III. Склоны Юлляса

поселок Экясломполо; тропа Варкаанкуру, национальный парк Паллас-Юллястунтури,
муниципалитет Колари, регион Лапландия, Финляндия

Назад: II. Вокруг Экясломполо

Далее: IV. На фьельд Кесянки


Итак, найдя походную тропу в Экясломполо, я вскоре вышел к развилке с такими вот указателями:

1. Äkäshotelli — надо думать, отель, — это, похоже, место, где в Экясломполо начинается большинство местных тропинок. Другие названия, которые мне что-то говорили — Tunturi-Ylläs (фьельд Юлляс), Kellokas («Келлокас» — туристический центр, от которого начинаются другие тропинки), and Ylläsjärvi (Юллясъярви — деревня по другую сторону фьельда Юлляс). Я решил, что логично будет посмотреть на Юлляс, и пошел налево.

2. Эта тропинка идет примерно вдоль шоссе Тунтуринтие, пересекая его и другие дороги в таких вот туннельчиках. Безопасность превыше всего и все такое.

3. Один из участков поблизости от Экясломполо идет по довольно сырому, хотя и проходимому месту. Тут хорошо видно, что по крайней мере этот кусочек больше приспособлен к использованию в качестве лыжни зимой.

4. Когда мокрый участок закончился, я увидел впереди двух женщин лет тридцати на велосипедах. Тропинка дальше пошла в гору, и они ехали довольно медленно и часто останавливались, и я несколько раз их обогнал. На третий раз я уже чувствовал себя как-то неловко, и в конце концов сам остановился посидеть на бревнышке за поворотом, чтобы они успели уехать вперед. #ПроблемыУмеренныхСоциофобов

5. Сама же тропинка уже шла по лесу и превратилась в довольно широкую и сухую дорожку, присыпанную опилками.

6. В этом лесу, да и в других лесах, которые я в дальнейшем увидел, мне очень понравилась лесная подстилка — низкая, густая, уже подернутая желтым и красным. Местами из нее проглядывали разбросанные зеленовато-голубые камни (точнее, серо-голубые и покрытые пятнами светло-зеленого лишайника). Я привык к большим гранитным валунам в карельских лесах, но эти камни совсем другие, намного меньше и светлее.

7. Для лыжников местами даже установлены дорожные знаки, совсем как настоящие, только меньше в несколько раз.

8. Лесная растительность состоит большей частью из голубики да мха. Жаль, что я не большой любитель ягод.

9. Из этого леса я вышел снова у дороги Тунтуринтие, уже очень близко к горнолыжному центру Юлляс. Горнолыжный центр тут огромный, на Юллясе чуть ли не больше всего склонов во всей Лапландии, но в несезон, конечно, все выглядит заброшенным. Даже грустно как-то.

10. Хорошая большая карта на информационном щите. На ней показан Экясломполо, все окрестные фьельды (бежевые пятна), и все походные тропы (толстые оранжевые и другие линии).

11. Бесцельно бредя по огромной парковке горнолыжного центра, я внезапно увидел северного оленя! И СНОВА ДИКИЙ ОЛЕНЬ НЕСЕТСЯ В АЛЫЙ РАССВЕТ! Я подошел довольно близко к этому господину без особого труда.

12. Северные олени (не путать с просто оленями), конечно, традиционно ассоциируются с Лапландией и вообще с Севером — и вполне справедливо. Если вы не собираетесь провести весь свой отпуск в отеле, то одно-два стада вы практически наверняка встретите в любой лапландской деревушке. Все лапландские северные олени — домашние животные, и у них есть хозяин и пастух. Хотя я не знаю толком, как их пасут-то — людей рядом с ними я никаких не видел. Дикие северные олени в Скандинавии остаются только в труднодоступных горах ближе к югу Норвегии.

13. Саамы традиционно разводили северных оленей ради мяса, шкуры, молока, рогов, и в качестве ездовых животных. В принципе, если подумать, кроме оленей тут на Севере и жрать-то особо нечего. Ну, можно рыбу в озерах ловить и ягодки кушать, но в общем-то и все. В Швеции и Норвегии до сих пор только саамам разрешено разводить оленей, но в Финляндии такого ограничения нет. Конечно, Лапландия сейчас — более чем цивильное место — дороги, электричество, супермаркеты, дома современные. Вряд ли кому-то прямо уж необходимо возиться с оленеводством, чтобы выжить. Тем не менее, саамы, да и не только они, продолжают эти заниматься. Туристы, само собой, оленей этих обожают. Если вам доведется побывать в Лапландии зимой, покататься на оленьей упряжке, конечно, обязательно надо.

Философский, наверное, вопрос — имеет ли вообще смысл продолжать заниматься оленеводством, если в этом уже реального экономического смысла нет. Государство предоставляет оленеводам субсидии, хотя не такие уж огромные, в объеме 15% их расходов или что-то в этом роде.

14. Так или иначе, северные олени ужасно красивые животные. Они не очень большие на самом деле, самые крупные размером с пони, а многие просто с очень большую собаку. В отличие от обычных оленей и лосей, самки северных оленей тоже отращивают рога. Рога меняются раз в год, и у тех оленей, у которых они еще маленькие, их закрывает кожа. На вид по крайней мере это стадо, голов в двадцать, в идеальной физической форме. Даже несколько удивило, что они все такие чистые, нет никаких ободранных мест на шкуре и т. п., и еще абсолютно не воняют.

Отправляясь в эту поездку, я заранее почитал о северных оленях — ну, прежде всего, конечно, посмотрел, нападают ли они на людей. Спойлер: нет, никогда. Это очень мирные и пассивные твари, и, при всей их красоте, по повадкам они ну очень напоминают самую обыкновенную корову. Они, конечно, не мычат, а издают забавные всхрапывающие звуки, но в остальном точно так же бродят вокруг, щиплют травку, и полностью игнорируют все окружающее. Есть они могут много чего, включая траву, листики, ягодки и грибы, но больше всего любят ягель — олений мох — не мох, а лишайник такой на самом деле. Он выглядит не особо аппетитно, но оленья пищеварительная система может извлекать из него много питательных веществ, ну а растет он в Лапландии на каждом углу.

15. Полюбовавшись стадом северных оленей, я пошел по тропинке, отмеченной как «Варкаанкуру» (Varkaankuru). Варкаанкуру — одна из самых коротких и легкодоступных природных троп в окрестностях Экясломполо. Это название я тоже помнил с какого-то сайта, который смотрел перед поездкой.

В целом, тропинки в Финляндии, да, наверняка, и в Скандинавских странах, делятся на природные и походные тропы. Природные тропы (nature trails) — места, куда можно прийти всей семьей, погулять до обеда, и устроить пикник. По протяженности они бывают примерно от 0.5 до 8 км. Они, как правило, имеют названия, хорошо заметные отметки на местности, зачастую какие-нибудь познавательные таблички, а саму тропу поддерживают в легкодоступной форме, без мокрых участков и прочего. Иными словами, природные тропы — это для максимально широкой публики, с детьми, собаками, иногда даже для инвалидных колясок оборудованы.

Походные тропы (hiking trails), с другой стороны, имеют длину в десятки и даже сотни километров. Местами они могут быть обозначены менее четко, и на них могут встречаться тяжело проходимые участки или препятствия, например, небольшие речки. Ясное дело, такие тропы предназначены для более серьезных туристов, с рюкзаками и палатками. В принципе, я бы еще выделил подтип «соединительных троп», — которые не то чтоб особо живописные сами по себе, а просто соединяют пару мест поблизости — например, тропинка из Экясломполо к лыжному центру, по которой я шел, вполне сошла бы за такую «соединительную». Ну а Варкаанкуру — типичная природная тропа, длиной около 4 км.

16. Вскоре я услышал звук бегущей воды. «Варкаанкуру» означает «Воровское ущелье» (интересно, откуда пошло такое название), но на ущелье это место не особенно похоже — просто крошечная долина мелкого ручья под названием Варкаанойя (Varkaanoja), текущего в месте, где сходятся склоны Юлляса и соседнего фьельда, Келостапули (Kelostapuli). Долина покрыта необычно густым лесом. Насколько я понимаю, пейзаж Варкаанкуру для Лапландии в общем-то как раз таки нетипичен, но в любом случае, это весьма живописное место.

Если идти со стороны горнолыжного центра (вообще-то «правильное» направление обратное, от туристического центра «Келлокас»), тропа выходит к Варкаанкуру у маленького прудика, Варкаанлампи. Там она пересекает ручей и далее следует вдоль него вниз по течению, в основном по деревянным мосткам (довольно скользким в сырую погоду кстати говоря). Мостки еще несколько раз пересекают ручей, так что тропа чередуется между берегами.

На тропе Варкаанкуру, внезапно, оказалось довольно-таки людно, по крайней мере по меркам природных троп в Лапландии. Мне попалось несколько больших семей, с детьми и собаками, и пар, как молодых так и пожилых. Конечно, на фотографии никто из них не попал.

17.

18.

19.

20.

21. У ручья стоят два довольно больших навеса-лааву. Лааву (laavu) — так по-фински называется традиционное укрытие-навес, представляющее собой сруб из трех стен, крыши, и места для костра перед ним (зачастую также бывают туалеты, сарай с дровами и т. п.) Чаще всего лааву встречаются у природных и походных троп, но многие находятся и в весьма отдаленных и труднодоступных местах. В наши дни лааву более всего полезны для туристов-походников, но, конечно, изначально они предназначались для охотников и рыболовов.

Легкодоступные лааву у природных троп зачастую используются попросту для семейных пикников — вот и в этом лааву что-то подобное происходило. Если использовать лааву для ночевки, теоретически можно обходиться без палатки — только со спальником. Нужно, правда, помнить правила этикета, касающиеся лааву; в частности, если лааву уже заполнен, но пришли еще люди, желающие им воспользоваться, то они имеют приоритет и нужно уступить им место, вне зависимости от времени дня и погоды. Вообще обычно в лааву все-таки не ночуют, а просто сидят сосиски жарят, а палатку ставят где-нибудь в двух шагах — это разрешается. Тем не менее, оставаться более двух ночей у одного лааву тоже считается невежливым.

По всей Финляндии существуют тысячи лааву; доступный для редактирования список известных лааву можно посмотреть на сайте laavu.org (только на финском; выберите регион из меню Selaa вверху, и появится карта региона с отмеченными лааву).

Существуют также ряд других типов убежищ, хотя все они встречаются намного менее часто, чем лааву:

  • кота (kota, от саамского goahti, также лавву, lavvu) — это по сути типи, как у индейцев — коническая постройка с очагом посередине. Уютная штука, хотя для ночевки в ней тесновато. В общем списке на laavu.org также указаны кота (коты?..).
  • аутиотупа (autiotupa, фин. пустая хижина) — полноценный, хотя и минималистичный, домик, с печью и кроватями. Аутиотупы не запираются и доступны для использования любому желающему. На laavu.org есть отдельный список аутиотуп. Можно заметить, что если лааву много по всей стране, то аутиотупы большей частью сконцентрированы именно на Севере. Действуют те же правила на тему «делиться с ближним», что и для лааву.
  • варауступа (varaustupa, фин. бронируемая хижина) — собственно, бронируемая хижина, для которой заранее нужно добыть ключ. По идее, это можно сделать в туристических центрах, наподобие «Келлокаса» на Юллясе. Я не в курсе подробностей и действующих для этих хижин правил.

По крайней мере в национальных парках за лааву и хижинами ухаживает Метсяхаллитус (Metsähallitus), финский Лесной департамент. Да и вообще все национальные парки в его ведении. Наверное, у них весьма обширный персонал, раз у них получается столько национальных парков поддерживать в таком хорошем состоянии. Поэтому я люблю представлять, что Метсяхаллитус — это на самом деле самая главная и мощная организация в Финляндии, которая тайно всем управляет, ну, как масоны или иллюминаты.

На официальном финском сайте о национальных парках и активном отдыхе (кстати, очень крутой и полезный сайт!) есть более полное руководство по различным видам укрытий, на английском. У этого сайта есть даже русская версия (да что там, даже саамские какие-то есть), но там я этого раздела не нашел.

В Швеции и Норвегии тоже есть подобные сети укрытий на природе, но о них я знаю немного. В Швеции, по-моему, вот есть совершенно роскошные домики с персоналом (вот работа-то шикарная у людей — где-нибудь посреди гор ухаживать за таким домиком!), а в Норвегии в основном все домики бронируемые, как варауступы.

22. Собственно, типичные мостки.

23. Я не бог весть какой крутой фотограф, но должен признать, что красиво фотографировать лес очень тяжело. Чуть менее чем постоянно получается просто зелено-коричневая каша. Даже красивое освещение, которое обычно и делает пейзажное фото красивым, совсем не обязательно помогает.

24.

25.

26.

27.

28. Еще те зелено-голубые камни, разбросанные среди мха. Жалко, что я ничего не знаю о геологии или ботанике, может я бы что-то более осмысленное мог бы сказать. Вообще как можно подобные темы хотя бы на уровне любителя изучить? Книги какие-то может есть? Не на факультет геологии же для этого идти.

29. Иногда немного помогают информационные таблички. Но, как обычно, большинство таких табличек только на финском, включая большинство табличек у этой тропы. У меня давно есть учебник финского для начинающих и я даже прошел первые несколько уроков, но в том месте, где начинается про семнадцать падежей или около того, я застрял накрепко.

30. Ну, предыдущая табличка говорила про можжевельник, так что вот вам немного можжевельника. Оказывается, я раньше его никогда и не видел в жизни, можжевельника-то.

31.

32.

33.

34. Мало-помалу я дошел до развилки. Одна из тропинок поднималась из ущелья и шла к туристическому центру «Келлокас», а другая продолжалась дальше, обещая в конце концов выйти к Экясломполо другой дорогой. Я собирался возвращаться в Экясломполо, но решил сделать крюк до «Келлокаса». Может там что полезное есть.

35. Из ущелья наверх ведет лестница. Табличка приглашает посмотреть в эту подзорную трубу (на самом деле это просто пустая металлическая труба без всяких стекол — я не знаю, так задумано или она разбитая) и угадать расстояние отсюда до вершины фьельда Келостапули, видимой, собственно, прямо впереди. Правильный ответ — менее 1 км, порядка 700 м или около того. Это довольно крутой фьельд.

36. Выбравшись из ущелья, тропа ведет по сыроватой местности, но сама она отсыпана хорошо.

37. У «Келлокаса» вас встречает несколько загадочных статуй, например, эта бабушка, показывающая «фак».

38. Или вот этот заяц-старец.

39. Как я и подозревал, сам «Келлокас» оказался уже закрыт. Он работает до пяти вечера, а время уже было ближе к шести. Ну, по крайней мере, теперь я знал, где он находится — прямо у шоссе Тунтуринтие между Экясломполо и горнолыжным центром на Юллясе.

40. Возвращаюсь по той же тропинке к Варкаанкуру. Такие типовые знаки отмечают границы национальных парков и других территорий под защитой. Тропа Варкаанкуру целиком находится внутри границ национального парка Паллас-Юллястунтури, а вот «Келлокас» и горнолыжный центр, строго говоря, уже нет.

41. Тропинка от Варкаанкуру в сторону Экясломполо какое-то время идет дальше вдоль ручья.

42. Потом, на следующей развилке, тропа на Экясломполо сворачивает в лес, оставляя ручей Варкаанойя стекать в реку Кесянкийоки в нескольких сотнях метров к северу.

43. Благодаря указателям и колышкам вдоль троп с верхушками, выкрашенными в оранжевый, заблудиться здесь очень сложно, но у меня все же возникли затруднения, когда тропинка вывела на эту странную размытую ручьями грунтовку, как будто бы ведущую в никуда, и оборвалась. На самом деле вдоль этой грунтовки надо было немного пройти и свернуть снова в лес, но это было неочевидно. Ну, я уже был достаточно близко к Экясломполо, что я решил просто включить навигатор на телефоне и идти по нему. Он, конечно, малополезен для походов — про тропы и характер местности он ничего не знает — но все же показывает точное местонахождение, благодаря чему я смог выйти на другую грунтовку, у которой уже начинались относящиеся к Экясломполо коттеджики. Последний километр до дома я прошел просто по лесу мимо этих коттеджиков, чтобы не делать большой крюк.

44. Я как-то не сообразил взять с собой еды, так что к тому времени, как я добрался до своего коттеджа, я уже сильно проголодался, и первым делом заварил себе доширака. В коттедже было так же уютно, как и накануне, но на этот раз я решил добавить уюта и попробовать-таки развести камин. Все необходимое для этого было — корзина дров, старые газеты для растопки, и коробок спичек. Ни разу раньше не зажигал камин, да и костер даже не разводил на самом-то деле, но все оказалось довольно просто. Слазил в мансарду, открыл там вьюшку, как предупреждала табличка, положил в камин газеток и мелких веток, и поджег спичкой. Ну и когда пламя стало разрастаться, начал подкладывать бревнышки побольше. В какой-то момент я таки ошибся и огонь стал уменьшаться, а потом и вовсе погас; тем не менее, я разжег его по-новой, и дальше уже все хорошо было.

Любуясь камином, я взял из холодильника баночку привезенного с собой пивчанского, и, пару минут попялившись в идущую по телевизору «Ночь в музее», решил вместо этого ознакомиться с классикой кинематографа и включил на ноутбуке «Гражданина Кейна». Хорошо, что я сообразил взять с собой кинца и сериалов. Вскоре выяснилось, что небольшой корзины дров хватает всего лишь на полтора часа. Мне это немного разочаровало; я думал, на вечер-то ее хватит (вообще я не особо представлял скорость горения дров). Ну, так или иначе, покупать новые дрова я не собирался; главное, все-таки опробовал камин, а так, зачем мне тут романтическую атмосферу создавать, я ж один тут сижу.

На следующий день я собирался таки забраться на какой-нибудь из окрестных фьельдов — пока что я все только по низу гулял. Продолжение следует.

Опубликовано: