II. Вокруг Экясломполо

поселок Экясломполо, муниципалитет Колари, регион Лапландия, Финляндия

Назад: I: Дорога: А-181, 62, 6, 62, 434, 5, 88, 4, 29, 21 и 940

Далее: III. Склоны Юлляса


Итак, как же выглядит коттедж на лапландском горнолыжном курорте? Да просто супер он выглядит, чего уж там. Я никогда в таких условиях нигде не жил. По сути это абсолютно полноценный дом, где один-два человека могут жить сколько угодно долго со всеми удобствами. (В Экясломполо, конечно, есть и более традиционные гостиницы; есть и коттеджи побольше, куда влезает больше народа. Мой был один из самых небольших.)

1. Есть быть точным, коттедж представляет собой квартиру в маленьком таунхаусе, среднюю из трех. Обе соседние квартиры были не заняты. Коттедж выглядит построенным из аутентичных бревен, но не знаю, может на самом деле какое-то хитрое утепление в стенах есть.

2. Коттедж состоит из общей комнаты/кухни, ванной, сауны, и мансарды-спальни. Не считая этой мансарды, планировка похожа на типичную квартирку-студию.

Как видите, кухонька обставлена довольно исчерпывающе, есть электроплитка, большой холодильник, посудомоечная машина (я и пользоваться-то ими не умею), ну и все более мелкое, микроволновка там, тостер, вот это все. В шкафчиках лежало впечатляющее количество посуды, явно значительно больше, чем нужно бы было одному-двум человекам. От предыдущих гостей мало что оставалось, так, упаковка хлебцев.

Ну а камин, это, конечно, одна из причин, почему я вообще обратил внимание на этот коттедж. Камином я тоже до сих пор никогда в жизни не пользовался. Рядом лежала небольшая корзина с дровами. Я решил отложить попытку розжига камина на завтра.

3. В противоположном от кухни углу стоял большой угловой диван. Он мне напомнил диван из «Икеи», который я когда-то давным-давно покупал со своей первой в жизни премии.

На журнальном столике лежало несколько книг — телефонный справочки, туристические брошюрки, и пара бульварных романов, на английском и на финском. Еще была гостевая книга — блокнот с нарисованным на обложке маяком — которую я с большим интересом прочитал. Книга начиналась с конца 2011 года (предыдущий том я уже потом нашел в шкафу), и большинство записей с той зимы принадлежали британским туристам, в основном из Уэльса. Многие записи упоминали неких Ингхэмов, которые вроде как их тут встречали и помогали с арендой лыжного снаряжения и прочим. Я подумал было, что это просто какая-то уэльская семья, которой тут принадлежит несколько домиков, и они их зимой сдают своим соотечественникам. Уже позже выяснил, что «Ингхэмс» — на самом деле довольно крупный британский туроператор, специализирующийся на лыжных курортах. В 2013-2015 годах записей стало много меньше; Ингхэмс уже не упоминали, а по национальности были в основном финны и немцы. Русских не было ни одного. Записи почти все весьма радостного тона, пишут про лыжи и катание на собаках и оленях и прочие зимние забавы. Упоминались температуры от −36°C до −7°C. Записей летних или осенних месяцев почти совсем не было.

Окна и дверь выходят на маленькую веранду, которая смотрит прямо на большой кусок сурового вида елового леса.

Как видно по разбросанному на диване барахлу, я уже начал пытаться выйти в Интернет с помощью той SIM-карты «Сонера», что купил в Колари. Почему-то в самом телефоне она работала нормально (у меня модель с двумя SIM-картами — эту вставил, вторую, российскую, оставил для звонков), но каждый раз, когда я включал на телефоне режим Wi-Fi-точки доступа, с ноутбука вообще ничего не работало. Полчаса маялся, пинги — потери 95%, даже почту не проверить. Ума не приложу, почему так может быть, раньше всегда без проблем пользовался режимом точки доступа. В конце концов я сдался, но, если подумать, так даже лучше вышло. Если меня оставить наедине с ноутбуком и Интернетом, я могу совершенно неприличное количество времени тратить, читая всякие бложики, Dirty.ru, и тому подобное. А так, на телефоне интернет есть, для связи или чтобы про что-нибудь поискать, но в целом приходится находить себе менее бесполезное занятие.

4. Еще здесь был телевизор, и большинство вечеров я проводил с телевизором, включенным для фона. Передачи на финском, конечно, мне были малополезны, но пару фильмов на английском краем глаза посматривал. Как и в большинстве европейских стран (и в отличие от России), зарубежные фильмы в Финляндии обычно не дублируют, а просто пускают субтитры на финском.

Самое смешное, что тут же, под телевизором, стоял самый настоящий, функционирующий видеомагнитофон. Эй, ребята, на дворе 2015 год! Ну на самом деле я уж не могу быть уверен, что он функционирующий. Раз есть видеомагнитофон, то было бы логично предположить, что в домике есть видеокассеты, но я ни одной не нашел.

Кстати, марка ТВ была «Финлюкс», а большей части кухонной техники — «Хелькама». И то и другое — финские марки, хотя «Финлюкс» сейчас туркам принадлежит, а подразделение «Хелькама», занимающееся собственно бытовой техникой, закрыло свою старую фабрику в Финляндии в 2008 году. Меня всегда порядком раздражает, когда утверждают, что-де в наши дни абсолютно все делается в Китае и Юго-Восточной Азии, а в старушке Европе вообще ничем полезным не занимаются, сидят только и или бабло гребут, или на пособии сидят. Как я понимаю, всякую ширпотребную хрень типа той же бытовой техники сейчас и правда обычно делают в Азии, но в Европе вполне себе осталось производство более серьезных и специализированных вещей, например, строительной техники или станков.

5. Лестница на мансарду. Мансардный этаж по площади вдвое меньше основной комнаты, и просто нависает над ней, как балкон. Благодаря этому домик, несмотря на скромную в общем-то площадь, кажется очень просторным.

6. В мансарде стоят две кровати, комодик, да в общем-то и все.

7. Ванная оборудована раковиной с зеркалом, душевой кабинкой, унитазом и стиральной машиной. Еще здесь зачем-то есть маленькое окошечко, выглядывающее прямо на парковку в сторону улицы — даже стекло никакое не матовое. Странновато как-то. Все работало отлично, в частности, с горячей водой проблем не было.

Рядом с дверью в ванную на стене была ручка термостата. Когда я приехал, в коттедже было немного прохладно, но я прибавил температуру, и в дальнейшем было так же тепло, как дома. Не знаю, конечно, хорошо ли справляется термостат, когда на улице минус тридцать шесть. Ну, камин ведь тоже никто не отменял.

8. Ну и, конечно, какой же может быть финский коттедж без сауны. Сауна довольно обычная, электрическая, я уже был знаком с такими — на стене висит ящик с камнями, нагреваемыми электричеством, и на них просто плещешь водички.

9. На этом я закончил с осмотром коттеджа, будучи совершенно удовлетворен увиденным. После шестнадцати часов за рулем я чувствовал себя весьма неважно. Я попил чаю, съел несколько бутербродов, немного посидел в сауне, и допил свою бутылку игристого уже в кровати. Я опасался, что спать одному в таком коттедже будет жутковато, но оказалось вполне нормально, несмотря на темноту и странный нерегулярный гул холодильника, напомнивший мне звуки из игр-ужастиков Silent Hill.

10. Я отлично выспался, часов десять или около того, и первые пару часов следующего дня занимался фотографиями и составлением письма родителям. Я люблю писать им отвратительно подробные письма о своих поездках. Им тоже нравится, а для меня это еще и хороший способ записать разные детали до того, как я о них забуду. Вот в частности эту серию про Лапландию я в итоге почти целиком по тем письмам и пишу.

Ну а такой вот вид меня встретил в окнах веранды.

11. Самый настоящий лапландский лес, резко отличающийся от лесов юга Финляндии или Ленобласти. Состоит в основном из высоких, очень узких елок. Лиственные деревья — в основном березы — часто причудливо изогнуты, а кора ствола и земля покрыты мхом. Травяной покров невысокий, но густой; существенную его долю представляют ягоды голубики.

12. Сама веранда. В гостевой книге упоминалось, что зимой по утрам на снегу часто бывают следы птиц, белок, зайцев, и изредка северных оленей.

13. Из своего уютного коттеджа я вышел уже во втором часу дня. Я решил, что прогуляюсь по Экясломполо до торгового центра «Йоунин Кауппас», а потом попробую найти какую-нибудь походную тропинку и отправиться по ней в сторону фьельдов. Машину на этот день я оставил у коттеджа.

Как видно, крайние квартиры в таунхаусе больше по площади, но не имеют мансарды. Я решил, что мне досталась самая лучшая. На парковочных местах стояли розетки для подключения обогревателей двигателя. Они часто встречаются во всей Финляндии (и обычно являются характерным признаком зарезервированного парковочного места). Осенью, конечно, нужды в них нет, да и никакого обогревателя двигателя у меня тоже нет; у нас все же, по-моему, не настолько суровый климат в Питере.

14. Моя улочка, под названием Ниестатие (Niestatie). Можно разглядеть и другие бревенчатые коттеджи. Думаю, большинство из них просто принадлежат финнам, приезжающим сюда отдохнуть, а не сдаются. Кроме моей, на улице было всего две или три машины; место выглядело малолюдным в текущий сезон.

15. А это — главная улица Экясломполо, под названием Тунтуринтие (Tunturintie). Слово tunturi и означает «фьельд» — невысокую сопку с плоской голой вершиной. Слово «тундра» как раз и происходит от слова «тунтури», хотя на фьельдах Экясломполо растительности, похожей на тундру, маловато и только на большой высоте.

Дорога Тунтуринтие идет к горнолыжному центру на фьельде Юлляс. Экясломполо окружают семь фьельдов, под названиями Юлляс, Лайнио, Кесянки, Келлостапули, Пюхятунтури, Кукас и Куэр (Ylläs, Lainio, Kesänki, Kellostapuli, Pyhätunturi, Kukas, Kuer). На любой из них неподготовленный умеренно-здоровый человек может свободно забраться и спуститься за день. Самый высокий фьельд — Юлляс, высотой 719 м (сам Экясломполо находится примерно в 200 м над уровнем моря), и на лыжах катаются именно с него. По другую сторону Юлляса находится другая деревня-горнолыжный курорт, Юллясъярви (Ylläsjärvi, фин. Озеро Юлляс); скорее всего, она выглядит очень похоже на Экясломполо.

В честь фьельда Юлляс и называется национальный парк Паллас-Юллястунтури (Pallas-Yllästunturi), начинающийся непосредственно к востоку от Экясломполо. Паллас — это другой массив фьельдов, в 50 км на север. Раньше национальных парков было два, Паллас-Оунас и Юлляс-Аакенус, но в 2005 их объединили. Паллас-Юллястунтури — третий по размерам национальный парк Финляндии. Он содержит около 350 км размеченных походных троп.

16. На Тунтуринтие довольно много магазинов и баров, но многие из них в летне-осенний сезон закрыты, например, этот, «Юллясский колодец». В остальной Финляндии обычно наоборот, многие небольшие музеи, кафе и т. п., особенно в сельской местности, работают только летом.

17. Магазин лыжного снаряжения. Jopa (фин. всего лишь), как вы понимает, забавное для русского человека слово, хотя вообще-то оно произносится «йопа». В пограничных городах вывесок типа «Jopa 60%» как-то по-моему избегают, ну а здесь, посреди Лапландии, всем пофиг, конечно.

18. Фьельд к западу от Экясломполо, видный в створе дороги Тунтуринтие — это Куэр, самый низкий из массива Юлляс (446 м).

19. «Йоунин Кауппас» (Jounin Kauppas, фин. Магазин Йоуни? Йоуни — мужское имя) служит естественным центром притяжения для всего Экясломполо. Он состоит из двух зданий; в одном — гипермаркет «К-Маркет» и алкогольный магазин «Алко», а в другом — несколько небольших магазинов сувениров, спортивного снаряжения и одежды. В обоих зданиях также есть по паре баров/ресторанов. Меня обрадовало, что во втором (на фото) здании в коридоре можно сесть на диванчик, и там ловится бесплатный Wi-Fi из одного из баров; благодаря ему я в дальнейшем смог хотя бы отправлять письма по работе и родителям.

20. Местный «К-Маркет» довольно-таки огромный. Эти супер/гипермаркеты есть почти в любом финском городе, но я читал, что на самом деле именно в Экясломполо находится самый большой. Нехилое достожение для поселка с постоянным населением в 400 человек, ну даже если предположить, что зимой тут толпы туристов. Ну, мне пока что еды покупать было не надо. На парковке перед «Йоунин Кауппас» также разместилась автоматическая заправка.

Кстати говоря, Экясломполо вовсе не какое-то новодельное поселение при лыжных склонах, как может показаться. Это вполне историческая старая лапландская деревня, основанная в 1748 году, хотя, как и в остальной Лапландии, старых зданий здесь не осталось. Деревня все же при этом финская, а не саамская — территория саамов начинается дальше на север. Ну а на лыжах массово только в 20 веке начали кататься.

21. Первые следы присутствия северных оленей, которые я встретил — это вот эти вот рога на продажу в магазине сувениров.

22. Я, в итоге, вообще ни разу в эту поездку не ел в кафе, но вот вам меню одного заведения, если интересно. Обращает на себя внимание, конечно, опять же мясо северного оленя.

23. От «Йоунин Кауппас» совсем близко до озера Экясломполо, в честь которого и назван поселок. Äkäslompolo означает «разлив Экяса»; Экяс (Äkäs, также Экясйоки, Äkäsjoki) — средних размеров река, впадающая в Торне. Слово «ломполо» в Лапландии часто используется для разливов рек; в топонимике остальной Финляндии для этого обычно используется «суванто».

Здание на берегу похоже на сауну, хотя я и не уверен на 100%.

24. От озера Экясломполо хорошо видны окружающие поселок фьельды.

25. Не считая Юлляса (к которому мы сейчас вернемся), на вид самый высокий фьельд — Кесянки (Kesänki). Именно на него я в итоге забрался на следующий день, на самую верхушку и обратно.

26. Небольшой кемпинг где-то у трассы 940, фактически второй центральной улицы Экясломполо.

27. Ну а вот это вдали — сам фьельд Юлляс. Его очень легко узнать по лыжным склонам и мачте на вершине.

28. Это здание выглядит более похожим на традиционную гостиницу, чем на коттеджи, но народу здесь тоже, похоже, особо нет. Я обычно стараюсь фотографировать так, чтобы в кадре было поменьше людей, но вы, наверное, заметили, что на этих фотографиях, не считая «Йоунин Кауппас», вообще нет ни единой души. Поселок ждет лыжного сезона. Тем не менее, я все же изредка встречал немногочисленных живых людей, и в поселке, и в окрестностях — идущих в поход, сидящих на пикниках, катающихся на велосипедах; а в «Йоунин Кауппас» для мертвого-то сезона вообще весьма людно было. Я обратил внимание, что абсолютно все машины, которые я здесь видел, были с финскими номерами; всего одно исключение встретилось, у чьего-то частного дома машина со шведскими номерами припаркована. Так что осенью здесь, видимо, только местные да редкие финские же туристы.

29. Идя обратно в сторону коттеджа, я начал искать какую-нибудь тропинку, на которую можно было бы переместиться. Естественным объектом для дальнейшего осмотра был фьельд Юлляс или хотя бы его окрестности. До лыжного центра можно вообще было дойти по тротуару вдоль дороги Тунтуринтие, но это как-то не круто. К сожалению, топографической карты у меня с собой не было; я искал ее в коттедже и проверял бесплатные туристические брошюры, лежащие на входе в «Йоунин Кауппас», но нигде не встретилось. В конце концов я заметил тропинку, проходящую в туннеле под Тунтуринтие, и пошел по ней куда глаза глядят. Вскоре мне встретились указатели, по которым я уже смог выбрать точное направление.

30. Первый встреченный мной представитель фауны Экясломполо.

31. Ягод кругом росло море, даже прямо на обочине Тунтуринтие. Я все надеялся пособирать морошку, которой Лапландия так славится, но так нигде и не нашел. Похоже, она значительно раньше поспевает, посреди лета еще. Еще попадалось много странных грибов, например эти, похожие на черепах.

32. В Лапландии даже у самых мелких грунтовых дорожек ставят такие вот оранжевые светоотражающие колышки, чтобы очертания дороги было видно, даже если ее полностью заметет снегом. На юге Финляндии иногда такие тоже попадаются, но куда как реже.

Найдя нужную тропинку, я отправился по ней в направлении горнолыжного центра Юлляс, а от него по природной тропе Варкаанкуру. Продолжение следует.

Опубликовано: