VIII. 70-я параллель

заповедник Малла в муниципалитете Килписъярви, регион Лапландия, Финляндия;
муниципалитеты Стурфьорд, Кофьорд, Нуррейса, Шервёй, губерния Тромс, Северная Норвегия

Назад: VII. Камень Трех Границ

Далее: IX. Возвращение


Итак, я дошел до Трериксрёсета, пограничного камня Финляндии, Швеции и Норвегии, а теперь мне нужно было вернуться к цивилизации, и чем быстрее, тем лучше. Booking.com говорил, что ресепшн кемпинга Биртаварре закрывался в 20:00, а на часах было 15:00, а изначальная дорога от парковки у Дороги Северных Сияний до Трериксрёсета заняла три с половиной часа. Как бы я не устал, времени терять не стоило.

Кстати говоря, я теперь могу с гордостью утверждать, что побывал в месте, куда по крайней мере российские путешественники добираются очень редко. Про Норвегию, например, или даже про Исландию можно найти тонны фотоотчетов в Интернете, а про Трериксрёсет всего два нашел. Можете глянуть, как выглядят эти места соотвественно в разгар лета и в начале июня, когда по сути еше весна не закончилась.

1. Первый участок обратного пути был самым тяжелым — длинный подъем на плато через березовый лесок. Я каждые минут пять останавливался на полминуты перевести дух.

2. Когда я таки забрался на плато, дальше идти стало намного проще. Погода слегка прояснилась, и солнце к вечеру стало приятнее.

3.

4. Гора Малла теперь остается слева.

5. Участок по склоны Маллы.

6. И мимо маленьких горных озер после Маллы.

7. Огромный треснувший валун — значит, я уже близко — хотя на самом деле и не настолько близко, как мне казалось.

8. Спуск через симпатичный березовый лес, и…

9. …Наконец-то все позади. По-моему, я еще ни разу в жизни не был так счастлив снова увидеть свою машину. Пройдя 23 км по горной тропе без серьезных остановок на отдых, я невообразимо вымотался, и, хотя я был в зимних сапогах с толстыми подошвами, ноги жутко болели от камней. А еще сапоги и джинсы по колено были заляпаны грязью — хотя на вид вроде не так и много грязи на этой тропе было. Малоприятно. Я переобулся обратно в свои повседневные кроссовки, а вот штанов других у меня не было, и почистить их было нереально. Но тут я вспомнил, что в Экясломполо в домике же была стиральная машина. Она, конечно, была сейчас в 250 км позади меня, но все же. Ну, надеюсь, пока я не вернусь в Экясломполо, в Норвегии никто не будет из-за моих заляпанных джинсов думать, что я умственно отсталый.

На часах было 18:20, так что оставалось у меня полтора с небольшим часа (ну или так я думал на тот момент). Посидев немножко и попялившись на еще одно стадо северных оленей, гулявшее рядом, я поехал в сторону Норвегии. Что еще мне нравится в вождении машины — можно быть уставшим до смерти от ходьбы (ну или например объевшимся до невозможности), и при этом на машине без проблем проедешь еще несколько сотен километров — ибо усталость от ходьбы и усталость от вождения — в общем-то никак друг от друга не зависящие состояния.

10. Менее чем в километре к северу от парковки на дороге стоит небольшая таможня. Физически она находится на финской стороне границы, но в целях экономии и финские, и норвежские таможенники работают там одновременно. Дяденька таможенник (норвежский, наверное, но что-то я не обратил внимания) указал мне остановиться, спросил мой паспорт, поинтересовался, куда я еду, и мельком осмотрел мой багажник и заглянул в чемодан и сумки. Меня не напрягло совсем. Вот когда из России в Финляндию въезжаешь, почему-то каждый раз до сих пор немного нервничаешь, а пересечение всех остальных границ — фигня. Да и мне уже доводилось испытать полный обыск машины, в специальном боксе и с собакой — полтора года назад, на шведско-норвежской границе, когда мы въезжали в Норвегию на прокатной машине. Таможенники там были идеально вежливы и уважительны, и не забыли извиниться, когда оказалось, что несмотря ни на что мы не везем никаких наркотиков.

11. Добро пожаловать в Норвегию! На вид норвежскую дорогу легко отличить по белому фону знаков с ограничениями скорости; в Финляндии и Швеции — желтый. (Да и ограничение 90 км/ч в Финляндии не используется никогда — или 80, или 100.) Были, конечно, и пограничные камни, и куча знаков, но их я только на обратном пути на следующий день сфотографировал. В административном плане я въезжал в муниципалитет Стурфьорд (Storfjord) губернии Тромс (Troms) Королевства Норвегия.

Водораздел между Балтийским морем (являющимся бассейном Атлантического океана) и Северным Ледовитым океаном примерно следует финско-норвежской границе, и отсюда, с высоты около 550 м над уровнем моря, Дорога Северных Сияний стала медленно спускаться обратно к морю. Довольно быстро я снова заметил слева от себя речку — Шиботнэльву (Skibotnelva). Она началась как довольно мелкий горный поток, а вскоре превратилась в огромный каньон.

Как вы уже заметили, я всегда стараюсь любые имена собственные писать по-русски, указывая название на оригинальном языке в скобках при первом упоминании. Жутко бесит, когда пишут «я был в Kilpisjärvi», например. Однако вынужден признаться, что я не только не знаю норвежский язык, но и имею весьма смутное представление, как он читается. Я буду пользоваться мануалом, но все же с нулевым знаниями норвежского вряд ли он на 100% мне поможет. Так что прошу меня заранее извинить, если транскрипция некоторых названий окажется неправильной. В частности, я не уверен, как же переводить «Troms» — вообще произносится это точно «Трумс», но однокоренной город Tromsø всегда традиционно пишется как «Тромсё». А губернию и так и так пишут. Исторически, как я понимаю, «Тромс» все же более устоялось.

12. Было уже темно, и по дороге к Люнгенфьорду я остановился всего один раз.

13. Большой плакат на этой стоянке предупреждал о паразите лосося. Людям он никак не опасен, но различную пресноводную рыбу гробит за милую душу, и этим паразитом заражены многие норвежские реки. Так что плакат просит быть внимательными, чтобы случайно не занести паразита из этой в другие, пока незараженные реки.

14. Трасса E8 заканчивается довольно скромного вида перекрестком-примыканием к трассе E6 на берегу фьорда. Трасса E6 тоже здесь выглядит не особо впечатляюще, но это главная дорога всей Норвегии; она идет от шведской границы через Осло, Тронхейм и ряд других важных норвежских городов до самого Киркенеса на крайнем северо-востоке страны, у границы с Россией (с Мурманской обл.). Большая часть трассы E6 — обычная двухполосная дорога; объемы движения и условия не располагают к строительству чего-либо более серьезного.

Повернув направо на трассу E6, я почти сразу въехал в маленький городок Шиботн (Skibotn, норв. Корабельное дно, дно в смысле «конец фьорда»). С населением в 570 человек Шиботн вряд ли формально считается городом, но он определенно выглядел куда солиднее, чем Килписъярви или Кааресуванто/Каресуандо.

15. Мне не терпелось рассмотреть фьорд получше, и я остановился для этого на пирсе в Шиботне. Ну и вот, это оно и есть. Люнгенфьорд (Lyngenfjorden) — самый большой фьорд губернии Тромс, длиной 82 км. Ширина не превышает 10 км. Шиботн расположен на его восточном берегу; западный берег я не посещал, но на нем находятся горы довольно серьезной высоты (до 1833 м), именуемые Люнгенскими Альпами. Они немного видны на заднем плане.

Где-то в этих Люнгенских Альпах находятся остатки Люнгенской линии, укрепрайона с бункерами и прочими оборонными сооружениями (примерно как на линии Маннергейма или линии Салпа в Финляндии). Эта линия была построена уже после Второй Мировой войны, чтобы защитить Норвегию от возможного советского нападения. В целом это, наверное, была разумная идея, учитывая развитие событий в послевоенной Европе. Люнгенские Альпы никак не объехать — они тянутся от моря до шведской границы — а в самих горах существует всего несколько доступных перевалов и долин; так что это место неплохо подходит для обороны от наступления с востока. Ну, как вы понимаете, к счастью для всех присутствующих, такое наступление не состоялось.

16. Пирс в Шиботне. Как я уже неоднократно упоминал, времени было много, да и погода и море выглядели не очень дружелюбно, так что в этот раз я не спустился, чтобы попробовать Северный Ледовитый океан на вкус — отложил на следующий день.

На самом-то деле вовсе и не факт, что я и правда был на Северном Ледовитом океане, потому что есть разные определения границ этого океана. Сами норвежцы вроде бы обычно считают, что Ледовитый — это все, что за Лофотенскими островами. При таком раскладе я уже достаточно глубоко в Северном Ледовитом океане находился, конечно. С другой стороны, Норвежское море тянется на северо-восток вдоль всего берега Норвегии до самого мыса Нордкапп, и Люнгенфьорд соответственно относится к Норвежскому морю, а Норвежское море — это Атлантический океан. Ну, так или иначе, я думаю, вполне можно для удобства считать, что я таки был на Северном Ледовитом океане, все-таки довольно далеко за Полярным кругом же находился.

Мне почему-то казалось, что кемпинг Биртаварре находится совсем близко к Шиботну, и я не сразу вбил его в навигатор, чтобы убедиться. Мне несколько расстроило, когда оказалось, что до него ехать еще 50 км, до конца Кофьорда (Kåfjord), довольно маленького отрога Люнгенфьорда. Ну, значит, самое время снова попрактиковаться в ночной езде. С другой стороны, я же совсем забыл о часовых поясах! Норвегия находится в отличном от Финляндии часовом поясе, и, хотя я и въезжал в нее с юга на север, все равно часы нужно было перевести на час назад. Так что до 20:00, предположительного времени закрытия кемпинга, у меня еще оказывался лишний час.

Кемпинг выглядел маленьким, особенно под дождем и в темноте. Я немного сомневался, в правильный ли кемпинг я приехал — все знаки говорили просто «Birtavarre Camping», а то, что я бронировал на Booking.com, называлось «High-North Birtavarre Camping». Я остановился у ресепшна, намереваясь зайти и спросить. Ресепшн оказался заперт, но снаружи на доску объявлений был приколот конверт. На нем было мое имя и номер домика, а внутри — ключ. Ну, похоже, зря я волновался насчет того, успею ли в кемпинг.

Мой домик был под номером 9, из примерно двадцати, разбросанных вокруг подстриженных лужаек, покрытых огромными лужами из-за дождя. В палатках в кемпинге не ночевал никто, автодомов два или три было. Домики в основном тоже выглядели пустыми, но свой девятый домик я нашел с большим трудом. Такое чувство, что номера им вообще всем вразброс дали. Под номером 9 оказался буквально последний оставшийся неосмотренным домик из всех.

Я поставил машину на промокшую лужайку снаружи, отпер домик, и затащил внутрь свое барахло. В этот момент снаружи подъехала черная «Ауди», из которой вылез мужик, пожал мне руку, и спросил, все ли в порядке. Это, по-видимому, и был хозяин кемпинга. Я прошел с ним на ресепшн, заплатил за ночевку, и он пожелал мне спокойной ночи.

Домик оказался маленьким, но обставленным куда лучше, чем я ожидал. В частности, в нем была маленькая кухонька, которой я немедленно воспользовался, чтобы разогреть себе бургеров для микроволновки. Как я выяснил, в Финляндии продаются два вида таких бургеров. Первый, по €1-2, — по сути тупо котлета в разрезанной булке. Довольно отвратно на вкус. Второй, для олигархов, по €2-3, включает в себя пакетик с неким желтым соусом, который нужно выдавить внутрь бургера перед тем, как его разогреть. С этой штукой все становится похоже на более или менее приемлемый чизбургер, ну не бог весть что конечно, но уже съедобно и даже немного вкусно. И опять же, почему в российских супермаркетах не продают бургеров для микроволновки? Пиццу только. Я в студенчестве покупал такую пиццу, это жесть полная, биологическое оружие какое-то.

Туалета или душа в домике, конечно, не было, только в отдельном строении. Хорошо, что мне до этого строения было рукой подать, а не на другой конец кемпинга идти. Я очень хотел сходить в душ; после похода на Трериксрёсет я себя чувствовал довольно-таки потным и грязным. Мои надежды разбились о суровую реальность: душ был платный, 10 норвежских крон за несколько минут. Мне не жалко 10 крон (это один евро где-то), мне и 50 крон не жалко бы было, но блин, откуда у меня норвежские кроны наличкой. У меня и евро-то наличных мало было — избаловали меня эти страны, где почти в каждом ларьке карточки принимают. Ну и ладно, им же хуже, что я пошел спать без душа. Постельное белье, конечно, я с собой вез. По крайней мере зубы почистить и набрать бутылку воды для чая и вообще я смог бесплатно.

А вот приятно удивило то, что в этом кемпинге был практически идеальный быстрый Wi-Fi. В кемпингах, где я был до сих пор, никакого намека на интернет (кроме ресепшна) и в помине не было. Так что остаток вечера и все последующее утро я проторчал в интернетике.

17. Так кемпинг выглядел наутро. Мой домик — справа от машины, а здание побольше и поближе — то, где души и туалеты. За кемпингом текла речка — здесь ее не видно за деревьями. Как часто и бывает в норвежских фьордах, речка, ее долина, и продолжающий долину фьорд называются одинаково: Кофьордэльва, Кофьорддален и Кофьорд (Kåfjordelva, Kåfjorddalen, Kåfjord).

Могучая гора на заднем плане, образующая юго-восточную «стену» Кофьорда и Кофьорддалена — Исфьелл (Isfjellet, норв. Ледяная гора — «айсберг» кстати так же будет). Самая высокая точка Исфьелла имеет высоту 1375 м, но, конечно, тут верхнюю половину горы нифига не видно из-за низких облаков. Обидно, ибо вообще-то говоря в обычную погоду губерния Тромс как раз считается по норвежским меркам необычно сухим и солнечным местом. Река, которая спадает по Исфьеллу вдали, образуя водопадики — Оксэльва (Okselva).

18. Последний взгляд на домик в кемпинге Биртаварре.

19. В общем очень хороший домик по меркам бестуалетных домиков.

20. Выкинул накопившийся мусор в один из этих баков. Прикольно на каждом камень лежит, крышку от ветра удерживает.

21. Пора ехать! Я все утро думал над дальнейшим маршрутом, и в конце концов решил тупо ехать на север, пока не достигну 70-й параллели (я уже был близко от нее), а затем возвращаться той же дорогой. Так что здесь я повернул направо, на трассу E6 в стороны самых северных частей Норвегии. Интересно, почему в противоположную сторону ближайшим городом отмечен Нарвик, а не Тромсё — Тромсё-то куда больше город, и ближе заодно. Наверное, потому, что в отличие от Нарвика, он не прямо на трассе E6 стоит, а в стороне немного.

22. Первая из многочисленных остановок на «вылезти и пофоткать пейзажи» на трассе E6 вдоль Кофьорда, в деревне Тролльвик (Trollvik). Трасса E6 в Северной Норвегии по сути точно следует очертаниям каждого фьорда, лишь изредка срезая путь через какую-нибудь долину или туннель. Как результат, расстояния по трассе здесь обычно весьма солидные. Интересно, как часто жители всех этих деревень куда-либо выезжают. Наверное, прожив здесь лет двадцать, даже эти шикарные пейзажи фьордов надоедят хуже нет — а ехать тут даже до Тромсё чуть ли не полдня придется. Наверное, немного спасает то, что в Норвегии есть сеть мелких аэропортов в различных отдаленных уголках.

23. Туннель Исфьелл (Isfjelltunnelen), на E6 вдоль Кофьорда, 3.2 км длиной. Горы во фьордах часто круто поднимаются прямо из воды, не оставляя вообще ни клочка худо-бедно плоской земли на берегу, и дорогу даже вдоль берега продолжить очень сложно. Участок дороги, выдолбленный вокруг горы Исфьелл, в частности, регулярно страдал от лавин, и как результат, в конце концов построили туннель. Ручьи, сбегающие с горы — Иннре-Исэльва и Итре-Исэльва (Indre, Ytre Iselva; норв. Внутренняя, Внешняя Ледяная река).

24. Деревня Биртаварре и долина Кофьорддален.

25. Едем дальше вдоль Кофьорда.

26. Дороги в Норвегии, как и в Финляндии и Швеции, обочины как таковой обычно не имеют, но практически в каждом худо-бедно живописном месте так или иначе есть возможность остановиться. Только самые крупные и хорошо оборудованные стоянки отмечены стандартным знаком «елка и столик»; обычно даже знака «P» нет, но место, чтобы нескольким машинам безопасно съехать с дороги, таки есть.

27. Кофьорд закончился, и я снова еду по берегу собственно большого Люнгенфьорда. Тем не менее, эти места пока еще относятся к муниципалитету Кофьорд, центр которого — городок Оллердален (Olderdalen).

Хотя в Норвегии в целом и нет двуязычных знаков, муниципалитет Кофьорд официально именуется «Гайвуотна-Кофьорд» (Gáivuotna-Kåfjord; не уверен с произношением), где Гайвуотна — саамская версия названия. Название Kåfjord собственно и есть «онорвеженная» версия названия Gáivuotna; vuotna означает «фьорд», а что значит gái, науке неведомо. Население муниципалитета Кофьорд — около 2200; предположительно, существенная доля среди них — саамы, но конкретных цифр не нашел. Здесь в деревне Манндален каждое лето проводится фестиваль саамской музыки и культуры «Ридду-ридду» (Riddu Riđđu). Впервые он состоялся в 1991 году, став одним из ответов на дискриминацию (точнее, принудительную ассимиляцию) саамского населения, которая, к сожалению, имела в Норвегии давние корни. Политика в отношении саамов изменилась лишь в 1980-х годах, после масштабных саамских протестов против строительства гидроэлектростанции в районе Альты. Король Харальд V принес официальные извинения саамам за историю принудительной «норвегизации» в 1997 году.

28. У устья речки Викэльва (Vikelva) в деревне Нурманнвик (Nordmannvik).

29. А Люнгенские Альпы на западном берегу фьорда так и прячутся в облаках.

30. Трасса E6 срезает путь через узкий полуостров и идет далее на восток в сторону губернии Финнмарк и города Альта. Ну а я здесь повернул налево на трассу 866, вдоль этого полуострова, в сторону островов Коген и Шервёйя. 70-я параллель северной широты, насколько я выяснил утром из карт, как раз проходит через мост между Когеном и Шервёйя. Перекресток трасс E6 и 866 находится уже в следующем муниципалитете, Нуррейса (Nordreisa).

Официальный статус трассы 866 — «фюлькесвей» (Fylkesvei, сокр. Fv.), Губернская дорога. Нумерация дорог в Норвегии похожа на шведскую и так же довольно хаотична. Различаются Европейские маршруты (Е-трассы), Национальные дороги (Riksvei, Rv.), Губернские дороги (Fylkesvei, Fv.), и прочие — муниципальные и т. п. Национальные и губернские дороги на практике особо не различить; и те и те обозначены табличками с черным номером на белом фоне длиной в 1-3 цифры. Как правило, менее важные дороги имеют более длинный номер. Дороги меньше губернских никак не отмечены. Несмотря на «жестокую и необычную географию», похоже, почти все дороги асфальтированы, хотя они при этом могут быть весьма узкими, вплоть до однополосных. Очень часто встречаются туннели. Дороги Норвегии в целом медленные и иногда выглядят страшновато, но к покрытию нареканий никаких нет, и сеть дорог настолько плотная, насколько вообще реально построить в горах и фьордах.

31. Это фото не смог соотнести с картой — может, порядок напутал.

32. Первая половина трассы 866 идет вдоль длинного полуострова, втиснувшегося между Люнгенфьордом и более маленьким фьордом со сложной формой, Рейсафьордом. На фото Рейсафьорд (Reisafjorden); справа видна маленькая гора Латтерфьелл (Latterfjellet) и крошечный островок Бонникахольмен (Bonnikaholmen), а на заднем плане, на дальней стороне фьорда — поселок Стурвик (Storvik).

33. Красивая дорога с плоской верхушкой, нависающая над трассой 866, называется Йёварден (Gjøvarden), высота — 532 м. С придорожной стоянки не только открывается неплохой вид на нее, но и начинается тропа, ведущая на вершину — на фото видна слева, под двумя маленькими оранжевыми табличками на дереве. Длина тропы всего 2.2 км, хотя набор высоты, конечно, существенный, и я пожалел, что у меня не было времени, чтобы забраться на гору. Любопытно, что эта конкретная тропа, по-видимому, проложена довольно недавно — в Google Street View, где трасса отснята в августе 2010 года, следов этой тропы не видно, и на топографической карте всей Норвегии (замечательная кстати карта — откуда по-вашему я все эти названия сейчас цитирую?) она тоже отсутствует.

34. Трасса 866 вьется позади. Видно, что она уже достаточно узкая, чтобы осевой полосы не было; это нормально, на самой трассе E6 таких мест хватает. Ширина на самом деле достаточная, чтобы разъехаться со встречной фурой, лишь слегка напрягаясь внутренне. Конечно, есть и куда более узкие дороги.

35. Еще одно место, которое я не смог найти.

36. Вскоре трасса 866 ныряет вниз, в подводный туннель Мёурсунн (Maursundtunnelen), соединяющий с большой землей приличных размеров остров под названием Коген (Kågen). Туннель длиной 2122 под проливом Мёурсунн (Maursundet) шириной 850 м проходит на глубине до 92.5 м под уровнем моря. Туннель очень крутой, на пониженной передаче надо ехать, и повороты тоже крутые; страшновато — хорошо что хоть он достаточно широкий для двух полноценных полос. Сам туннель я никак сфотографировать не мог, зато после него остановился и наконец-то спустился на берег моря, что я мечтал сделать с предыдущего дня. Так что вот, здесь на острове Коген я и попробовал на вкус Северный Ледовитый океан, да. Очень соленый, конечно, совсем не такой, как Балтийское море, где едва-едва вкус соли улавливается. Я собрал на этом каменистом пляже несколько небольших фиолетовых ракушек, которые до сих пор держу в машине на память.

37. Въезд в последний туннель на моем пути на север, туннель Коген (Kågentunnelen). Его длина 1737 м, и по нему едется куда как спокойнее; это туннель для защиты от лавин, как Исфьелл, а не подводный.

38. Паромная пристань у туннеля Коген выглядит неиспользуемой. Показанные пункты назначения, Хавннес и Ротсунн, относятся к паромной переправе на остров Улёйя (Uløya), который похож на Коген размерами, но не имеет постоянного соединения с большой землей. Но если паром одновременно посещал и Коген, и Улёйя, это получался нефиговый крюк. Наверное, этой пристанью (под названием Флотен, Flåten) перестали пользоваться после открытия туннеля Мёурсунн в 1991 году, но полностью заброшенной она не кажется.

39. И наконец я на последнем острове — Шервёйя (Skjervøya). С Когеном он соединен не туннелем, а мостом через пролив Скаттёрсунн (Skattørsundet). Повернув на этот мост, я обнаружил, что на нем всего одна полоса, а навстречу с Шервёйя заезжает фура; я немного запаниковал, но затем увидел, что в середине моста есть уширение для разъезда, где я и дождался фуры без проблем.

40. Вид с Шервёйя на Коген. Шервёйя — не самый северный остров из окрестных; если бы я не сворачивал на мост, а ехал дальше, то приехал бы к паромной переправе, связываюшей Коген с островами Лёукёйя и Арнёйя (Laukøya, Arnøya). Арнёйя и есть самый северный остров этого архипелага, который собственного названия вроде бы не имеет, так что буду звать его Архипелагом Трассы 866.

41. Мост вроде бы лежит точно на 70-й параллели, так что я достиг точки, которую наметил утром. На прилегающей к мосту части Шервёйя безлесная зона с тундрообразной растительностью начинается прямо от уровня моря, но все же большая часть Шервёйя покрыта лесом. В Северной Норвегии очень мягкий климат для ее широт, ввиду близости океана и Гольфстрима. В частности, Северная Норвегия куда как теплее Лапландии. Конечно, линия деревьев все же становится все ниже, но полностью лишены деревьев лишь самые северные фьорды в губернии Финнмарк, где находится мыс Нордкапп — самая северная точка Европы.

42. Но все-таки 70-я параллель северной широты — это дофига. Не считая остальной Северной Норвегии (губернии Финнмарк и чуть-чуть губернии Тромс), севернее этой параллели во всем мире населенных пунктов практически нет. Даже в России севернее 70° с. ш. только Ямал и Таймыр находятся — и то и другое — это жуткая замерзшая тундра, где нет абсолютно ничего хорошего, кроме нефтюшки и газика. Кольский же полуостров, в частности, целиком находится южнее. Как и почти вся Аляска, кроме самого-самого севера, где вроде особо и не живут, тоже только нефть добывают. Если не считать разных необитаемых арктических архипелагов, остаются только Шпицберген (тоже норвежский же) и ряд деревень на берегах Гренландии.

Тем не менее, насколько я знаю, существуют некоторые межконтинентальные авиарейсы, летящие чуть ли не через сам Северный полюс — бывает, что так тупо ближе всего лететь. Это значительно повышает шансы среднестатистического обывателя побывать, хоть и недолго, за семидесятой параллелью, особенно если этот обыватель имеет обыкновение летать между Азией и Америкой без пересадок.

Что до меня, я ни на каких межконтинтальных рейсах еще не катался, так что я решил забрать домой еще что-нибудь на память из самой северной посещенной мною точки. Я немного прогулялся покруг и нашел большой и очень плоский камень, где-то 30 см в ширину и 3 см в толщину, и решил, что он подойдет идеально. Дотащить его из этой тундры до багажника было не очень просто, а когда какая-то машина заехала на мост, я его бросил и притворился, что просто любуюсь пейзажами. Это была не полицейская машина, да и вообще, конечно, не думаю, что увозить домой отдельные большие камни из мест, не являющихся национальными парками, незаконно — просто инстинкт сработал. Ну и могу с радостью сообщить, что камень в дальнейшем благополучно доехал со мной до Питера и служит мне с тех пор столешницей прикроватной тумбочки.

43. Что до самого Шервёйя, это относительно маленький остров, всего несколько километров в длину, намного меньше Когена или Арнёйя, и не имеющий больших гор. Тем не менее, именно Шервёйя является столицей «Архипелага Трассы 866» — здесь находится город Шервёй (Skjervøy), где живут 2300 человек из 2800, населяющих муниципалитет.

Однако посещать сам Шервёй у меня времени тоже не было, и мне пришлось, поглядев на эту ведущую к нему дорогу, развернуться и ехать обратно на юг. До Экясломполо мне нужно было проехать 430 км. Я в этот раз не слишком почему-то волновался на тему ночной езды, но все равно 430 км сами себя не проедут. Продолжение следует, или точнее уже окончание.

Опубликовано: