I: Дорога: А-181, 62, 6, 62, 434, 5, 88, 4, 29, 21 и 940

немного Ленинградской области, Россия, и большая часть Финляндии
от Иматры, Южная Карелия до Экясломполо, Колари, Лапландия

Далее: II. Вокруг Экясломполо


Этот пост будет даже больше чем обычно, так что готовьтесь!

Короче, собрался я ехать в Экясломоло (Äkäslompolo), в Лапландию. Первым делом собрал вещи. Фотоаппарат, ноутбук, одежда, все как обычно. Особо теплой одеждой затариваться смысла не было, прогнозы обещали в районе +8°C в течение всей недели, которую я собирался там провести. Тем не менее, взял теплые штаны, свитер и сапоги на всякий случай. Менее очевидный момент — взял постельное белье; мой коттедж, как и домики в кемпингах, его только за дополнительную плату дает. Ну и наконец, я съездил в гипермаркет и накупил целый мешок дешевой еды, растворимой и/или для микроволновки.

Я, честно говоря, вообще не люблю в путешествиях есть по кафешкам. Ну ладно, можно раз-другой попробовать какую-нибудь местную еду, ну и даже я не могу не признать, что шведский стол на балтийских паромах — самая приятная часть рейса, но в целом это тупо слишком дорого. В нашей шведской поездке мы ели по кафешкам каждый день, обычно дважды, и в итоге потратили на еду целое состояние, больше чем на проживание или бензин. И ведь даже не скажешь что еда-то какая-то сильно особенная была! Так вот в этот раз, хотя теоретически некоторый запас денег у меня был, я решил, что не буду ходить по кафешкам вообще (или почти вообще), а вместо этого буду питаться бургерами для микроволновки, чипсами, растворимой лапшой и картофельным пюре, бутербродами с колбасой и тому подобным. Вот всего этого закупил побольше в нашем «Окее», еще немного пива и винца добавил. Вышло просто замечательно. Я в любом случае привычный к такой диете — много лет так жил, пока ко мне девушка не переехала.

Дальше я проложил маршрут. Ничего сложного в этом не оказалось. Гуглокарты и навигатор TomTom в телефоне согласились между собой, что самый оптимальный маршрут — вот этот:

Я не стал с ними спорить. Как видите, мне пророчили время в пути 13.5 часов. Это без учета времени на пересечение границы и других остановок — в реальности должно было быть еще дольше. Тем не менее, я намеревался проделать весь путь без ночевок. Мой предыдущий рекорд — примерно 800 км за раз (из Стокгольма во Флом, Норвегия), и к концу этих 800 км я искренне хотел умереть. Однако минувшим летом у меня было достаточно много практики дальних поездок, и я решил, что все должно получиться. (Спойлер: так и вышло.)

Я не люблю ездить за городом по темноте, в основном потому, что все еще жутко боюсь врезаться в лося; а там, на севере, и северного оленя сбить — тоже проще простого. Однако совсем без ночной езды явно никак не получалось. Лето кончилось, дни стали заметно короче; я подозревал, что на севере они будут еще короче, но, как ни странно, существенной разницы не заметил. Большая часть Лапландии находится за Полярным кругом; летом там бывает полярный день, а зимой полярная ночь, но в сентябре день и ночь самые обыкновенные, как и везде.

Так что встал я в три часа утра, сходил в душ, чаю попил, и спустился к машине. Я прихватил с собой несколько чебуреков из «Окея», чтобы перекусывать, и три баночки энергетика, чтобы не тянуло в сон. Еще я взял лист бумаги и фломастер, намереваясь записывать текущее время и пройденное расстояние на каждой остановке.

1. 4:17, 0 км: поехали! Выезжаю прямо в жуткий ливень посреди ночи. Быстро съехал на КАД (Кольцевую автодорогу) и объехал Петербург против часовой стрелки. В колеях стояла вода, ехать было очень неуютно. Где-то у съезда на Московское шоссе увидел разбитую в хлам, и, похоже, выгоревшую машину, торчавшую из отбойника. У нас тут как на войне.

5:16, 74 км: по платной дороге ЗСД (Западный скоростной диаметр) добрался от КАДа до трассы «Скандинавия» (дорога А-181). После будочек оплаты прижался и остановился у обочины на пару минут, выпил половинку первой банки энергетика. Вставать в три часа утра вообще не круто.

Я переживал, как буду ехать в такой дождь по темноте (КАД и ЗСД освещены, а вот «Скандинавия» уже нет), но, к счастью, когда я доехал до съезда на «Скандинавию», дождь как раз и закончился. Обычно я очень не люблю ездить по «Скандинавии», которую Кровавый Режим по-хорошему должен был перестроить в автомагистраль уже давным-давно, но неожиданно оказалось, что ночью по ней едется достаточно неплохо. Машин гораздо меньше, упоротых водителей — тоже, а обгонять даже тех, кто не сдвигается на обочину, очень легко — дорога заведомо без крутых поворотов и горок, встречные фары видно издалека.

К 5:55 небо начало из черного становиться темно-темно-синим, а к 6:25 уже рассвело достаточно, чтобы не было необходимости включать дальний свет фар.

2. 6:32, 180 км: на объезде Выборга остановился заправиться на «Лукойле». Это последняя приличная заправка до границы (если не через самый южный погранпереход, Торфяновку, ехать). Сразу после нее я свернул на местную дорогу Выборг-Светогорск.

В Ленобласти есть три погранперехода в Финляндию, и, раз уж я ехал на север, было логичнее всего выбрать самый северный — Светогорск. Он находится в одноименном унылом пограничном городке, который когда-то был известен под финским названием Энсо (Enso).

3. Выборг-Светогорск — отвратная дорога. Покрытие сейчас в порядке (раньше еще и ямы в полколеса были), но все равно узкая, петляет, а разметки местами вовсе нет. Здесь очень часто бьются при обгонах. Ранним утром, однако, дорога была почти пуста. Перед самым Светогорском проехал строящийся мост через реку Сторожевую, который где-то аж с 2006 года или около того ковыряют. Даже финны в свое время денег подогнали, чтоб его доделали наконец, а все как-то вот «место проклятое». Старый мост вполне проезжий, просто с крутыми съездами и поворотами.

4. Хотя на самом деле уже после этой поездки, в октябре или ноябре, этот несчастный мост таки наконец открыли.

5. 7:28, 230 км: протащившись через весь Светогорск за фурой-лесовозом на скорости 30 км/ч (у них тут целлюлозно-бумажная фабрика), я добрался до погранперехода. Очередей в восьмом часу утра ожидаемо не было. Между российским и финским терминалами есть круглосуточный магазин дьюти-фри, где я надеялся купить чего-нибудь выпить, но он был закрыт на полчаса, так что ждать я не стал.

Россия (Ленобласть) и Финляндия находятся в разных часовых поясах. Но, как мы знаем, наше правительство обожает баловаться с часовыми поясами и дневным временем. По состоянию на 2015, при въезде из России в Финляндию в летний период часы переводить не нужно. (Порядком раздражает, что многие устройства ничего не знают о подобных нововведениях, и меняют часовой пояс неправильно. Эти отличаются и часы у меня в машине, и даже не такой уж и старый телефон на Андроиде.)

7:42, 231 км: финская часть погранперехода называется Иматра (Imatra), тоже в честь приграничного города, уже с их стороны. Финский пограничник, как всегда, спросил меня про пункт назначения и продолжительность поездки, и я ответил «Лапландия, десять дней». Вообще-то прямо у границы здесь есть супермаркет «Лапландия», построенный специально для российских шопинг-туров, и я почему-то подумал, что вдруг меня неправильно поймут. «Чтоо вы буттете теелать в маккасиине тессят тней?» Но нет, финские пограничники все правильно поняли.

6. 7:52, 234 км: ура, Финляндия! Регион Южная Карелия, если быть точным. Я сразу же заехал на парковку супермаркета «Скандинавия-Маркет», совсем рядом с той «Лапландией», и вышел размять ноги. Спустя несколько минут из динамиков над входом в супермаркет понеслась какая-то финская попса, и работник вышел отпереть двери; у них с восьми утра часы работы. Я сходил там в туалет и поехал дальше.

7. Участок дороги от погранперехода Светогорск/Иматра до национальной дороги 6, в объезд города Иматра, официально считается частью Кантатие 62 (Kantatie, фин. Главная дорога). Всегда так приятно наконец-то ехать по спокойным финским дорогам почти идеального качества после ужасов трасс «Скандинавия» и Выборг-Светогорск.

8. Небольшой участок Валтатие 6 (Valtatie, фин. Национальная дорога). В районе городов Лаппеенранта и Иматра эта трасса расширена до отличной автомагистрали. В целом же в Финляндии за пределами столичного региона автомагистралей мало — население и поток для них недостаточны.

9. И снова по Главной дороге 62, которая вновь отпочковывается на северо-запад. Трасса 62 — одна из красивейших дорог юго-востока Финляндии. Она приблизительно следует вдоль северного берега озера Суур-Саймаа (фин. Большая Сайма) Сайменской озерной системы, а потом попросту скачет по островам этого же озера.

10. 8:47, 286 км: на придорожной стоянке у трассы 62. Сандеро может быть вполне фотогеничной машинкой.

11. Финский лесовоз проезжает по трассе 62. В Финляндии сильно бросается в глаза, что многие машины и грузовики ставят силовые бамперы-«кенгурятники» и/или дополнительные фары-прожекторы. В России и то, и другое запрещено. Когда финская фура с дальним светом ночью едет, это больше на поезд похоже. По мере движения на север эти модификации попадаются все чаще.

12. Стоянка находится у одного из мелких Сайменских озер. Я выехал с нее дальше, и вскоре из Южной Карелии въехал в регион Южная Савония.

13. 9:01, 299 км: еще одна стоянка на той же дороге, с видом на Пуумальский мост. Мост на трассе 62 кажется совершенно огромным на фоне крошечного городка Пуумала (Puumala). Это четвертый по длине мост Финляндии (780 м). Он построен в 1995 году, и заменил последнюю паромную переправу на сети национальных и главных (одно- и двузначных) дорог.

14. Маленькое кафе на той же стоянке. Закрыто то ли потому что утро, то ли потому что осень, то ли потому что совсем закрыто.

15. Проезжаю Пуумальский мост. На мост из городка можно попасть на лифте — впереди слева торчит его башня.

16. Вскоре после Пуумалы GPS-навигатор предлагает срезать путь через Сеутутие 434 (Seututie, фин. Региональная дорога). Это единственная в маршруте дорога регионального класса (с трехзначным номером) до самого конца. Региональные дороги в Финляндии могут быть построены с разными стандартами. Бывает как обычная дорога, бывает как эта — сильно петляющая и узкая, даже осевую линию не наносят. Покрытие также может быть в неидеальном состоянии. Тем не менее, почти все региональные дороги асфальтированы, и по всем можно спокойно ехать на чем угодно, не опасаясь влететь в яму или еще что. Движение на них обычно очень низкое, исключение — дороги, которые все повадились использовать как срезки между более крупными. По такому куску даже приятно было для разнообразия проехаться, по постоянным кривым среди отвесных скал и глухих лесов. По пути обогнал лишь какой-то одинокий трактор.

17. Трасса 434 заканчивается в городке Юва (Juva). Проехав через Юву, я свернул на Национальную дорогу 5, чаще называемую просто Виитостие (Viitostie, фин. Пятая дорога). Трассы 4 и 5 — самые длинные дороги Финляндии, проходящие вдоль всей страны с юга на север. Движение на них весьма активное, включая фуры и автобусы, и двухполосные участки наподобие этого могут выматывать. Спасает то, что эти дороги — очень прямые, зачастую с видимостью на километры вперед, и обгоняется на них очень спокойно.

10:09, 374 км: остановился на стоянке у Виитостие где-то в муниципалитете Йоройне (Joroinen). Эта, да и большинство последующих стоянок представляла собой всего лишь короткое уширение дороги — несколько сот квадратных метров асфальта, без туалетов или мусорных баков или чего бы то ни было. Я допил банку энергетика и съел один из чебуреков. Отвратительно. Может их и правда из собак делают. А с другой стороны, может я зря наговариваю и собаки на самом деле вкусные, мне-то откуда знать.

18. На Виитостие есть несколько участков 2+1, то есть с дополнительной полосой для обгона. Это именно просто несколько отдельных участков; серьезным строительством дорог в формате 2+1, как в Швеции, в Финляндии не занимаются.

19. Объезды городов на Виитостие имеют по две полосы в каждую сторону, хотя не все они офиицально считаются автомагистралями (с зелеными табличками и прочим). В Финляндии весьма щепетильно относятся к вопросу, можно ли признать дорогу удовлетворяющей всем критериям автомагистрали. Проезжаю объезд города Варкаус, уже в следующем по пути регионе, Северной Савонии. Varkaus, кстати, означает «разбой». Большинство финских названий, если их перевести, на самом деле достаточно обыденные — всякие там Ягодные озера да Птичьи реки — но попадаются и откровенно загадочные.

20. Виитостие проходит мимо Куопио (Kuopio), главного города Северной Савонии.

21. 11:32, 490 км: после Куопио я заметил знак придорожной стоянки у съезда, ну и съехал. Стоянку я не нашел и вообще немного заблудился, в итоге выехав на узкую гравийную дорожку, пересекающую Виитостие по путепроводу. Но зато оттуда саму Виитостие смог красиво снять.

22. После Куопио движение заметно уменьшилось. Следующим заметным городом по пути был Иисалми (Iisalmi), и там я свернул с Виитостие налево, на Главную дорогу 88.

23. 12:36, 567 км: к этому времени я проехал как раз примерно половину общего расстояния до Экясломполо, и уже полностью вымотался. Я начал снова искать какую-нибудь приличную стоянку и, к счастью, нашел ее довольно быстро, практически в черте Иисалми. Она находилась в месте под названием Кольонвирта (Koljonvirta). «Вирта» значит «поток», и стоянка находилась как раз у протоки между двумя из бесчисленных финских озер.

24. Я вышел из машины и побродил вокруг, разминая ноги и прихлебывая из второй банки энергетика.

25. У Кольонвирта есть несколько достопримечательностей. Например, музей Юхани Ахо (Juhani Aho, 1861-1921), довольно известного финского писателя. Конечно же, я никогда не слышал о нем до этого. Вообще, я подумал, на самом деле мы же так мало знаем о культуре Финляндии и других не особо известных стран. Вот вы сколько знаменитых финнов знаете? Я думаю, среднестатистический человек назовет хорошо если пятерых. На самом деле, я последнее время пытаюсь как-то знакомиться хотя бы с финской литературой. Детективы Леены Лехтолайнен читаю, а «Год зайца» Арто Паасилинна вообще теперь моя любимая книга — чего-то более финского по духу и придумать сложно. Ну да я отвлекся.

26. Я больше удивился, когда увидел памятник с надписью на русском. Это оказалась могила молодого князя Михаила Долгорукого, адъютанта Александра I, погибшего в 1808 году в Битве при Кольонвирта. Это была одна из битв последней войны между Россией и Швецией. Битва закончилась уверенной победой шведов, но это им не особо помогло; в 1809 году Россия победила раз и навсегда, и вся Финляндия перешла от Швеции России (ну финнам на самом деле жаловаться особо было не на что, по крайней мере до конца 19 века, у них была широкая автономия, и жили они очень неплохо). Как и все следы Российской Империи в Финляндии, памятник берегут и ухаживают за ним.

27. Чуть не утопил фотоаппарат в этом туалете.

28. Отдохнув около получаса, я почувствовал, что силы немного восстановились, и поехал дальше. Трасса 88 оказалась самой пустынной дорогой маршрута до самой Лапландии. Она идет по бескрайним лесам, и даже мелких деревень по пути встречается всего несколько.

29. На трассе 88 под Виеремя находится один из примерно двадцати аэродромных участков дороги в Финляндии. Такие участки представляют собой просто уширенные, укрепленные и прямые отрезки трассы, которые при необходимости можно легко переоборудовать для использования в качестве ВПП военного аэродрома. Финляндия иногда проводит учения, перекрывая эти участки и сажая на них самолеты. В России, например, на трассе «Скандинавия» под Выборгом такой участок есть (там, где четыре полосы), но, насколько я знаю, туда никогда никто в реальности не садился.

Вскоре после аэродромного участка начался следующий регион — Северная Остроботния. Мне очень нравится слово «Остроботния», звучное такое. Оно шведского происхождения, означает попросту «к востоку от Ботнического залива». Сами финны зовут этот регион Похьянмаа (Pohjanmaa), «Северная земля». На самом деле Остроботний четыре: Северная, Центральная, Южная и просто Остроботния. Самая большая и важная именно Северная; ее столица — Оулу, крупнейший город северной половины Финляндии. По-фински Северная Остроботния зовется Похьёйс-Похьянмаа (Pohjois-Pohjanmaa), то есть буквально «Северная Северная земля».

На вид Северная Остроботния, правда, кажется очень унылой. Здесь уже нет многочисленных озер и скал, характерных для Карелии и Савонии.

30. 14:09, 670 км: ехал я, ехал, и заметил, что на очередной стоянке стоит фура с российскими номерами, а рядом в лесу водитель ходит, ягоды собирает. Мне стало интересно, и на следующей стоянке я сам притормозил, и прогулялся немного по лесу. Лес был весьма живописный, и в нем и впрямь было ну очень много брусники и голубики. Я попробовал несколько ягодок, ну, ягодки как ягодки. Ну на самом деле почти в любом финском лесу этих ягод тонны. Можно было всю страну «Ягодкалэнд» называть. Грибов тоже довольно много растет, правда, ни одного знакомого.

31. После трассы 88 я свернул направо на Национальную дорогу 4, она же Нелостие (Nelostie, фин. Четвертая дорога). Трасса 4 — самая длинная дорога Финляндии; начинается в Хельсинки, заканчивается в деревне Утсйоки на норвежской границе. Общая длина 1295 км. Внешне и по характеру езды эта часть дороги была очень похожа на трассу 5, тоже очень прямая и довольно сильно загруженная.

14:30, 681 км: увидел знак «смотровая площадка» и съехал. Смотровой площадкой это можно было назвать весьма условно — просто лестница на верх дамбы, ограничивавшей некое водохранилище Ульюан (Uljuan). Водохранилище достаточно живописно выглядело, тем более солнце выглядывало.

32. На стоянке у этого водохранилища я увидел еще одну фуру с российскими номерами. Это была последняя российская машина, которую я видел в этом путешествии; снова соотечественники начали появляться только на обратном пути уже недалеко от границы. Было одно исключение, правда, — старенький УАЗик из какого-то незнакомого региона, внезапно встретившийся мне как раз на самой границе Финляндии и Норвегии спустя несколько дней.

33. Проехал еще километров семьдесят или около того. Объезд Оулу — довольно длинная и приятная автомагистраль. Оулу (Oulu) — достаточно крупный город, с населением почти 200 тыс. Насколько я знаю, в нем есть больше работы для айтишников, чем в большинстве других финских городов (после Хельсинки, конечно).

34. Нелостие после Оулу.

35. Следующий город после Оулу (пригород по сути даже наверное) называется Ии. Да, так и называется. Ии (Ii). Названия на финских дорожных знаках пишутся заглавными буквами, а тут, видимо, специально вторую букву строчную написали, чтобы хотя бы понятно было, что это слово Ii, а не просто какие-то непонятные две белые палочки от балды нарисовали.

36. 15:46, 797 км: бензин, которым я заправился уже около 600 км назад в России, стал потихоньку подходить к концу, так что я остановился на заправке на парковке какого-то супермаркета с надувной свиньей на крыше. Интересно, можно ли почувствовать разницу между российским и финским бензином? Финны в свой 10% спирта подливают, для экологии или что-то в этом роде, но при езде это вроде вообще никак не ощущается.

37. Съел еще один чебурек, апатично разглядывая окружающее. Чуть поодаль на этой же парковке была станция для зарядки электромобилей. По-моему, я впервые такую вижу. Судя по всему, она бесплатна.

Вскоре после Ии Северная Остроботния закончилась и начался наконец-то искомый регион — Лапландия. Ну, пока что это была ее южная часть, которая еще мало отличается на вид от остальной Финляндии. Тем не менее, на границе региона стоит большой предупреждающий знак с картой Финляндии, где вся Лапландия заштрихована, и на нескольких языках написано, мол, вы въезжаете в зону выпаса северных оленей. Не смог на ходу его сфотографировать, к сожалению.

Между Оулу/Ии и следующим городом, Кеми, Нелостие идет вдоль берега Ботнического залива. Море с нее особо ниоткуда не увидишь, но иногда попадаются знаки Rantatie (фин. Прибрежная дорога) с маленьким маяком. Прибрежная дорога — один из официальных туристических маршрутов Финляндии.

38. Незадолго до Кеми дорога снова превращается в автомагистраль (самая северная автомагистраль в мире!), и так остается ей до самой шведской границы. Кеми (Kemi; с нашим северным городом Кемь, который «йа йа Кемска волост», не связан) — один из относительно больших по лапландским меркам городов, с населением 22 тыс. Насколько я знаю, это довольно унылый городок, и когда его проезжаешь, чувствуется сильный неприятный запах, прямо как в нашем Светогорске — по-видимому, тоже от целлюлозно-бумажных комбинатов. Кеми знаменит тем, что здесь каждую зиму строят какой-то нереально огромный снежный замок. А еще здесь хранится копия Короны Финляндии. Ну, если это вообще можно назвать копией — оригинал-то никогда не существовал. С короной неудобно вообще получилось. Когда Финляндия получила незавимость в 1917 году, ее парламент решил, что, может, было бы неплохо заиметь своего собственного короля, чтоб он шведского чморил и вообще. (Конечно, монархия была бы конституционная, двадцатый век на дворе все же был.) Не такая уж и идиотская идея — Норвегия, когда получила независимость в 1905 году, примерно как раз это и сделала, и ничего, привыкли к своему королю, гордятся. Ну а финны вот позвали на трон принца Фридриха-Карла Гессен-Кассельского, из Германии, стало быть. Все бы ничего, но тут Германия ВНЕЗАПНО проиграла Первую Мировую войну, и ее собственная монархия накрылась медным тазом. Фридрих-Карл даже доехать до Финляндии не успел, и почел за лучшее превентивно отречься. С тех пор Финляндия считает себя республикой, и делает вид, что никакой такой истории с королем никогда и не было, о чем вы вообще?

39. Кеми находится у устья большой реки Кемийоки. С трассы Нелостие хорошо видна Кемийокская гидроэлектростанция.

40. После Кеми Нелостие от трассы отпочковывается на север, где она идет дальше через Рованиеми и остальную Лапландию до норвежской границы. А автомагистраль на запад вдоль берега Ботнического залива продолжается — теперь уже как Национальная дорога 29. Это самая короткая финская национальная дорога, всего 16 км. Понятия не имею, зачем финны вообще решили строить здесь автомагистраль, потока для нее и близко нет. Может опять же просто хотели шведов впечатлить.

17:01, 883 км: большая стоянка у трассы 29 оказалась какой-то полузаброшенной. Карты на информационных щитах выцвели и изорвались. Передо мной на стоянку съехал автодом, из которого вышла пожилая пара. Дедушка зашел в туалет, и сразу же вышел со смущенным выражением лица. В туалете были сломаны раковина и унитаз, вода стекала на подтопленный пол. Туалет выглядел прям как из игры Silent Hill. Однако при всем том грязно тут не было, никакого размазанного, простите, говна, или еще чего подобного. Вот что значит культурная нация!

Хотя я уже проехал по Финляндии километров семьсот, до сих пор я почти не встречал автодомов. Наверное, в южной части страны для них уже закончился сезон. А вот в Лапландии автодомов в дальнейшем вполне себе хватало.

41. Трасса 29 заканчивается в пограничном городе Торнио (Tornio). Можно поехать на запад дальше, и по мосту через реку Торне въехать в Швецию. На шведской стороны на берегу Торне тоже есть пограничный городок, Хапаранда. Река Торне, и, дальше на север, ее приток Муонио образуют естественную границу между Финляндией и Швецией. Многие города и деревни в долине Торне на финской стороне имеют шведских близнецов по ту сторону реки.

Торнио и Хапаранда сами по себе достаточно интересное место, но мне надо было поворачивать на север, на Национальную дорогу 21. Эта дорога следует вдоль Торне и Муонио до самой норвежской границе на крайнем северо-западе Финляндии.

Трасса 21 — часть международного маршрута E8; она продолжается дальше в Норвегию, и кончается у фьорда Люнгенфьорд (Lyngenfjord), в городке Шиботн (Skibotn). Вся дорога, от берега Ботнического залива до фьорда, также известна как туристический маршрут Дорога Северных Сияний. По-моему, это самое красивое и романтичное название дороги на свете. Ну, точнее, я позже на каком-то информационном щите прочитал, что раньше, в доавтомобильные времена, этот тракт назывался Дорогой Четырех Ветров — еще романтичней.

Кстати о северных сияниях! Северные сияния в Лапландии — довольно частое явление, и сентябрь-октябрь считаются хорошим сезоном для наблюдения. К сожалению, в течение всего своего путешествия я так ни разу и не увидел северное сияние. Не могу сказать, что очень сильно старался, правда — просто выглядывал по вечерам периодически на улицу и пялился на небо несколько секунд. Может, я просто все пропустил. Ну, в любом случае, вот как раз и повод вернуться снова, правильно же?

Не могу также не упомянуть, что по-фински северное сияние называется «ревонтули» (revontuli), что означает «лисье пламя». Финны верили, что северное сияние получается, когда небесная лиса машет по небу хвостом. В финском языке много красивых слов, и очень много дурацких слов, но revontuli — мое любимое.

42. Дорога Северных Сияний была самым приятным участком всего маршрута, с большим отрывом. У меня даже второе дыхание открылось; трасса Нелостие успела меня снова безумно вымотать. Машин почти нет, часто попадаются красивые виды реки Торне. И всю дорогу до этого рельеф был абсолютно плоский, а тут стали появляться первые сопки, как на финском, так и на шведском берегу. Пока что совсем низенькие и лесистые.

17:30, 910 км: остановился полюбоваться в месте под названием Кукколанкоски (Kukkolankoski), у порогов на Торне, рядом с небольшим придорожным кафе. Из-за этих и других порогов Торне никогда не была судоходна, но зато это самая длинная незапруженная река в Европе.

43. Елки на дальнем берегу — уже шведские! Ну разве не круто?!

44. 18:13, 966 км: снова остановился полюбоваться за городком Юлиторнио. Ylitornio значит Верхний Торнио. Как и в самом Торнио, в Юлиторнио есть мост на шведскую сторону (виден на заднем плане); город на шведской стороне называется Эвертурнео (Övertorneå), что также переводится как Верхний Торнио.

Всего через Торне и Муонио существует шесть мостов между Финляндией и Швецией:

  • Из Торнио (Tornio) в Хапаранду (Haparanda); на самом деле там несколько мостов, включая железнодорожный;
  • Из Юлиторнио (Ylitornio) в Эвертурнео (Övertorneå);
  • Из Пелло (Pello) в Пелло (шведский городок так же называется, как финский);
  • Из Колари (Kolari) в Каунисйоэнсуу (Kaunisjoensuu);
  • Из Муонио (Muonio); со шведской стороны вроде нет поселения;
  • Из Каресуванто (Karesuvanto) в Каресуандо (Karesuando).

Да, я знаю, что для вас это абсолютно ничего не значащие названия, просто мне нравится их цитировать. Любопытный факт: финско-шведская граница официально проходит по самому глубокому месту Торне и Муонио. Но река со временем меняет свое течение, и каждые пять лет границу уточняют. Так что некоторые мелкие островки в ней меняли подданство между Финляндией и Швецией в достаточно недавние времена.

45. 18:33, 987 км: незадолго до города Пелло я увидел знак «Полярный круг» и, конечно, не мог не остановиться.

46. У Полярного круга устроена большая стоянка со стелой с предыдущего фото, и кафе с магазином подарков. Кафе уже было закрыто. Рованиеми тоже располагается практически на самом Полярном круге, и они постоянно это рекламируют, но мне было приятнее впервые в жизни пересечь Полярный круг именно здесь, в укромном месте у тихой дороги Северных Сияний.

Около семи вечера стало быстро темнеть, но мне оставалось уже меньше ста километров. Пришлось, правда, сначала сделать небольшой крюк.

47. 19:50, 1082 км: крошечный городок Колари на самом деле является центром того муниципалитета, где находится поселок Экясломполо, куда я ехал. Сам Колари (Kolari; фин. Автокатастрофа; еще одно странное название; так или иначе, в автокатастрофу я там не попадал) — не особо туристическое место. Здесь находится самая северная железнодорожная станция в Финляндии. В Хельсинки можно погрузить свою машину на поезд в специальный вагон, приехать в Колари (или Рованиеми; может еще одна или две станции таких есть) ночным поездом, выгрузиться здесь, и поехать дальше. Планируя поездку, я думал над таким вариантом, но решил, что дороговато будет, да и мне было интересно прокатиться через всю Финляндию.

Тем не менее, в Колари мне все же нужно было заехать, чтобы попасть в «Р-Киоски». «Р-Киоски» (R-Kioski) — финская сеть небольших магазинчиков, похожих на «7-11» во многих других странах. Можно купить здесь готовую еду или что-нибудь для микроволновки, пиво, газеты, и другие предметы первой необходимости. А еще можно купить предоплаченную SIM-карту для звонков и/или Интернета. Я не был до конца уверен, но похоже было, что Wi-Fi в моем коттедже нет (так и вышло), так что я решил купить SIM-карту для Интернета. Я заранее до выезда записал адрес «Р-Киоски» в Колари, и без труда нашел его с помощю навигатора. Ну, в Колари вообще заблудиться трудно, здесь по большому счету одна улица (субъективно Колари даже кажется значительно меньше Экясломполо).

Продавщицей в «Р-Киоски» оказалась строгая дама лет шестидесяти, не говорившая по-английски. Почти все в Финляндии неплохо говорят по-английски, но исключения всегда бывают, особенно среди старшего поколения. Тем не менее, каким-то образом я все же сумел дать понять, что меня интересует. Для Интернета у них была всего одна SIM-карта, кажется, оператора «Сонера», хотя не уверен. Ее и купил то ли за 20, то ли за 25 евро. Хорошее изобретение — предоплаченные SIM-карты. Покупаешь в магазине, втыкаешь и готово. Ничего подписывать не надо.

48. Последние километры перед поворотом на Экясломполо. Экясломполо находится в стороне от долины Торне, и с дорогой Северных Сияний его соединяет Региональная дорога 940. Вскоре после того, как я свернул на эту трассу 940, начался сильный дождь. Ехать в темноте в дождь по этой узенькой дороге было откровенно страшновато. Я ехал не больше 50-60 км/ч, и все равно опасался наехать на внезапного северного оленя.

В этих местах уже начинаются знаменитые лапландские фьельды (невысокие пологие сопки с плоскими каменистыми вершинами), но в темноте, конечно, увидеть их было невозможно. Да и после целого дня в дороге я, страшно сказать, устал от финских пейзажей. Впрочем всего лишь до следующего утра.

49. Я поглядывал, как в навигаторе сокращаются цифирки оставшегося расстояния, и в конце концов впереди показался свет фонарей. Экясломполо! Въехав в поселок, я свернул направо на его главную улицу, Тунтуринтие (Tunturintie, фин. Дорога на фьельды), и сразу же узнал светящуюся вывеску торгового центра «Йоунин Кауппа», которую я запомнил с панорам Гугла. Еще километр, и я свернул на короткую тупиковую улочку, усеянную бревенчатыми коттеджами. Я сделал по ней круг, нашел тот, который больше всего походил на фотографии, и заехал на его довольно большую покрытую гравием парковку, чтобы посмотреть поближе. Номер над дверью совпадал с бронью. Я нашел свой коттедж.

В такие моменты у меня всегда бывает странное ощущение — я, получается, проехал на машине сотни километров, позади остались сотни деревень и городов, бескрайние леса, многочисленные реки, и тысячи и тысячи человек, и тем не менее я приехал именно в это конкретное место к этому конкретному дому, который меня ждал. Ну, просто, я ведь мог до любого из миллионов домов во всей Финляндии доехать же, но доехал не до какого-то, а именно до этого! Не знаю, получается ли у меня описать это чувство.

20:39, 1123 км: финиш. Даже не понадобилось открывать третью банку энергетика.

Я заглушил мотор и несколько секунд посидел в тишине. Потом встал и пошел отпирать коттедж. Здесь возникли некоторые затруднения.

Когда я бронировал коттедж несколькими неделями раньше, компания «Lost in Lapland» прислала мне несколько страниц разных правил и инструкций. Почему-то часть была на финском, часть на английском, а часть на плохом русском, явный машинный перевод. И именно русский текст включал фразу (не дословно): «по прибытию найдите небольшой ящик на земле. Откройте его с помощью кода, который вам придет по SMS, и достаньте ключ от коттеджа». Ну, я и стал искать не земле означенный ящик — в темноте, под дождем, хорошо что фонарик был под рукой. Ничего и близко похожего я не нашел.

Других вариантов не оставалось, и я был вынужден позвонить администратору «Lost in Lapland». Я не люблю говорить по телефону, а также до сих пор порядком стесняюсь, говоря по-английски. Я в курсе, что у меня с английским все хорошо (я в конце концов не зря эти отчеты на английском дублирую же), просто мне очень редко приходится говорить по-английски вслух, да и в поездках я обычно всякие переговоры с продавцами, официантами и т. п. пытаюсь спихнуть на друзей. Тем не менее, коттедж сам себя не отпер бы, и я позвонил. Женщина-администратор очень старалась помочь мне, но так и не поняла, как же я умудрился не заметить этот ящичек с ключами. Она перезванивала мне несколько раз, задавая вопросы наподобие «вы уверены, что стоите у нужного коттеджа?», а я обшарил каждый квадратный метр земли у этого и соседних домиков (ну там может ветром сдуло), чуть не разобрав какой-то вентиляционный канал в процессе. Послать кого-либо помочь мне лично они не могли, и уже предложили было перебраться в другой домик в другой части Экясломполо.

В этот момент я посмотрел на дверь еще раз и почувствовал себя идиотом. Ящичек с ключами находился на стене, приколоченный рядом с дверью. Он был очень маленький, а колесики, с помощью которых нужно было вводить код, были закрыты крышечкой, и я его все это время принимал за какой-то электронный замок. Ну, дальше все просто оказалось. Я достал ключ, отпер и открыл дверь, и извинился перед администраторшей, что потратил столько ее времени впустую. (Я добрых 45 минут с этими ключами провозился.) Но все-таки, если кто-нибудь из «Lost in Lapland» это прочитает: ребята, у вас офигенные коттеджи, но пожалуйста, не надо присылать инструкции в машинном переводе, пусть все будет на английском. В инструкции было сказано буквально «ящик на земле», корявым языком, но смысл был абсолютно однозначный.

50. Тем не менее, я все это немедленно позабыл, едва войдя в коттедж. Там было божественно. Я вытащил свои вещи из багажника, запер дверь, плюхнулся на диван и открыл бутылку игристого. О коттедже и о первом дне в Экясломполо я расскажу в следущей части — продолжение следует.

Опубликовано: