IX. Возвращение

от муниципалитета Шервёй в губернии Тромс, Северная Норвегия,
через всю длину Финляндии в Санкт-Петербург

Назад: VIII. 70-я параллель


Хорошо стоять на краю света. Хотя никакого особенного края в этом месте и не было, но вы понимаете, о чем я. Так или иначе, 70-я параллель северной широты звучит как достаточно впечатляющее достижение. Теперь можно и обратно ехать.

1. Уезжаю обратно с острова Шервёйя по тому же однополосному мосту.

2. Часть трассы 866 на большой земле. Думаю, эти шлагбаумы закрываются в случае схода лавины.

3. Люнгенфьорд у городка Оллердален (Olderdalen). Небо чуть-чуть светлеет.

4. Паром позволяет срезать дорогу из Оллердалена в Люнгсейдет (Lyngseidet) на противоположной стороне фьорда, у подножия Люнгенских Альп, а там еще один паром (Свенсбю-Брейвикейдет, Svensby-Breivikeidet) довезет вас довольно близко до Тромсё. С этими паромами из Оллердалена в Тромсё ехать 90 км, а без них, вдоль берегов фьордов — 180 км. Ну, мне этот паром был не по пути, да и, в отличие от Финляндии и Швеции, в Норвегии дорожные паромы не бесплатны. Этот, например, стоит 150 крон (~€15) за обычных размеров легковую машину с водителем, и сверх этого еще по 50 крон за каждого пассажира.

5.

6. Снова огибаю Кофьорд. Одно из мест, где даже главная дорога E6 становится довольно узкой.

7. Большая полноценная придорожная стоянка между туннелями Исфьелл и Скардален (Skardalstunnelen), у подножия горы Исфьелл.

8. Сандеро на фоне Исфьелла.

9. А этот туннель только еще строится, в деревне Манндален (Manndalen). Судя по карте, он должен заметно сократить дорогу — не в объезд горы Нурнесфьелл (Nordnesfjell), а под ней.

10. Кофьорд остался позади — снова еду вдоль Люнгенфьорда.

11. Придорожная стоянка поменьше.

12. Погода почти что стала худо-бедно приличной! Правда, я уже уезжаю. А вы знаете, что в этом фьорде водятся киты? Горбачи и касатки, если не ошибаюсь. Мне теперь хочется сюда вернуться, чтобы попытаться этих китов встретить.

13. Заправляюсь в Шиботне. Как вы знаете, Норвегия — феерически дорогая страна. Но раз уж у них есть своя нефть, бензин у них не феерически дорогой, а просто очень дорогой. В принципе мне хватало бензина дотянуть до Финляндии, но что, если заправка в Килписъярви по какой-то причине окажется закрыта? Хоть это все и не самые дикие места на свете, расстояния между заправками тут приличные.

Заправка — автоматическая, как и большинство заправок в скандинавских странах (за что я как умеренный социофоб всегда благодарен). Правда, она отказалась принимать одну из моих карточек — хорошо хоть другая была под рукой. Оказалось, что банк (Локо-Банк — относительно небольшой российский банк, в котором у меня автокредит и кредитная карточка с небольшим лимитом) заблокировал карту из-за транзакций в «подозрительных местах», даже не предупредив меня. Самое смешное, что Финляндию и Швецию он по-видимому подозрительными не считал, а вот Норвегия — другое дело. Карту, конечно, разблокировали, когда я вернулся домой и позвонил им, правда, сделать это смогли лишь в рабочий день.

14. Прощайте, фьорды! Снова Дорога Северных Сияний (трасса E8), идущая в горы к югу.

15. В этот раз я не так торопился, и у меня получилось сделать по дороге несколько остановок, чтобы полюбоваться видами долины реки Шиботнэльва — Шиботндален (Skibotndalen). Горная речка, по-саамски называемся Ivgojohka, ближе к устью перекрыта достаточно приличных размеров гидроэлектростанцией.

16. А у придорожной стоянки непосредственно перед норвежско-финской границей можно увидеть озеро Gálggojávri (Галггояури? у озера есть только саамское название), исток Шиботнэльвы. Высота — около 500 м над уровнем моря. Мы вернулись в тундрообразную зону, характерную для региона Кясиварси.

17. Настоящий череп северного оленя! Просто валялся в тундре у самой стоянки! Разумеется, мне очень сильно захотелось увезти его с собой. Но, похоже, небольшие кусочки мяса на нем еще оставались, и я не особо горел желанием попрактиковаться в вываривании черепов. Да и на таможне бы его точно не пропустили. Но все же, согласитесь, чертовски красивый череп.

18. Ну а вот и сама граница — в сторону Норвегии…

19. …и Финляндии. Стадо оленей, скорее всего то же, что я видел вчера, перекрывало дорогу у таможни, но передо мной ехала фура, которой удалось их распугать.

20. Перевал Муоткатакка (Muotkatakka) у деревни Килписъярви — самая высокая точка на сети дорог общего пользования Финляндии, 565 м над уровнем моря.

21. Ехать до Экясломполо было еще далеко. Я так и не сбил, к счастью, ни одного оленя, зато несколько позже в сумерках умудрился подбить правой фарой какую-то медлительную птицу размером с голубя 🙁 Она отлетела мне в лобовое стекло, и упала где-то в болоте справа от дороги. К тому времени, как я осознал, что произошло, и остановился, я уже проехал достаточно далеко, чтобы искать ее было бы малоперспективно. Машине ничего не сделалось, но птица наверняка была сильно искалечена или убита. Я подумал, что, наверное, по-хорошему ее полагается в такой ситуации добить, но, не считая трудностей с поиском тела, я понятия не имею, как полагается добивать птиц и смог ли бы я это сделать. Самое большое существо, которое я когда-либо убивал — стремный большой слизняк в Швеции, да и того случайно раздавил.

Полностью стемнело к тому времени, как я проехал Кааресуванто. Остановок я не делал, и больше по дороге ничего не происходило вплоть до самого конца — до той узкой однополосной дороги под Экясломполо, трассы 940. Какой-то заяц или кролик выскочил из кустов прямо мне под колеса. Я сместился в полосе, насколько это было возможно, и ударил по тормозам, но все равно бы сбил зайца, если бы он не отпрыгнул в сторону в самый последний момент. Ну и слава богу. Я бы очень сильно расстроился, если бы переехал зайца — я обожаю зайцев и кроликов, особенно с тех пор как сам держу белого пятнистого кролика-мальчика дома. Шалопай тот еще, но невероятно милый и добрый зверь.

Дома, ну, точнее, в домике в Экясломполо я был в 21:30. Наконец-то душ! И джинсы грязные смог постирать. Правда, в домике не нашлось стирального порошка, но я так засунул их в машинку (немного поломав голову, как это сделать — не сталкивался до сих пор со стиральными машинами с верхней загрузкой), простой водой нормально отстирались.

22. В свой последний день в Лапландии я решил никаких поездок или походов не предпринимать. В основном я оставался в домике, разгребая фотографии из Норвегии. Еще прошелся до берега озера Экясломполо и посидел там немножко. Ну и конечно оставалось самое главное, купить сувенирчиков.

На самом деле я не особо много сувенирчиков купил. Прежде всего мне хотелось взять-таки морошкового ликера. Я зашел за ним в магазин «Алко» в ТЦ «Йоунин-Кауппас». Большинство ликеров, которые там были, на самом деле были разлиты в Турку — их вообще можно не уезжая из Питера купить, в супермаркетах финских сетей («Призма», «К-Руока»), «Лапония» называются. Тем не менее я все же нашел ликер местного лапландского производства — изготовленный в Юллясъярви, насколько я помню. Его бутылочки были значительно меньше и дороже «ширпотребного» ликера, порядка €19 за бутылочку 0.3 л. Я все же купил пару, одну чтоб с девушкой дома выпить, другую — с родителями, к которым я на новогодние праздники обычно езжу.

Еще я купил в магазине сувениров открытки (первый раз в жизни пробовал отправлять открытки в путешествии), магнитики, и, что важнее, оленьи какашки. То есть прямо лежали там на полочке маленькие пакетики и было прям по-английски так написано, «reindeer droppings». Ну как было не купить? Я подумал, что их продают в качестве какого-нибудь народного лекарства или что-то в этом роде. Так что можете себе представить, как я был разочарован, когда вернулся в Питер и понял, что на самом деле это просто шоколадные конфетки какие-то в форме оленьих какашек. Моя девушка немедленно их все съела.

В домике я достал ту гостевую книгу, и оставил длинную, на три страницы, запись, вкратце пересказав свои похождения на английском. Спать пошел чуть раньше, поставив будильник на 3:45 утра.

Погода в этот день значительно ухудшилась. Температура упала примерно до +2 °C, и периодически шел небольшой снег. Я опасался, что дороги обледенеют, особенно к утру, и, выйдя в потемках из домика и обнаружив, что машина после ледяного дождя покрылась сплошной коркой льда, я отнюдь не воспрял духом. Зимних шин, конечно, у меня еще не было — да на тот момент я даже не приобрел их комплект (да и один фиг на чистом льде не такая уж и большая разница, на какой резине подскальзываться). Тем не менее, я решил ехать. Запихал все вещи в багажник, вынес мусор, выключил свет, запер двери, оставил ключ в том же крошечном ящике, где он был изначально. Забрался в машину — из-за льда это было непросто; хорошо хоть в ней есть кнопка «врубить печку и обогрев всех стекол на максимальную температуру и мощность» — и очень медленно и осторожно поехал.

Дороги выглядели мокрыми, что было плохо, а температуру воздуха машина показывала примерно в −1 °C, что тоже было плохо. Сначала я поехал в туристический центр «Келлокас» бросить открытки в почтовый ящик — я помнил, что там снаружи он есть. Ехал не больше 15-20 км/ч, и несколько раз попытался на прямом участке и очень низкой скорости сильно нажать на тормоз. Вроде бы машина управлялась нормально. Тем не менее, быстрее 40 км/ч я решился ехать еще не скоро, только когда на асфальте начали появляться сухие полосы. Не знаю, помогло бы ехать медленно, если б я таки попал на участок гололеда в каком-нибудь неудачном повороте. В целом я стараюсь в любой непонятной ситуации тупо ехать медленнее. Обычно это прекрасная идея, вот только когда едешь медленно, за тобой моментально собирается хвост из машин, водители которых считают, что умеют ездить лучше тебя, и посылают тебе лучи поноса, если не могут обогнать при первой возможности. Но на этот раз за весь участок до Дороги Северных Сияний в Колари машин встретилось всего одна или две более чем за час.

Я всегда, когда это реально, пытаюсь для обратной дороги выбрать какой-нибудь альтернативный маршрут. В этот раз я тоже так и сделал. Во-первых, участок Колари-Торнио я хотел проехать не Дорогой Северных Сияний, а в объезд через Швецию. По шведской стороне долины реки Торне идет дорога-близнец Дороги Северных Сияний — Риксвей 99 (Riksväg, швед. Национальная дорога). Основное различие их в том, что шведская трасса 99 не доходит до Норвегии, а кончается в Каресуандо, у последнего моста в Финляндию. Расстояние через шведскую трассу 99 было лишь незначительно больше, чем через Дорогу Северных Сияний.

Во-вторых, весь огромный кусок от Оулу до Иматры я хотел проехать не загруженными трассами 4 и 5, а трассами 22 и 6 через Каяани и Йоэнсуу (ну, объезжая Каяани местными дорогами через Вуокатти, не суть). Этот маршрут длиннее примерно на 80 км, и общее расстояние от Экясломполо до Петербурга выходило свыше 1200 км. Зато я ожидал (оправданно), что эти дороги будут малозагруженными и приятными для езды.

Так что, проехав Колари, по мосту я пересек реку Торне и въехал в Швецию. Никакого контроля не было, как и в Каресуандо. Местечно на шведской стороне этого моста называется Каунисйоэнсуу (Kaunisjoensuu), что означает «красивое устье» по-фински; похоже, многие названия в долине Торне — финские даже на шведской стороне.

23. В Каунисйоэнсуу на самом деле въезжаешь еще не на дорогу 99, а на более мелкую дорогу 403, которая примыкает к дороге 99 в городке под названием Пайяла (Pajala). Примерно так выглядит дорога 99 в Пайяле. К этому времени стало достаточно сухо, чтобы ехать близко к ограничению скорости, которое здесь, на севере Швеции, обычно составляет 100 км/ч. В основной южной части Швеции ограничение на обычных дорогах — 90 км/ч. Интересно, где водораздел между зонами 100 и 90 км/ч проходит.

24. Мост через реку Торне на трассе 403 в Пайяле.

25. Я совсем забыл, что еду на юг и должен буду снова пересечь Полярный круг. Здесь он проходит через деревню под названием Юоксенги (Juoksengi).

26. Шведская придорожная стоянка на Полярном круге выглядит поцивильнее, чем финская. Как я уже заметил в своем предыдущем отпуске, в Швеции просто офигенные придорожные стоянки.

27. Огненный рассвет над рекой Торне.

28. Дорога 99 на рассвете.

29. Пороги на реке Торне.

30. Едем. Дальше до Хапаранды ничего особо примечательного не было.

31. Въезд в город Хапаранда. Хапаранда (Haparanda) меньше соседнего финского Торнио — население 5 тыс. против 22 тыс. — но не выглядит совсем уж крошечным городом.

32. Одна из главных достопримечательностей Хапаранды для жителей Торнио — самая северная в мире «Икея». Я хотел фрикадельки у них покушать, но время было слишком раннее. Я где-то читал, что сюда не то что из Торнио — из Мурманска нашего приезжают (700 км в одну сторону).

33. Перед финской границей. Европейский маршрут E4 — главная дорога Швеции, сравнимая с финской Дорогой 4. Она идет от Хельсингборга на юге, через Стокгольм, и дальше на север до самой Хапаранды. Официально она кончается не на границе, а на перекрестке с Дорогой Северных Сияний в Торнио, так что примерно 800 м трассы E4 относятся к Финляндии.

Что интересно, между Хапарандой и Торнио есть и железнодорожный мост. Финские железные дороги исторически используют русскую колею 1520 мм (точнее, 1524 мм, но разница незначительная, российские вагоны могут нормально ехать), а шведские — 1435 мм, характерную для большинства остальных стран мира. Так что на мосту рельсы уложены двойные, а на одной из пограничных станциях вагонам приходится менять тележки. На данный момент пассажирское железнодорожное сообщение здесь отсуствует, но есть автобус, согласованный с ближайшими пассажирскими станциями — в городах Лулео в Швеции и Кеми в Финляндии.

34. Собственно граница. На финской стороне стояли финские пограничники. Они приказали мне остановиться, попросили документы, и изучили содержимое багажника. Удивительно, но женщина-пограничница говорила на очень хорошем русском языке, лишь с легким акцентом, куда лучше пограничников на российско-финской границе, у которых русский получается крайне комичный. Она удалилась с моим паспортом в их фургончик, и я простоял добрых минут пятнадцать, уже начиная немного беспокоиться (впрочем, зато отдохнул немного). Наконец она вышла, вернула паспорт, пожелала счастливого пути, и я поехал дальше — в сторону Кеми, Ии и Оулу.

В самом Торнио я не останавливался и не фотографировал его. Единственное, что еще могу про Торнио рассказать — что здесь всегда варили «Лапин Култа» (Lapin Kulta), популярную недорогую финскую марку пива. Что логично, ибо Lapin Kulta означает «Золото Лапландии». К сожалению, производство перенесли в Лахти в 2010 году.

35. Объезд Оулу, Дорога 4.

36. Я съехал с трассы 4 на развязке на объезде Оулу, и, подзаправившись, поехал на юго-восток по Национальной дороге 22, Оулу-Каяани. Большая часть трассы 22 также известна как туристический маршрут Tervan tie (фин. Дегтярный тракт). Город Каяани (Kajaani) — столица региона Кайнуу (Kainuu), глухой части Финляндии, особо ничем не известной, кроме истории добычи дегтя. Ну правда. Не обижайтесь, жители Кайнуу, но «добыча дегтя» даже для меня звучит, как самое тоскливое занятие на свете. Вообще деготь был исторически одной из крупнейших статей экспорта Финляндии. До сих пор здесь делают конфеты, ликер и даже мороженое со вкусом дегтя. Финны также верили, что деготь — лучшее лекарство от, м-м, да вообще от всего (наряду с водкой и сауной).

37. Автомобильный и железнодорожный мосты в Палтамо (Paltamo), над устьем реки Киехмянйоки (Kiehmänjoki), впадающей в Оулуярви (Oulujärvi), крупнейшее, с большим отрывом, озеро в этой части Финляндии. Как и ожидалось, движение на этом Дегтярном тракте было весьма скромное. Ну и, конечно, здесь уже было куда как теплее, чем в Лапландии, под +10 °C.

38. Дороги 22 и 6 соединяются в Каяани, но, если вам в сам Каяани не надо, лучше срезать путь по трассе 899 — выйдет намного короче. Региональная дорога 899 проходит через городок Вуокатти (Vuokatti), мимо лыжных склонов — конечно, далеко не таких впечатляющих, как в Юллясе.

Национальная дорога 6, она же Куутостие (фин. Шестая дорога) очень длинная — начинается в деревне Коскенкюля под Ловиисой, где она отпочковывается от Дороги 7, и идет на северо-восток через города Коувола, Лаппеенранта, Иматра и Йоэнсуу. За Йоэнсуу она заворачивает к северо-западу и тянется еще довольно далеко до Каяани. Я уже неоднократно ездил по трассе 6, так как значительная ее часть как раз вдоль российской границы идет — конкретно, кусок от Лаппеенранты до Йоэнсуу, который мне как раз и был знаком. На длинном же участке Каяани-Йоэнсуу машин тоже оказалось мало.

Заметив, что я уже проехал 600 км, я остановился на стоянке у трассы 6 в симпатичном сосновом лесу, и отдохнул полчасика, разминая ноги и перекусывая оставшейся едой. В этот раз даже дешевые бургеры для микроволновки показались вкусными — причем даже неразогретые, конечно.

Конечно, я к этому времени уже устал, но чувствовал себя вполне в силах двигаться дальше. Вообще по своему изначальному плану я собирался обратно ехать с ночевкой где-нибудь посередине, но от этой идеи в итоге отказался. Каяани, Иисалми, Нурмес — все эти возможные места ночевки по сравнению с Лапландией уже совершенно не звучали круто — да и я уже знал, что в состоянии всю дорогу проехать без ночевок.

39. Объезд Йоэнсуу (Joensuu), участок автомагистрали. Участок Йоэнсуу-Иматра я уже знал. Движение на нем среднее, но до трасс 4 и 5 все равно далеко. На этом участке таки стали вновь появляться машины с российскими номерами. Русские в Финляндии часто едут раздражающе медленно (в противоположность собственно России), бывает, на 10 км/ч медленнее ограничения даже в идеальных дорожных условиях. Сами финны едут с минимальным превышением, как делают в общем-то везде в мире, порядка +10% к ограничению. Что до меня, то когда я в Финляндии, я поступаю, как финны.

40. Последние километры до российской границы у Иматры. Пока я пересекал границу, стемнело. До тех пор я ехал немного сонным (и где-то близ Китеэ безуспешно пытался подремать на стоянке), но российские дороги разбудили сразу и до конца. Не считая увиденной на участке Светогорск-Выборг аварии с легковушкой и фурой, ничего особенного не было.

41. И примерно в 10 вечера я снова в Санкт-Петербурге, проехав за день целых 1210 км. Вряд ли я превзойду этот рекорд когда-либо в обозримом будущем.

42. Всего за свое путешествие я проехал 3242 км (другая статистика: 73.8 км/ч средняя скорость, 217.4 л бензина потрачено, 6.7 л/100 км средний расход). Мой восьмидневный лапландский отпуск окончился.

Бюджет поездки

Обычно расходы в путешествиях я отслеживаю довольно приблизительно, прежде всего потому, что когда едешь не один, трудно удерживать в голове, кто за что заплатил и сколько вышло всего. Ну а раз в этот раз я ехал один, то точный список расходов у меня таки остался, и я могу поведать, сколько же стоит для достаточно аскетичного человека съездить на машине на недельку из Питера в Финскую Лапландию.

Проживание

Домик Kelostar от Lost in Lapland, Экясломполо, Лапландия, Финляндия x 7 ночей €325 23 750 р.
Кемпинг Биртаварре, Биртаварре, Тромс, Норвегия x 1 ночь 390 NOK (~€40) 3 050 р.
Всего 26 800 р.

Бензин

«Лукойл» под Выборгом, Россия (небольшая дозаправка) 500 р.
«Кярккяйнен» под Ии, Финляндия €51 3 800 р.
«Тебойл» в Экясломполо, Финляндия €43 3 200 р.
YX в Шиботне, Норвегия 580 NOK (~€58) 4 500 р.
«Несте» под Оулу, Финляндия €61 4 450 р.
«Лукойл» под Выборгом, Россия 1 700 р.
Всего 18 150 р.

Еда и прочие мелкие расходы

Закупка в супермаркете «О’Кей» в Санкт-Петербурге, Россия 1 800 р.
Закупка в супермаркете «К-Маркет» в Экясломполо, Финляндия €34 2 500 р.
Небольшая закупка в супермаркете «К-Маркет» в Экясломполо, Финляндия €13 950 р.
Топографическая карта в туристическом центре «Келлокас» €6 450 р.
Всего 5 700 р.

Сувениры

Две бутылки морошкового ликера в магазине «Алко» в Экясломполо, Финляндия €37 2 700 р.
Различные сувениры в магазине Wood Jewel в Экясломполо, Финляндия €26 1 800 р.
Всего 4 500 р.

Итого

~55 000 р.

Не считая сувениров, поездка обошлась мне примерно в 50 тыс. р, или €725. По-моему, это весьма дешево для недельного отпуска, особенно с учетом нашего обвалившегося стремительным домкратом рубля. Более того, если б я ехал вдвоем, расходы выросли бы максимум на 7-10 тыс. р.; проживание и бензин дороже бы не стали.

Заключение

Как вы уже наверняка заметили, я практически влюбился в Север вообще и Лапландию в частности. Из трех посещенных мной местностей — фьельды Паллас-Юллястунтури, Скандинавские горы в Кясиварси, и фьорды Северной Норвегии — больше всего мне понравились Скандинавские горы. До сих пор в настоящих горах я ни разу еще не был, и оказалось, что они даже еще прекраснее, чем фьорды. Домик в Экясломполо также оказался буквально идеальным. Я бы с удовольствием съездил бы в него еще раз, может, даже и зимой — на лыжах бы даже поучился кататься, может. И еще больше хочется теперь побывать снова в Кясиварси. Поход на Трериксрёсет заставил меня задуматься о более серьезных походах; до сих пор я никогда никуда так и не ходил с ночевкой, и к лету 2016 я теперь хочу попробовать купить палатку и прочее и попытаться ходить куда-нибудь хотя бы на выходные. Что же до автомобильных путешествий, отличный кандидат на следующую поездку — Северная Норвегия — где я бы в числе прочего посмотрел Тромсё и мыс Нордкап.

Короче — езжайте в Лапландию. В Лапландии круто.

Опубликовано: