, никто особо не пользовался.) Еще стоит отметить, что музей посвящен исключительно гражданскому мореплаванию — про флот практически ни слова нет. Кассирша в музее, кстати, была русская, или по крайней мере говорила на идеальном русском, и смогла посоветовать, с чего начать осмотр. Билет стоил €10.

4. Игра в «морской бой» в музее (аж с флагами Российской империи и Швеции причем). В музее очень много небольших игр и развлечений для детей, правда, мне показалось, что значительная их часть сломана.

5. Музей «Велламо» — это на самом деле не один, а целых три музея под одной крышей. Музей про мореплавание, конечно, самый большой и интересный. Второй музей — про финскую береговую охрану, а также пограничную службу. В нем мне больше всего понравился вот этот экспонат. На этой лодочке, вроде как, как-то раз двое политических беженцев из Советской Эстонии переплыли Финский залив, и скрылись где-то в Финляндии. Лодочку нашли, а что с беженцами стало — так никто и не узнал.

6. Третья часть музея — краеведческий музей региона Кюменлааксо. Один из двух этажей этой экспозиции был закрыт на момент, когда я там был. В музее неплохо показана повседневная жизнь простых финнов в прошлом, но чего-то Кюменлааксо-специфичного там на самом деле не особо много.

7. На пристани за музеем стоят несколько старых кранов, и пришвартованы музейные суда. По другую сторону гавани видна гавань Хиетанен (Hietanen), одна из действующих гаваней порта Котки.

8. Наиболее примечательное музейное судно в «Велламо» — это ледокол «Тармо» (Tarmo, фин. Бодрость; 1907, Ньюкасл, Британия), самый старый сохранившийся на Балтике ледокол, и дольше всех прослуживший ледокол на паровом ходу — списан был в 1970. У «Тармо» была достаточно интересная история в финскую Гражданскую войну и в Зимнюю войну. Не уверен, можно ли на ледокол, собственно, подняться; надеюсь, что да, но когда я там был, мне так не показалось.

9. Остальные суда не особенно примечательны, например, эти катера пограничников.

10. Или этот лоцманский катер.

11. Гавань Хиетанен напротив музея специализируется на ро-ро перевозках (от англ. roll on/roll off (закатить-выкатить); когда целая фура тупо целиком заезжает на борт, плывет куда-то, и так же съезжает в порту назначения и едет себе куда ей надо дальше). Финская компания Финнлайнс (Finnlines), собственно, как раз и специализируется на ро-ро-перевозках, хотя у них есть и ро-пакс-паромы (ро-ро + пассажиры), в частности, на линии Хельсинки-Травемюнде (Германия). У большинства их судов названия начинаются на Finn-, что иногда звучит достаточно забавно. Сейчас в гавани виден «Финнбриз» (Finnbreeze), построенный в 2011 году в Нанкине, Китай. Финнлайнс на данный момент владеет итальянская Гримальди-Групп.

12. Перекусив в машине, я отправился дальше изучать город. Машину так и оставил на парковке «Велламо», лень было куда-то переставлять.

13. У железной дороги, ведущей в гавань Кантасатама, стоит маленький старый поезд, по-видимому, переделанный в ресторан. Паровоз этого поезда — модель Vr1, построенная в Ганновере в 1923 году (сама модель производилась с 1913). Это маневровый паровоз, развивавший скорость всего-то в 25 км/ч. По нынешний день сохранилось достататочно много экземпляров модели Vr1, и, насколько мне удалось выяснить, этот Vr1 за номером 667 особо ничем не прославился.

14. Улица Лайвуринкату (Laivurinkatu, фин. Капитанская улица), начинающаяся от гавани. Судя по мощению и старого вида зданию справа, мы сразу же оказались достаточно близко от центра города.

15. Типичный финский городской пейзаж.

16. Торговый центр «Пасаати» (Pasaati, фин. Пассат) на рыночной площади, с достаточно типичным набором магазинов.

17. Перед современным зданием администрации города музыкант давал небольшой концерт.

18. Статуя у администрации города.

19. Местное полицейское управление построено на одной большой скале. Здесь, всего в паре кварталов от центра, город в восточном направлении уже заканчивается — дальше идет сплошая промзона.

20. Жилые дома, вид с другой подобной скалы.

21. Море в Котке хорошо видно, например, из района гавани Сапокка. Слово sapokka происходит от русского «сапог» — по форме гавани, если посмотреть на нее сверху. В Сапокка располагается огромная пристань для яхт, и музей «Маретариум» (Maretarium), демонстрирующий рыб со всей Финляндии. Посещение «Маретариума» я отложил на другой раз.

22.

23. За гаванью видны волноломы и внешние острова.

24. Крошечный маяк на молу, впрочем, этот, думаю, таки настоящий.

25. С одного из деревьев у пирсов сбежала симпатичная белочка.

26. Я обратил внимание, что по многим припаркованным у гавани машинам заметно, что они стоят здесь уже достаточно давно — на лобовых стеклах и крышах видны несмытые следы дождей. Наверное, люди приезжают, оставляют тут машину, и на своей яхте идут в море.

27. Скульптура. Я как-то раз увидел меткое определение финской скульптуры; что их бывает три вида: 1) неведомая хрень; 2) зеленый мужик; 3) гранитные звери. Вот в Котке статуй первого вида особенно много даже по финским меркам.

28. Рядом с гаванью располагается крайне пышный парк, почти ботанический сад, я был очень удивлен встретить такой парк в финском портовом городке. Парк зовется Сапокан-Весипуйсто (Sapokan Vesipuisto, фин. Водный парк Сапокка).

29.

30.

31. Во внутренней части залива Сапокка есть маленькая статуя тюленя, прям как в городском парке Хамины.

32. Искусственный водопадик.

33.

34. Любопытная достопримечательность парка — набор образцов различного строительного камня из различных уголков Финляндии; в основном разные сорта гранита, конечно. Рядом информационный щит с картой, откуда что привезено.

35. К югу от залива Сапокка располагается небольшой район частных домиков, а за ним, на берегу моря, еще один парк. Развалины Форта Катарина находятся в южной части этого парка, но до них я не дошел, ибо еще не знал о них. Зато я увидел указатель на какую-то наблюдательную вышку и, с некоторым трудом, нашел ее. Вышка оказалась построенной на развалинах старого маяка морской крепости Роченсальм. Сама башня маяка была разрушена, и на ее месте соорудили небольшую металлическую вышку.

36. Немного видов с вышки. На северо-восток видна промзона острова Коткансаари. Не могу идентифицировать эти фабрики по отдельности, но желтая масса справа, похожая на огромную гору опилок, впечатляет.

37. Острова крупного архипелага к востоку от Котки.

38. На юго-западе видна еще одна гавань порта Котки, Муссало (Mussalo). Островок на переднем плане я, посидев над топографической карте, определил как Хавоури (Havori), а гораздо больший лесистый остров на заднем плане — как Виикаринсаари (Viikarinsaari, фин. Остров мальчика — не знаю, как по-русски красиво сказать).

39. А на фоне огромного острова Куутсало (Kuutsalo) виден маленький Кукоури (Kukouri) с развалинами форта Слава. Как видно, от форта очень мало что осталось.

40. В западной части Коткансаари сохранилось лишь одно небольшое укрепление, Редутти (Redutti, фин. Редут). Редут полностью восстановлен, и в нем разбит небольшой сад из лекарственных растений.

41. Высшей точкой острова Коткансаари является башня Хауккавуори-Някёторни (Haukkavuori Näkötorni, фин. Смотровая башня Соколиной горы), возвышающаяся на 72 м над уровнем моря. С вершины башни, говорят, теоретически можно разглядеть на севере город Коувола, а на юге остров Гогланд (Суурсаари). Башня построена в 1914-1920 году как водонапорная, и переделана в наблюдательную в 1960-х. Я подумал, что башня почти наверняка будет закрыта из-за сезона и/или вечернего часа, и не стал идти к ней.

42. Завершил я прогулку снова в центре Котки. Это Коткинский лицей, старая школа, основанная в 1896 году.

43. Военный мемориал — традиционный для Финляндии, как и для России.

44.

45. Коткинская церковь построена в 1898 году Йозефом Стенбеком (Josef Stenbäck) в его традиционном стиле. Ракурс, пожалуй, не очень.

46.

47. Могила Тойво Пекканена (Toivo Pekkanen), вероятно, самого известного местного писателя (1902-1957). Он писал о жизни рабочих, и самый известный его роман называется «Тень завода» (Tehtaan varjossa). В Котке в честь него еще названы школа и парк.

48.

49. Еще коткинская скульптура.

50. В парке Сибелиуса все цвело, несмотря на сентябрь месяц. На заднем плане виден офис компании Кристина-Крузес (Kristina Cruises). У этой местной компании, основанной в 1985 году, был свой маленький флот круизных судов, но в 2014 году они продали последнее, «Кристина Катарина» (Kristina Katarina), и теперь работают более-менее как обычная турфирма, продавая круизы на чужих судах.

51.

52.

53. Еще один парк, Исопуйсто (Isopuisto, фин. Большой парк), содержит самое старое здание Котки — фактически, единственное уцелевшее со времен Роченсальмской крепости (не считая, конечно, руин самой крепости). Это православная церковь Николая Чудотворца.

54. По легенде, нападение англичан церковь сумела пережить благодаря этой старушке, Марии Пурпур, полковничьей вдове. Она якобы заперлась в церкви и сказала англичанам, мол, хотите ломайте, хотите сжигайте, а я отсюда не выйду. Ну, а англичане же джентльмены — помялись, пожали плечами, да и ушли. Не знаю, насколько это все правда, но так или иначе благодаря этой легенде в Котке, как и в Хамине, есть такой вот памятник русской бабушке, хоть и по совершенно другому поводу.

55. У церкви сохранилось крошечное русское кладбище. Надписи в основном нечитаемы.

56. В 1948 году были обнаружены останки одного из русских фрегатов, потопленных во Второй Роченсальмской битве, «Святой Николай». Фрегат сохранился довольно неплохо, и с морского дна удалось поднять пушки и ряд других артефактов, занявших свои места в музеях. Этот процесс занял много лет, и со временем, в 1975 году, были подняты также останки экипажа, и захоронены тут же на старом русском кладбище со всеми почестями.

57. Возвращаюсь к машине, мимо статуи под официальным названием «Идол». Хотя мне она больше напомнила лисичку-фенека. Машина дождалась меня на парковке «Велламо» без проблем, и я отправился в сторону российской границы, оказавшись дома часа через четыре, ближе к полуночи.

В целом Котка мне понравилась не меньше Хамины. Я побывал в городе еще раз спустя несколько месяцев, зимой, и посмотрел тогда на рыбок «Маретариума»; а теперь бы я хотел побывать там летом, посмотреть останки крепости и поплавать на теплоходиках на острова, на Вариссаари и/или Кауниссаари. Пожалуй, я бы назвал орлиный город Котка лучшим городом Кюменлааксо, хотя, конечно, их там и так всего три штуки 🙂

Опубликовано: