VII. Камень Трех Границ

заповедник Малла, муниципалитет Килписъярви, регион Лапландия, Финляндия

Назад: VI. Дорога Северных Сияний

Далее: VIII. 70-я параллель


А вы знаете, почему Шенгенское соглашение подписано именно в Шенгене? Да, собственно говоря, а вы знаете, что вообще такое Шенген (Schengen)? Оказывается, это приграничная деревенька в Люксембурге, и знаменитое соглашение было, во славу символизма, подписано в точке, где сходятся границы Люксембурга, Германии и Франции (на лодке, т. к. там граница тоже проходит по реке). И Шенген, вероятно, является с тех пор самым известным пограничным стыком.

Трериксрёсет (Treriksröset, швед. Камень трех государств), где сходятся границы Финляндии, Швеции и Норвегии, вероятно, менее известен, но все же достаточно популярен и доступен по меркам пограничных стыков. От стоянки в деревне Килписъярви туда ведет тропа длиной 11.5 км (некоторые знаки говорят, 11 км, некоторые, — 12 км). Тропа следует через заповедник Малла (Malla), мимо отрогов Скандинавских гор, по суровому голому северному ландшафту с невероятными пейзажами кругом. Ну и, проехав 250 км по Дороге Северных Сияний от Экясломполо до Килписъярви, я был готов отправиться по этой тропе.

Если вам интересно, другой пограничный стык Финляндии, где она встречается с Норвегией и Россией, находится в месте под названием Муоткаваара (Muotkavaara). Места там плоские и болотистые, на Трериксрёсет абсолютно не похоже. Добраться до Муоткаваары сложнее (и заходить там в российский сектор строго говоря запрещено), но возможно, удобнее всего — с норвежской стороны, через национальный парк Эвре-Пасвик (Øvre Pasvik). Больше никаких пограничных стыков ни в одной скандинавской стране нет. Я бы и на Муоткаваару съездил с удовольствием, но там меня останавливает тот факт, что в Эвре-Пасвике живет самая большая в Норвегии популяция медведей.

1. Моя машина, оставшаяся на стоянке у Дороги Северных Сияний. Гора Саана (Saana), на заднем плане, пока остается непосещенной. Про горы Саана и Малла есть легенда, что на самом деле это несчастные влюбленные; Саана — мальчик, Малла — девочка. Они собирались было пожениться, да другой окрестный фьельд, Пельтсе (Pältsä), приревновал, и, поколдовав с какими-то лапландскими ведьмами, превратил эти места в суровый холодный край, большую часть года пребывающий под снегом и льдом. И все замерзли и умерли. Малла много плакала, и из ее слез натекло озеро Килписъярви. Я вообще говоря не понял, почему климат встал на пути их счастливого брака, учитывая, что горам вообще по логике как-то пофиг должно быть, но тем не менее история весьма трогательная. Есть даже старая популярная финская песня на эту тему, называется Haltin häät — «Свадьба на Халти». А вот, кстати, перевод от девушки, живущей в Финляндии и регулярно ходящей в походы в Лапландии и конкретно в Кясиварси.

Перед выходом я переоделся в зимние сапоги, и положил себе в сумку немного бутербродов и полбутылки холодного чая. Хотя я и люблю гулять по таким относительно отдаленным и не очень часто посещаемым местам, у меня до сих пор нет вообще никакого походного снаряжения, ну, не считая копеечного китайского компаса. Ни спальника, ни палатки, да что там, рюкзака и того нет, с одной и той же сумкой через плечо и на работу, и по горам. Я никогда до сих пор не ходил в походы с ночевкой. Спальник у меня когда-то, правда, был, я им даже несколько раз воспользовался, когда лет семь назад пробовал кататься автостопом через полстраны, но я уже даже не помню, что с ним случилось. В общем-то как раз именно эта прогулка на Трериксрёсет заставила меня задуматься о более серьезных походах. Я планирую к лету 2016 таки прикупить более подходящей одежды и снаряжения, и попробовать начать с чего-нибудь несложного — остановиться с палаткой в кемпинге, или съездить с ней на выходные на какой-нибудь финский остров, или пройти по тропе вдоль линии Салпа (50 км) или какой-нибудь другой, не чрезмерно длинной и до которой не надо ехать через всю Финляндию.

2. Ну, пора.

3. Почти сразу же по пути был мостик над бурным ручьем, соединяющим озеро Сииласъярви (Siilasjärvi), поменьше, на фото, с большим Килписъярви.

4. Еще Сииласъярви.

5. Затем тропа пошла в гору и шла так достаточно долго. Я не особо много заранее прочитал про тропу на Трериксрёсет, и мне даже как-то не пришло в голову, что тропа будет горная. Я скорее представлял себе примерно такие же леса, как те, по которым я накануне гулял к камню Сейтакиви. Ну, стало быть, я ошибался. Вначале тропа идет довольно круто в гору, затем большая часть пути — по верху плато и вокруг горы, и последний участок снова вниз. Участки в гору и с горы идут через леса из коротких кривых березок, но в дальнейшем тропа поднимается выше над уровнем деревьев.

6.

7. Я, пожалуй, выбрал лучшее возможное время года для подобной поездки. Зима — ну, это зима, тут и говорить нечего; весна здесь один фиг поздно наступает. Летом повеселее, но, говорят, какие-то совершенно нереальные полчища мошкары. Ну и цвета все же осенью куда интереснее. В финском языке есть свое слово для того, что мы зовем «золотой осенью» — ruska. И если под Экясломполо зелени еще хватало, то тут, в Кясиварси, «руска» как раз была в самом разгаре.

8.

9. Я забрался на последнюю гряду, где кончались деревья, и от открывшегося вида просто захватило дух. Бесконечные голые сопки, растворяющиеся в тумане.

10. Огромный одинокий валун, высотой метров десять, и треснувший надвое, отмечает место, где ответвляется тропа на вершину горы Пикку-Малла (Pikku Malla). Я немного выдохся уже от подъема на плато, и погода еще больше ухудшилась — сильный ветер прямо в лицо острую снежную крупу нес. Сел у камня, укрывшего меня от ветра, и доел бутерброды, размышляя над дальнейшим курсом действий. Может, просто забраться на Пикку-Малла (всего 1 км еще) и на этом остановиться. Но с другой стороны, собирался-то я на Трериксрёсет (до которого еще 8-9 км оставалось). В конце концов, если совсем неудобно станет идти, всегда могу повернуться обратно. Заблудиться мне не грозило — тропа на всем протяжении хорошо заметна и отмечена все теми же палками с оранжевым верхом. Да и телефон у меня до самого Трериксрёсета ловил сигнал отлично. Забавное ощущение, когда посреди таких пейзажей тебе приходят на телефон оповещения с рабочего Slack-чата.

Кстати говоря, это место — заповедник, а не национальный парк, и в нем правила поведения сильно отличаются. Здесь можно ходить по отмеченным тропам, и, в общем-то, на этом и все. Не разрешается ни сходить с тропы, ни собирать ягоды (хотя их и так здесь нету), ни ставить палатку, ну, за исключением случаев, когда вам грозит смертельная опасность. В Финляндии всего 19 заповедников, но по площади они обычно намного меньше национальных парков. Площадь заповедника Малла — всего 30 кв. км, а самый большой заповедник — Кево в Утсйоки — 712 кв. км. Для сравнения, площадь национального парка Паллас-Юллястунтури — 1020 кв. км, а самого большого национального парка, Лемменйоки в Инари — 2850 кв. км.

11.

12. Радуга над озером Сииласъярви. Справа от озера можно различить линию Дороги Северных Сияний.

13. Тропа проходит мимо двух маленьких горных озер. Это, кажется, — Маллаламмит (Mallalammit).

14. Пейзажи мне практически все время почему-то напоминали фильмы «Властелин Колец». Те части, где они в Морию едут, или там когда Гэндальф в Гондор скачет. Серьезно, саундтрек прямо так все время в голове и звучал.

15. После плато тропа подходит к подножию горы Малла, и начинает огибать ее.

16. В этом месте на земле успели образоваться крошечные сугробики.

17. В землю рядом с тропой было вкопано какое-то убежище.

18. Оно представляло собой короткую широкую трубу, наполовину вкопанную в склон горы. Одна сторона закрыта стеной и незапирающейся дверью, другая — приоткрыта примерно таким образом. Убежище, вполне возможно, уже спасало чью-то жизнь в бурю, особенно зимнюю, но я не удивлюсь, если построили его вообще для других целей, в войну. Больше таких убежищ мне не попадалось, хотя невдалеке валялись обломки подобного же вида трубы.

19. Утес справа и есть склон Маллы. Тропа проходит через одну из ее маленьких боковых вершин, на которой воздвигнута традиционная каменная пирамидка. Крупа, которая на какое-то время прекратилась, пошла снова и превратилась в более пушистый снег. Мне понравилось — чувствовал себя прямо каким-то исследователем-землепроходцем, который превозмогает стихию и все такое.

20. Поверхность воды далеко впереди и внизу — отрог озера Килписъярви. А перед ним справа — озеро Харрисайво (Harrisaivo), вероятно, еще одно глубокое озерцо-сайво.

21. Иду мимо небольшой каменной россыпи-курумника.

22.

23. Простите, не удержался.

24. Дальше тропа этот курумник пересекала, и, к моему удивлению, этот участок оказался совсем несложным. Камни вдоль тропы были специально повернуты плоскими сторонами вверх, так, что по ним можно было спокойно шагать, а не искать, в какую трещину между камнями поставить ногу. Сколько же труда-то ушло, чтобы такие камни ворочать.

25. После курумника тропа продолжается вдоль довольно крутого склона. Идти несложно, но если подскользнешься, костей можно много переломать.

26. Полпути пройдено, или даже чуть больше! Kolmen valtakunnan rajapyykki — это, как я понимаю, буквально, «Точка трех границ» по-фински и есть. Неудивительно, что чаще используется шведское название Treriksröset. (Норвежское тоже очень похоже, Treriksrøysa.)

27. И как раз на полпути к Трериксрёсету из огромного разлома в склоне Маллы спадает большой водопад под названием Китсипутоус (Kitsiputous). Я в принципе видел водопады раньше, но такого еще нет, по крайней мере вблизи. Например, месяцем раньше я был на водопаде Коркеакоски под Куопио — он тоже довольно высокий, но все же представляет собой просто ручей, стекающий по склону, пусть и довольно крутому и протяженному — а в Китсипутоусе вода именно падает отвесно вниз. Водопад находится на реке Китсийоки, берущей начало у вершины Маллы и стекающей в озеро Харрисайво.

28. Можно, наверное, душ принять, если вам нравится мощный ледяной душ, конечно.

29. Честно говоря, место, где находится водопад, выглядит странно; вокруг ручья разбросано множество острых обломков слоистой породы. Выглядит так, как будто бы кто-то попросту взорвал кусок склона горы — только это ж сколько взрывчатки-то понадобилось бы. Как обычно, подробной информации о водопаде на понятных языках я не нашел, да и на непонятных не особо.

30. Речка Китсийоки достаточно узкая, что ее можно перейти, просто прыгая с камня на камень. Ниже она продолжается каскадом из еще нескольких водопадов, но больше таких же отвесных среди них вроде бы нет.

31. Идем дальше вдоль склона. Погода улучшилась.

32.

33.

34.

35. Дальше идет еще один участок через плато, где нужно своими силами перейти еще одну речушку.

36. Гора Малла остается позади (слева).

37. Край плато. Здесь начинается спуск через еще один березняк. Озеро впереди — Колттаярви (Kolttajärvi); камень Трериксрёсет расположен именно в нем (рядом с берегом; к нему проложены мостки).

38. Сам по себе этот лес был бы вполне живописен, но после пейзажей плато он показался очень унылым. Ну и, конечно, к этому времени я уже сильно устал. Старался не думать, как мне придется так же и возвращаться по всем этим же местам.

39. Судя по этой подписи, мостки через болотце были построены всего полутора месяцами раньше. Рядом с ними лежало несколько куч досок. Интересно, как сюда доставили доски для мостков; варианты, наверное — или вертолетом, или сделать много-много переходов на своих двоих. По некоторым участкам тропы не проехало бы никакое транспортное средство, даже велосипед.

40.

41. Тропинка неожиданно уперлась в ограду. Я сперва удивился, но потом вспомнил карту тропы — на ней последний участок шел точно вдоль финско-норвежской границы. Забор вдоль границы предназначен для защиты от оленей, а не людей. Он не выглядит особо прочным, и он не сделан из колючей проволоки (и напряжения на нем нет). Северные олени, конечно, в норме бродят, где хотят, но если они забредут на территорию другого государства, то это уже, наверное, чревато некоторыми осложнениями.

42. Оленей я на этой тропе не встретил (да и ни единого человека, кстати, тоже), зато у забора мне попались такие вот две курицеобразные птицы. Судя по картинкам в интернетах, это и есть белые куропатки, изображенные на гербе муниципалитета Энонтекиё. Куропатки меня особо не боялись, да и чего им в заповеднике бояться в общем-то.

43. Почти на месте! Куохкимаярви (Kuohkimajärvi) и Колттаярви — два озера, примыкающие к Трериксрёсету; Куохкимаярви (кусочек которого виден на фото) поделено между финской и шведской территорией, а Колттаярви (также часто упоминается по своему саамскому названию, Golddajávri), на котором стоит пограничный камень, почти целиком на стороне Норвегии. Из деревни Килписъярви к Трериксрёсету на самом деле регулярно отправляется катер; он может привезти вас довольно близко, останется только вдоль Куохкимаярви пару километров пройти по довольно простой тропинке. В Килписъярви можно затем вернуться пешком, или наоборот, к Трериксрёсету своим ходом, а обратно на лодке. Но осенью катера уже вроде не ходят, да и в любом случае, это же не так круто.

Знак Kalottireitti напоминает, что вся эта тропа — всего лишь крошечная часть огромной тропы Нордкалоттрута (Nordkalottruta; в Швеции Nordkalottleden, в Финляндии Kalottireitti), длиной 800 км. Мечтаю когда-нибудь пройти по этой тропе целиком.

44. Это еще не сам Трериксрёсет, а предпоследняя пограничная каменная пирамидка на финско-норвежской границе. Такие пирамидки, выкрашенные сверху в светло-желтый, стоят вдоль всех финских границ.

45. Странной формы проем в заборе, видимо, тоже специально сделанный таким, чтоб олени не прошли, ведет на берег озера Колттаярви (очевидно, в этом месте забор немного отступает от точной линии границы). Озеро выглядело невообразимо прекрасно, с зеленоватой водой, как в море, и с барашками пены на волнах, срываемыми ветром. Я читал, что это озеро находится прямо на водоразделе — южная его половина стекает в Балтийское море — через Куохкимаярви, Килписъярви, Кёнкямяэно, Муонио и Торне, — а северная, соответственно, в Северный Ледовитый океан. Я и не знал, что так бывает.

Ветер здесь стоял какой-то непропорционально сильный — вероятно, один из самых сильных, которые я когда-либо испытывал; идти против ветра было очень тяжело. К сожалению, я не смог по карте опознать величественные снежные пики впереди, на норвежской территории. (Возможно, один из них — Голддабакти (Golddabakti), но совершенно не уверен.)

46. Ииии вот и сам Трериксрёсет. Это кусок бетона, а вы чего ждали? Три с половиной часа у меня ушло, чтобы дойти до него.

47. Если вы, как и я, проводите в интернете невообразимо много времени, то, вполне возможно, про Трериксрёсет вы изначально узнали из вот этого тумблропоста (оригинал). Я точно его видел еще до того, как мне самому пришло в голову здесь побывать. Ну, вынужден вас разочаровать, я не бегал там кругами, крича «Я в Швеции! Я в Финляндии! Я в Норвегии!». Было, как я уже сказал, крайне ветрено, а мостки у самого камня были мокрые. Подскользнуться и упасть в озеро с ледяной водой выглядело не очень привлекательной перспективой. Но я, конечно, заглянул и в шведский, и в норвежский секторы. Написанные на столбике посередине годы различаются потому, что кто-то, кажется Швеция, поначалу не согласился с предложенной пограничной точкой. Хотели еще сотню метров территории или что-то в этом роде. Ох уж эти шведы.

48. Не удалось сфокусировать фотоаппарат на себе, но по крайней мере у меня есть пруф, что я здесь побывал. Если внимательно присмотреться, я даже выгляжу здесь чуть-чуть довольным.

49. На финской территории у Трериксрёсета есть два домика, бесплатная аутиотупа и бронируемая варауступа. Вообще говоря я бы вполне мог остаться заночевать в хижине-аутиотупе. Надолго бы запомнилось. Но мне это не пришло в голову, когда я планировал поездку, а сейчас меня уже ждал уютный домик в кемпинге Биртаварре. Так что времени терять не следовало. Посидев немного, укрывшись от ветра за тем предпоследним пограничным камнем, я отправился назад, даже не успев осмотреть домики поближе. Продолжение следует.

Опубликовано: